Murbella
 
Главная страница
Слэш
Яой и оригиналы
[+] Галерея
[+] Дневник
[+] E-mail Juxian
Слэш
Autor - Rhys (gwynbones@attbi.com)
Перевод - Murbella R. (murmiju@inbox.ru)
моральная поддержка - Miju (Miju_anau@inbox.ru)
Raiting - Nc-17
Жанр: PWP, slash
Summary - Северус взялся разрешить пари между двумя гриффиндорцами, за это ему досталось больше, чем он рассчитывал.
Pairing - Снейп/Люпин/Блэк/Дж. Поттер
Disclaimer: ничего мне не принадлежит.
Разрешение на перевод: С автором связаться не удалось (хотя попытки были)

ПАРИ
(THE WAGER)

Северус вяло ковырял вилкой в своей тарелке. Он даже не поднял голову, когда услышал голос Люциуса Малфоя с другой стороны стола.

«Черт побери! Что с тобой такое творится?», - спросил ворчливо старшекурсник, но Северус сфокусировал взгляд темных глаз на тарелке, вздохнув так, что волосы упали ему на глаза.

«Ничего».

«Ну ладно, ничего. Ты ведь всех уже достал. А если не будешь нормально есть, то будешь похож на скелет еще больше, чем сейчас».

Северус соизволил поднять глаза и состроил бледную улыбку хмурому блондину, стоявшему прямо перед ним:

«Не думал, что тебя это так беспокоит».

«Не беспокоит. Я только не в восторге о того, что мои работы по Зельям скатились до первоначально-неприемлемого-для-моего-отца-уровня», - Люциус злобно вертел ножом, прямо перед младшим мальчиком, направляя острие в его сторону - «Раскалывайся, в чем дело, Северус».

«Не в чем тут раскалываться», - протестующее заявил Северус, пожимая острыми плечами. И быть не могло, честно говоря.

Темноволосый мальчик не мог связать свое в последнее время неважное настроение с чем-нибудь конкретным, это была своего рода всеобщая неудовлетворенность жизнью.

В школе все было хорошо, как обычно. Северус был слишком умен, чтобы плохо успевать по школьным дисциплинам, однако оценки по Трансфигурации могли бы быть и выше. У него, конечно, было много друзей... но и здесь что-то было не так, по его мнению. Несколько слизеринских мальчиков, с которыми общался Северус - Люциус, Эван, Гевин, Рави и Эйвери - конечно, для общения хватало и их, но в действительности ни с кем из них у него не установилось близких отношений. Само собой, кроме Люциуса. Но этот холодный блондин весьма тесно общался с Сириусом Блэком, разве не так? И если они не дрались в холле, то трахались как кролики в одной из спален. Однажды Северус имел несчастье заглянуть туда во время их жаркого занятия. Тут же, почти касаясь его головы, пролетел подсвечник, с безошибочной точностью брошенный Люциусом. Может, именно это и считалось страстью. Может, это именно то, чего ему не хватает в жизни, то есть что-то вроде близких отношений. Северус отчаянно над этим размышлял. В конце концов, он вряд ли относился к тому типу мальчиков, которые были в цене у парней постарше: слишком хрупкий - кожа да кости, спутанные блестящие волосы, большой нос с горбинкой, и такого оливкового оттенка кожа, которая была слишком светлой, чтобы считаться экзотической и довольно темной, чтобы считаться белоснежной. Резкий толчок в спину прервал угрюмые мысли Северуса. «Ой!» - он испуганно вздрогнул и поднял глаза. Увидев ухмыляющегося Люциуса Малфоя, он положил вилку обратно и недовольно нахмурился, брезгливо стряхивая с рук хлебные крошки.

«Чем ты это сегодня так расстроен, Люциус? Убежал от домогающихся гриффиндорцев?»

«Фу! Какой же ты грубый!» - Старшекурсник обхватил его сзади за плечи, откинув вместе со стулом назад. - «Ты просто завидуешь, Северус!»

«Точно!», - Равви Лестрендж, сидевший через несколько мест от него, кинул горошину в голову Северуса, но вместо этого попал в Гевина Крабба.

«Ой!», - Гевин встал из-за стола и вытянул свою невозможно длинную шею, пытаясь как-нибудь достать в отместку полуиндийца, который со смехом отступил назад.

«О да, Люциус! Я действительно сильно расстроен, что мне некому ломать нос между занятиями каждую неделю. Нет, я вполне искренен. Или, например, что нет у меня какой-нибудь круглощекой Хаффлпаффки, с которой я бы обжимался в Астрономической башне, после чего не мог бы от нее отвязаться. Изволь.», - Темноволосый мальчик насмешливо закатил глаза.

«Эй ты! Джулия не круглощекая!», - сердито запротестовал Рави, проигнорировав Гевина, который тут же дал ему подзатыльник, воспользовавшись его невнимательностью. -« Эй!»

Но Гевин, восстановив этим справедливость, уселся на место напротив них с самодовольной ухмылкой:

«Она нисколько не... она», - «Чувственная» - сидящий за столом Рави вступил в разговор, попав под целую очередь мрачных взглядов в свой адрес. Он резко замолчал, обратив внимание на то, насколько удовлетворенно выглядит Северус.

«Ты завидуешь, Северус, что в твоей жизни нет таких страстей», -прервав свое молчание, заявил Люциус при нескольких хихикающих слизеринцах. Он встал напротив младшекурсника и презрительно фыркнул. Впрочем, Северус действительно считал, что это предположение могло оказаться правдой.

В то время, как Эйвери и Эван громко рассуждали, может ли значение слова «страсти» относиться к безудержному сексу или, возможно, только к хорошему минету, Северус скользнул медленным взглядом на гриффиндорский стол. Там он увидел Сириуса Блэка, развалившегося на стуле непринужденно и расслабленно. Он действительно довольно хорошо выглядел. Внезапно до Северуса дошло, насколько тот физически притягателен. Но при этом Сириус был таким ублюдком! Временами он был просто невыносим! Как, например, сейчас, когда этот отлично-сложенный гриффиндорец непринужденно-дружеским жестом придушил рядом сидящего ученика, обхватив его шею рукой. Этот приятель - настоящая размазня - выглядел, как пыльным мешком пришибленный. Со своими выступающими вперед зубами он был похож на какого-то грызуна, Питер-как-там-его? Блэк теперь что-то рассказывал, нечто такое, отчего лицо Питера резко залилось румянцем, он явно чувствовал себя не в своей тарелке. С другого конца стола раздавались смешки и хихиканье. Не смеялись двое, сидящие близко к Блэку - Поттер и Люпин.

Поттер обвел стол глазами, что-то сказал, и это определенно послужило причиной, чтобы Блэк убрал руку с шеи Питера и резко протянул ее через стол в сторону Поттера. Поттер непринужденно протянул ему свою руку, его лежащие в беспорядке волосы упали на глаза, когда он громко рассмеялся. Блэк резко пожал руку Поттера, и что-то как бы извинительно произнес. Четвертый мальчик, Люпин, просто внимательно наблюдал за происходящим с улыбкой «Моны Лизы». Он взглянул с сомнением на Питера и быстро кивнул головой.

Определенно, Блэк выглядел лучше всех в своей компании, но и Люциус в своей был не хуже, так ведь? Поттер тоже недурно смотрелся. Правда, он был потоньше Блэка. Питер...кажется, Петтигрю,... он был... ну совсем безнадежен. Единственно, у него были довольно симпатичные соломенного цвета вьющиеся волосы, стянутые в конский хвост. Теперь Люпин. Люпин совсем другой. Не обладающий таким животным магнетизмом, как нахальный и дерзкий Сириус Блэк, но, однако, вызывающий восхищение. Каштановые волосы с медовым отливом, густые и лохматые, лицо, которое встречается только у безмятежно спокойных людей. Однако при ближайшем изучении чувствовался сложный и глубокий характер. Широкие плечи и коренастая комплекция такого типа, что характерна для уроженца Уэльса //интересно, и почему это я помню такую незначительную подробность его биографии?//,- слизеринец задумчиво смотрел прямо на Люпина отсутствующим взглядом, решительно не замечая, что тот уже повернулся и уставился на него.

Северус быстро моргнул, и поспешно уставился обратно в тарелку //Последнее, в чем я нуждаюсь, так это дать этим педикам повод ко мне приклеиться//.

«Все в порядке, Сев?», - справа подал голос Эван, и он быстро повернулся к нему. Эван, приподняв одну бровь, посмотрел на своего приятеля. Северус кивнул в ответ: «Эван, не беспокойся об этом» Он быстро скользнул взглядом по остальным. Теперь они были поглощены обсуждением оценок по Трансфигурации и возможного раскрытия их жульничества на контрольной работе. Ну что ж, может, он и не встретил свою настоящую любовь, но не все в жизни было так плохо. По крайней мере, он так решил для себя. Продолжая ужинать, он опять невольно взглянул на гриффиндорский стол.

Он увидел Блэка и его друзей, которые, смеясь и болтая, вдруг как-то резко замолкли и переключили свое внимание на Люпина, который, уставившись на поверхность стола, сосредоточенно что-то там выцарапывал. Определенно, Люпин держался, так, как будто пытался сохранить какую-то сокровенную тайну от всего прочего мира. Поттер внезапно откинулся назад на спинку стула, задумчиво потирая подбородок, в то время как Блэк наклонился к нему и зашептал что-то на ухо. На лицах обоих мальчиков явно отразилась какая-то умственная работа, Петтигрю хмуро взирал на них. Затем Поттер решительно кивнул, они с Блэком встали и направились к слизеринскому столу.

«Не оглядывайся! Сюда направляются здоровенные гриффиндорские громилы с вечным шилом в заднице» - прошептал Эвану Северус. Эван, тем не менее, оглянулся, увидел двух приближающихся парней, и, хихикая, повернулся обратно.

«Посмотри, твой дружок не может дождаться ночи, чтобы отправиться к тебе в спальню, Люциус!» - ехидно заметил Северус, из-за чего блондин резко прервал свою беседу с Рави.

«Естественно, я ведь неотразим» - невозмутимо парировал Люциус, но его серые глаза вспыхнули от любопытства, а брови приподнялись домиком, в то время как оба гриффиндорца остановились прямо за спиной Северуса.

«Эй, подвинься!» - грубо прикрикнул Блэк на Эвана, протискиваясь между двумя слизеринцами. При этом он фамильярно опустил свою тяжелую руку Северусу на плечо. Поттер же небрежно облокотился на другое его плечо. «Эй!» - младшекурсник возмущенно вскрикнул, вздрогнув от неожиданности. Оба гриффиндорца проигнорировали его протест, обратив все свое внимание на Люциуса.

«Слушай, Люциус, ты не дашь нам Снейпа на ночь взаймы?» - лениво спросил Блэк, наклонившись вперед и крепко обхватив своей рукой Северуса за шею.

«И что же вы от него хотите, а?» - спросил Люциус, удивленно разглядывая своего любовника.

«О! Всего лишь, чтобы разрешить наш спор» - ухмыляясь, в своей расслабленной манере ответил Поттер.

«Что за спор?» - немного настороженным голосом спросил Люциус. Он явно был заинтересован, предоставив Северусу кипеть от злости под тяжестью двух подлых гриффиндорцев. - «Я не сдаю внаем своих слизеринцев».

«Спасибо, Люциус», - немного неуверенно сказал Северус, получив в ответ от Люциуса кривую ухмылку. Люциус продолжил: «Как я уже говорил, я не могу сдавать внаем своих слизеринцев, кроме как для разрешения старых споров. Это должно быть стоящим делом». Он проигнорировал крики негодования, издаваемые Северусом. Блэк, освободив его шею, наклонился через стол и что-то зашептал в ухо своему бойфренду. Тот окинул Северуса оценивающим взглядом и ухмыльнулся еще шире.

«Люциус, ты ведь не можешь...»

«Могу, если ты хочешь остаться со мной в хороших отношениях, Северус» - пресек его возражения старший мальчик, свирепо взглянув на Северуса. Но младшекурсник и так знал лучше, чем кто-либо, каково это - спорить с Люциусом Малфоем, когда он принимал какое-нибудь решение. Быть у него на плохом счету означало все виды дополнительных работ после уроков, когда у того были проблемы в учебе. А также это значило находиться на положении несчастной невинной жертвы ярости этого блондина.

«Ну, здорово!» - воскликнул Северус - «Просто замечательно!» - Он опять уставился в тарелку, его лицо от злости стало темно-красным.

«Северус...» - младший мальчик, все еще хмурясь, поднял глаза, но был немного заинтригован мягкостью в голосе своего старшего товарища - «Верь мне, ты просто не в курсе. Ты потом сможешь поблагодарить меня, когда все закончится»

«И что это будет?»

«Не могу тебе сказать...» - Люциус взглянул на улыбающихся Поттера и Блэка, многозначительно усмехнулся, что окончательно довело Северуса до белого каления. Опять усмехнулся, затем продолжил «Я семикурсник, и знаю лучше».

«Замечательно!» - повторил Северус угрюмо, пригнувшись еще ниже, чтобы освободить свои плечи от ненавистных прикосновений двух приятелей - гриффиндорцев.

«Ну, пошли», - рассудительно промолвил Поттер, в то время как Блэк уже выпрямился и выжидательно смотрел.

«Что, прямо сейчас?!» - Северус в ужасе поднял на него глаза.

«Да. Чем это время хуже другого?», - ответил Блэк, дергая младшекурсника сзади за мантию. Сжав губы в тонкую линию, Северус встал из-за стола, метнул еще один яростный взгляд в Люциуса, перед тем как с явной неохотой проследовать за двумя старшими гриффиндорцами из Большого Зала.

Он предполагал, что они пойдут в спальню или может, выйдут на улицу. Какое бы унижение они не запланировали, оно могло быть разыграно с ним только в уединенном месте. Тем не менее, Блэк ленивой походкой шел школьными коридорами дальше классных комнат, поднялся на три лестничных пролета и свернул в маленький, редко посещаемый коридор на четвертом этаже. Портреты на стенах наблюдали за ними с нескрываемым интересом, им так редко случалось видеть посетителей в этом крыле. Одна, особо наглая ведьма, прыгала из рамы в раму, следуя за ними, и безумно хихикала.

«Нашел, кого-то, с кем можно позабавиться, а, Сириус?» - подначивала ведьма. Блэк не обращал на нее внимания, но Поттер довольно вежливо отозвался, - «Ну, только отчасти, Мириел. Это немного ..... другое».

«О, заткнись, Джейми», - в раздражении прошипел Блэк.- «Мириел тут за самую главную сплетницу...»

«О, что же здесь плохого?» - возобновила ведьма свои расспросы, кидая многозначительные взгляды на Северуса - «Не так уж много людей приходят сюда, чтобы поговорить со мной... Эй, маленький мальчик!» - Северус метнул в нее свирепый взгляд, пытаясь хоть как-то пресечь эти, по-видимому, бесконечные насмешки.

«Я не маленький мальчик!» - он был выше и Поттера и Блэка!

«Ты побеспокоился бы лучше о себе, малыш... эти двое - ненасытны!» - с этими словами ведьма поспешно юркнула в портрет к одному из прежних директоров, доселе мирно спящему. Тот испуганно отшатнулся в глубину рамы.

«Что это значит?» - подозрительно спросил Северус у Блэка.

Но тот лишь неприятно осклабился, и достал свою волшебную палочку, остановившись перед обшарпанной дверью. - «Неважно, Снейп», - предостерегающе бросил он. Затем прошептал в дверь заклинание, дополнив его сдержанным взмахом палочки - «Effregi». Скрипя, дверь отворилась, и Блэк вошел внутрь. Поттер сзади подтолкнул в комнату теперь еще больше сопротивляющегося Северуса.

В неровном свете, поступающем от горящих в коридоре факелов, это помещение выглядело как кладовая: старые столы, нагроможденные в беспорядке вдоль одной стены и груда сломанных стульев там же. Пыльные ковры свернуты в рулоны и уложены в линию вдоль другой стены, а около дальней стены... кровати. Три довольно широких койки, причем две из них были разобраны и выглядели так, как будто недавно там счастливо проживали несколько крысиных семей. Третья была чистой, и даже застеленной свежим бельем, с набросанными сверху несколькими, с виду мягкими подушками. Северус резко развернулся на пятках в обратную сторону, приняв решение немедленно отсюда убраться //И к черту, чего там хотел Люциус!//. Но Поттер, хитро улыбаясь, преградил ему путь. Одновременно с этим дверь захлопнулась, погрузив комнату в абсолютную темноту. От этой внезапной потери видимости, - наряду с присутствием рядом с ним, в черт знает где находящейся комнате двух парней, которые были старше его и не были его друзьями, и особенно от вида только что застеленной кровати, его сердце тоскливо сжалось и слизеринец испуганно охнул. Этот жалобный вздох рассмешил обоих гриффиндорцев. Поттер, задыхаясь от смеха, еле выговорил: «Elucido!». Комната вдруг засверкала мерцающими огнями от множества свечей, расставленных повсюду и осветивших даже самые темные углы. Северус моментально отпрыгнул назад подальше от двух старших мальчиков, с глухим стуком ударившись бедром о кромку стола.

«Что, черт подери, вы от меня хотите?» - зашипев от боли, спросил он.

«Да перестань ты, Снейп! Мы не собираемся обижать тебя», - глумился Блэк - «Мы же не то, что твои друзья - слизеринцы».

«Вы уж, пожалуйста, извините меня за то, что ошибся насчет ваших намерений», - огрызнулся Снейп - «Но у меня нет никаких идей насчет того, что было у вас на уме, когда вы привели младшекурсника в заброшенную кладовку, где единственной используемой мебелью является кровать!»

«Это не так, Снейп» - Поттер пытался говорить успокаивающим тоном. -«Ну, не совсем ... э-э, может, ты присядешь, пока мы будем объяснять?»

«Куда бы ты хотел, чтобы я сел, Поттер?» - холодно спросил Северус, окидывая комнату взглядом - «Может, на кровать?»

«Я же говорил тебе, что надо было принести сюда хотя бы несколько стульев, или кушетку» - пробормотал Блэк своему другу -«По крайней мере это должно быть что-то, чтобы...»

«Хорошо, хорошо, мы все можем постоять» - поспешно решил проблему Поттер.

«Давайте, поспешите со своими объяснениями» - неприветливо скомандовал Северус, стряхивая пыль, приставшую к мантии, когда он приложился о давно не мытый старый стол. - «Некоторым еще надо делать домашнее задание».

«Кто-то торопится уйти отсюда?» - Блэк покосился на слизеринца, который явно чувствовал себя очень некомфортно. - «Я так не тороплюсь» - продолжил он, поддразнивая его - «Некоторым из нас некогда заниматься такой ерундой, как домашние задания...»

«Это не то, о чем мне говорил Люциус ...»

«Сириус!» - внезапно вмешался Поттер - «Хорошо, послушай, Снейп! Тут вот какое дело. Сириус и я заключили пари, и ты нужен для его разрешения. Ты сможешь уйти отсюда прямо сейчас, в любое время. Тебя никто не будет насильно здесь удерживать, понимаешь? Но ты должен хотя бы нас выслушать».

Снейп резко кивнул, злясь на себя за любопытство. Может, они поспорили насчет зелий? Или, может, им нужна кое-какая информация о знакомом ему слизеринце, которой владеет только он? - «Продолжай».

«Ну, видишь ли...» - Поттер, казалось, сомневался, как начать. Он уставился в потолок, собираясь с мыслями, в то время как Блэк нетерпеливо фыркнул - «Слушай, это же совсем просто. Люциус как-то сболтнул мне, что ты очень хорошо берешь в рот, ну я и поделился с Джейми, верно? А мне сдается, что Люциус, скорее всего, просто соврал мне, как последняя задница, потому что такой маленький лицемер и тихоня как ты, не может быть классным в этом деле, но Джейми ответил мне, что, по его мнению, как раз такие скромники в койке лучше всех, потому что Рем...»

«Сириус!!!»- Поттер внезапно прервал витиеватые объяснения Блэка.

«Ну... да, вот... так или иначе, но мы с Джейми заключили это пари, и я поставил пять галлеонов на то, что ты не так уж и хорош в смысле умения ублажить в оральной форме...». - Блэк выжидающе улыбнулся Северусу, который, покачивая головой, легонько потирал пальцами свой лоб.

«Дай мне догадаться, Блэк. Ты хочешь, чтобы я отсосал вам обоим, а вы бы при этом могли что-то там решить для себя?» - Северус в недоверии поднял одну изящную бровь.

«Ну да, вроде того», - весело согласился Блэк.

Слизеринец вздохнул.

«И это была лучшая история, которую вы смогли придумать, чтобы уговорить меня добровольно вас ублажить? Или вы найдете еще какие-нибудь способы меня унизить?»

В конце концов, в их разговор вмешался Поттер:

«Как я уже говорил, ты не обязан делать это. Мы действительно заключили пари. Но с моей спины шкура не слезет, сделаешь ты это, или вернее, если не сделаешь. Думаю, что вопрос никому не повредил, как считаешь?»

Северус, недовольно сдвинув брови, обдумывал, насколько искренен старшекурсник. В отличие от Блэка, который прямо-таки источал фальшивую «искренность», одновременно с тем, как его речи были явным враньем, Поттер не умел «сохранять лицо», когда обманывал. Он осторожно все это обдумал, затем спросил:

«А с какой это радости мне в этом участвовать?»

«О, мы можем сделать так, чтобы ты не пожалел о затраченном тобой времени», - вклинился Блэк, плотоядно глядя на Северуса. Слизеринец ужаснулся, заметив, что распутное выражение лица идет старшекурснику не меньше, чем его обычная приторно-сладкая улыбка. Действительно, лишь некоторые люди выглядели привлекательнее него, и то ненамного.

Северус прислонился спиной к старому столу, и вперился взглядом в потолок, напряженно обдумывая происходящее //Ладно, почему бы и нет?//. В конце концов, это не было чем-то вроде того, когда он, при необходимости, занимался такими вещами со своими приятелями. Это произошло, в конце концов, из-за его репутации. Хотя ему казалось, что это Люциус подставил его, желая не упустить случай поддержать имидж их факультета. Тем не менее, маленькие глупости, совершаемые между друзьями, полностью отличались от подобных дел.

Он не был уверен, действительно ли он доверяет Поттеру или Блэку. Нет, он совершенно не доверял Блэку.

«И что произойдет, если вы оба не придете к согласию, когда я закончу?» - осторожно спросил он.

Поттер выразительно пожал плечами.

«Тогда мы пригласим незаинтересованного третьего партнера» - ответил он рассудительно.

«Тогда почему бы мне не поработать с этим другим в первую очередь?» - продолжил подозрительно Северус, пытаясь узнать, в конце концов, на что в действительности нацеливались эти двое //У них есть друг, которого они не могут просто так уложить в постель, или еще что-нибудь в этом роде...//

«Потому что...» - начал свои туманные объяснения Блэк - «Мы тоже хотим чего-нибудь, как бы, лично для себя вынести из этого пари. Один из нас потеряет 5 галлеонов, так можно было бы и поиметь хоть какое-нибудь удовлетворение из всего этого мероприятия».

У него была сотня причин, почему следовало отказаться от этого сомнительного дела. Но, тем не менее, все это было интересной переменой в обычной рутине. И еще - он всегда хотел понять, почему Люциус мирится с таким отношением к нему Блэка и за что он его терпит. Теперь у него был шанс узнать все, так сказать, «из первых рук». - «Ладно»

«Правда?» - переспросил Блэк, а Поттер обрадовано растянул губы в счастливой улыбке в ответ на кивок Северуса, - «Замечательно!!!» - восторге выдохнул мальчик в очках.

Северус, скрестив руки на груди, смотрел на них.

«Итак, кто из вас хочет быть первым?».

«О, тут еще кое-что...», - вкрадчиво произнес Блэк, доставая свою волшебную палочку и приближаясь к слизеринцу - «Нам необходимо ослепить тебя. Только лишь для того, чтобы ты не прикладывал чуть-чуть больше усилий ко мне, ведь я тот, кто поставил против тебя. Будет справедливо, если Джейми и я получим от тебя одинаковое обращение, как думаешь?» Северус задумался, но это были, мягко говоря, запоздалые мысли. Разве он уже не спрашивал себя, можно ли сейчас доверять им обоим. Если они с самого начала планировали ослепить его, и затем привести сюда толпу своих друзей... Ну что ж, в таком случае, он все равно уже никак не сможет этому помешать. //Боже, вот теперь у меня точно появился хороший повод для депрессии...// - роились в его голове противоречивые мысли. Но сейчас он уже не мог хоть как-то обезопасить себя. - «Давайте...» - согласился он со вздохом. Блэк опять поднял свою палочку и нацелил ее между глаз Северуса прежде, чем младший мальчик успел воспользоваться шансом на протест. «Caecus» - прошептал Блэк слизеринцу в лицо, и затем все погрузилось во мрак. Северус еле сдерживал себя от того, чтобы не взвыть в тот момент, когда внезапно потерял зрение. //Это всего лишь ослепляющее заклятие, я знаю контр-заклинание ..... и ... какого дьявола я вляпался в эту историю?!!!// Внезапно теплая рука сильно обхватила его правое запястье, потянув вперед. Северус последовал за этим рывком, осторожно шаркая ногами по полу, не полностью уверенный, куда Блэк собирается вести его. Наверняка, к кровати. «Подними ногу повыше, здесь начинается ковер» - прошептал впереди доброжелательный голос Поттера, и младшекурсник немного успокоился.

Несколько мгновений спустя, он почувствовал, как его колени легко уткнулись в ребро кровати, после чего чьи-то проворные пальцы прикоснулись к застежкам на его мантии. «Что...»? «Может, ты будешь чувствовать себя лучше без этого?» - резкий голос Блэка прямо в ухо заставил его непроизвольно подпрыгнуть. Он почувствовал, как сзади в его шею довольно посмеивается другой мальчик. В это же время с него сняли мантию, но этим и ограничились. Он почувствовал, что Блэк куда-то отошел. Северус стоял в полной темноте, усиленно вслушиваясь. Шелест ткани .... Один, или оба снимают свою одежду? Тихий шепот, из которого он не мог выделить ни слова. Он нахмурился, упорно напрягая слух. Внезапно его опять потянули вперед и, мягко нажав на плечи, поставили на колени. К его облегчению, на полу лежал толстый ковер. С тех пор, как он понял, что будет находиться здесь гораздо больше, чем это необходимо для пары минетов, мысль о том, что не надо стоять коленями на голом полу, немного утешала. Он услышал, как кто-то сел на кровать перед ним, и с усмешкой, поднял руки, чтобы освободить ноги этого кого-то от брюк. «О, ты же в действительности не думаешь, что мы сможем сделать это должным образом, если вытащишь из трусов только свой член?» - спросил он насмешливо, и несколько раздраженно - «Эй!» крикнул кто-то. По звуку похоже на голос Блэка. «Ну! Ты хочешь, чтобы я сделал это как надо, или нет?» - нетерпеливо прибавил Северус. Этот кто-то перед ним резко остановился и отпрянул назад. Что-то мягко прошелестело, коснувшись его бедра .... И затем этот некто вернулся обратно. Северус осторожно подался вперед, стараясь определить, с чем он будет иметь дело - ничего кроме теплой кожи и мускулистых бедер. //Который из них? Оба играют в квиддич, значит, развитая мускулатура - не показатель.// Он провел кончиками пальцев вдоль поверхности ног, быстрыми движениями поглаживая внутреннюю сторону бедер, извлекая дрожь из того, кто стоял перед ним. Шепот над его головой, затем ... два голоса? Один из них должно быть или сидит очень близко, или стоит прямо за другим, заключил он. Он продолжил исследование длинными умелыми пальцами, скользнув вверх по бедру и следуя по линии бедренной кости. Тыльной стороны его руки легонько коснулось чего-то теплое, и он представил, что кто бы это ни был, он явно возбужден, поэтому Северус слегка отклонился влево. Не обращая больше ни на что внимание, он прижал большие пальцы к стройным бедрам стоящего перед ним мальчика, затем скользнул пальцами до паховой складки, нежно коснувшись подобных проволоке волос. Потом Северус наклонил голову, позволяя своим волосам свободно упасть вперед, и всей этой шелковистой массой пощекотал пах старшекурсника, который и так уже жарко и прерывисто дышал, как будто испытывая удушье. Поттер? В итоге, он опустил пальцы на возбужденный фаллос мальчика. Кожа была мягкой, крайняя плоть закрывала головку, и он осторожным нажатием отвел ее назад. Задержав свои ладони на внутренней стороне бедер партнера, он глубоко вдохнул, ощутив богатый мускусный запах возбужденного подростка. Сладкий и чистый... если это Поттер, он, должно быть, недавно мылся. Обхватив длинными пальцами основание его члена, он нежно лизнул его кончиком языка. Вскрик и дрожь. Определенно, Поттер. Теперь перед Северусом встала проблема: поработать над Поттером вполсилы, чтобы тот смог выиграть пари? Ведь, как он знал, Поттер поставил на него и явно был к нему благосклонно расположен. Или защитить честь своего факультета и плевать, что там на уме у этих хмырей? Северус крепко обхватил губами головку члена стоящего перед ним мальчика, не представляя себе, как он может делать хоть что-то хуже, чем способен. Высокий пронзительный стон, раздавшийся внезапно над головой, стал для него неплохим вознаграждением. В это время он скользнул губами до самого основания находящегося перед ним члена. Средний размер, удобный в употреблении. //Черт, как-то он отсасывал у Рави, так у того парня член был не меньше, чем у жеребца!// Сначала, очень медленно, он коснулся языком головки члена, легонько, явно дразнящими движениями, повел языком вкруговую, в то же самое время обхватив своими чуткими пальцами его орган по всей длине. В то время как дыхание над его головой из медленного перерастало в неистовое, он сильно сжал губы, с усилием касаясь теплой плоти. Мышцы напряглись под его руками, и он почувствовал, как бедра Поттера понемногу пришли в движение. Несмотря на занятый рот, он усмехнулся и начал качать головой вниз и вверх, вслушиваясь в довольно красноречивое нарастание неясных звуков сверху над ним. Поскольку он не мог что-либо видеть, то реагировал на каждый резкий вздох и тяжелый стон, исторгаемый партнером. Но при этом Поттер был необычно тих, хотя слизеринец ожидал, что тот будет поразговорчивее. Лишь немного сдавленных стонов, как бы запертых у Поттера в глотке, и тяжелое пыхтение. Он явно пытался вести себя как можно тише и Северус с удивлением предположил, что, либо Поттер ведет себя так, чтобы не нарушать условия спора, либо это его обычный стиль поведения. Привычный к более интенсивным голосовым реакциям партнеров, Северус решил принудить к этому же стоящего перед ним подростка. Он дал члену Поттера глубоко проскользнуть себе в горло, немного расслабив мышцы, затем сделал вокруг него глотательное движение. Шумное «А-а-ахххх!!!», выжатое из Поттера было для него достаточной наградой и он начал скользить языком вверх и вниз по всей длине члена довольно долго, снова и снова. Северус получил маленькое предупреждение о приближающемся оргазме Поттера - мышцы на бедрах мальчика внезапно напряглись, а его руки крепко вцепились Северусу в волосы. Поттер быстрее начал двигать бедрами, после чего Северус почувствовал, как горячее семя хлынуло ему в глотку. Он быстро сглотнул, после чего сел на пятки, облизываясь и удовлетворенно ухмыляясь. Тяжелое дыхание Поттера, предельно сдерживаемое, и явно еле контролируемое, подсказало ему, под каким сильным впечатлением находился старшекурсник. Он почувствовал какое-то перемещение на кровати перед ним, затем Поттер отодвинулся.

Северус опять уронил руки себе на колени, терпеливо ожидая, когда вперед выступит Блэк. Интересно, долго ли продлится пауза. Он слышал какие-то влажные звуки. Они целуются? Больше всего его смутил тот факт, что он, кажется, тоже начал возбуждаться от мысли, что двое парней прямо перед ним занимаются сексом, в то время как сам он ничего не мог видеть. Испытывая дискомфорт, он неловко поежился, положив ладони рук, себе на бедра, и не зная, что эти двое сейчас делают. Насколько он предполагал, они могли прямо сейчас рассматривать его, чтобы выяснить степень его возбуждения, или ласкать друг друга до бесчувствия, лежа на кровати. Закусив нижнюю губу, он продолжал ждать. Ему показалось, что прошла целая вечность, когда он наконец-то услышал, как кровать перед ним качнулась, пришла в движение. Затем две ноги соскользнули с кровати по другую сторону от него. Длинные ноги... Наверное, Блэк следующий. Он провел руками вверх по ногам ... волос больше, чем у Поттера, и мышцы явно более развиты. В его представлении эти ноги тоже были довольно стройными. Наклонившись вперед, он почувствовал его запах. От Блэка сильнее пахло потом, и его запах был острее, чем у Поттера.

Чувственно поглаживая сверху ноги Блэка и лаская всю поверхность его бедер, он протянул руку вверх вдоль линии его живота. Кончиками пальцев он принялся щекотать всю поверхность кожи вокруг возбужденного члена Блэка. Он изучал его своими дразнящими пальцами: - так, гораздо длиннее, чем у Поттера, немного толще, поднят параллельно животу, почти до пупка. Северус слегка оттянул тяжелый пенис старшекурсника назад, и сильно щелкнул языком по его головке. Чуть более соленый вкус, и немного более горький. Он откинулся назад, проведя губами и языком по всей длине напряженного органа Блэка, и улыбнулся, услышав шумный выдох, явно являющийся результатом производимых им действий. Он гадал, Поттер это был, или все-таки Блэк, соблазнительно проводя языком по своей нижней губе. Северус рискнул предположить, что Блэку, скорее всего, потребуется более сильное воздействие, поэтому сложил указательный и большой пальцы в кольцо, смочил слюной и обхватил им головку члена старшекурсника. Ртом он последовал за этим кольцом из пальцев, предельно замедляя движение, так что Блэк мог чувствовать, как погружается в глотку слизеринца каждый дюйм его члена. Рычащий стон сверху и судорожная дрожь бедер дали Северусу понять, что его маневры оценены весьма высоко. Затем он начал ленивые круговые движения языком вокруг головки Блэкова пениса, немного приблизив к нему лицо. Как только он снова нырнул языком вниз, то почти немедленно услышал над головой хриплый возбужденный голос, страстно бормочущий: «О Боже! Да! Вот так! Давай еще...» - этот голос подгонял его и принадлежал, теперь уже без всяких сомнений, Блэку. Сразу после этого он услышал тихий спокойный шепот, и затем почувствовал какое-то движение у себя над головой. Все это время он продолжал дразнить языком головку Блэка, одновременно вибрирующими движениями пальцев касаясь его ануса. «О Боже! Так горячо так хорошо...» - Еще какая-то возня сверху, Северуса немного оттянули за плечи назад, и он почувствовал, как что-то совершенно непонятное легонько проехалось по его макушке. Что-то мягкое, но вместе с тем большое? Он не имел ни малейшего представления, что это было. Слизеринец начал заглатывать член, который он до этого сжимал рукой, медленно делая сомкнутыми в кольцо пальцами круговые движения вокруг его основания. Загадка разрешилась, когда Блэк принялся снова что-то бормотать. Все это время его слова звучали неразборчиво и приглушенно...//Поттер, должно быть подсунул ему подушку, чтобы кусать!!!// - ликующе подумал Северус. И что бы там Блэк не умолял его сделать, все поглощала подушка где-то у него над головой, а слизеринец вернулся к своему занятию с прежним рвением. Он заглатывал ртом напряженный орган Блэка практически целиком, вкруговую ласкал его языком, потом плавно отводил голову назад и опускал обратно. Несколько медленнее, чем обычно, он долго водил своими губами вдоль члена, заставляя Блэка корчиться и жалобно вскрикивать. Сосредоточившись на этом действии, Северус чуть не прозевал едва различимый звук откуда-то слева. Вот теперь еще: легкий стон был выдохнут кем-то, кто определенно пытался сдержаться. Насколько ему известно, Поттер продолжает сидеть на кровати, тогда кто это был? Некоторое время Северус продолжал скользить губами от основания до головки пениса, вводя его себе в рот и плавно выталкивая языком обратно. Как он знал из своего опыта, это было зрелище не для слабонервных: потрясающе соблазнительные и возбуждающие, его ярко-красные, сейчас сильно припухшие губы, плотно скользящие вдоль обильно смоченного слюной, и потому влажно поблескивающего огромного члена. Это сработало, - неизвестный третий участник издал еще один звук, больше похожий на тихое рычание. Заинтригованный, Северус продолжать работать над Блэком, не прекращая думать об этом неизвестном наблюдателе. Он перебросил свои длинные, почти до плеч волосы на одну сторону, выставив на обозрение длинную изящную шею и красивое горло, одновременно продолжая заглатывать внутрь и обратно крупный член Блэка. Он что-то тихо стонал сквозь заполненное горло, не переставая ласкать языком возбужденную плоть партнера. При этом он делал вид, что сам безмерно наслаждался всеми этими вещами. Но, честно говоря, он должен был себе признаться, что довольно неплохо проводил время.

Блэк безостановочно что-то бормотал над головой Северуса, который понемногу увеличивал силу своего натиска и быстроту движений, что было просто восхитительно. Поттер тоже продолжал тяжело и часто дышать, а тот неизвестный, по всей видимости, отчаянно пытался заглушить крики возбуждения. Впрочем, напрасно - они становились все громче и громче. Внезапно большие и мощные руки Блэка обрушились на слизеринца. Своими крепкими ладонями он судорожно стиснул плечи Северуса, загребая ткань его рубашки скрюченными от напряжения пальцами. Как будто обезумев, он начал бешено толкать своими бедрами вперед и назад, и слизеринцу осталось только сосредоточиться на том, чтобы попросту не задохнуться, пока Блэк неистово трахает его в рот. Одно из последних, отчаянно сильных движений - и горячая струя ударила в дальнюю сторону гортани Северуса. Он жадно все проглотил, но несколько крупных капель выплеснулось ему на губы. В конце концов, Блэк отпустил его. Слизеринец опять уселся на пятки, облизываясь, как кот, который только что отведал сметаны.

«Ну?» - требовательно спросил Северус, слепо уставившись вверх, туда, где, по его мнению, должен был находиться Блэк, - «Ваш вердикт?»

Он чертовски хорошо знал, что сделал обоим - и Блэку и Поттеру лучший минет в их жизни! Но здесь был еще кто-то третий... Один из них собирался солгать. Он знал это наверняка, поэтому совершенно не удивился, когда Блэк неуверенно протянул: «Ну, мы пока не можем...» «Да перестань ты, Блэк!» - раздраженно оборвал его Северус. - «Только если бы я не мог слышать твоих совершенно идиотских причитаний! Я абсолютно уверен, что Поттер спор выиграл!».

«Послушай...» - снова начал Блэк... Это уже начинало раздражать, и Северус с огромным удовольствием оборвал его на полуслове еще раз, - «Если ты это насчет вашего друга, то я готов порадовать еще одного просто так»,- продолжил он с самодовольной ухмылкой - «Раз мы и так уже все здесь»

«О!» - он уловил, что кровать опять качнулась, затем какие-то переговоры тихим шепотом.

«Ты уверен, что здесь еще кто-то есть, а Снейп?» - теперь голос Поттера, звучал несколько удивленно.

«Я не хотел бы, чтобы мы это обсуждали» - сухо указал Северус, после чего повернул голову в том направлении, откуда ранее до его слуха доносились те резкие вздохи и стоны: «Иди сюда».

Северус оценил реакцию неизвестного - внезапный сдавленный вздох донесся оттуда. Он почувствовал, как Блэк передвинулся, скорее всего, на другую сторону кровати. Он не думал, чем в действительности заняты Блэк или Поттер, так как пытался не упустить момент, когда к нему начнет приближаться третий участник представления. Он не был полностью в этом уверен, но... Звук мягких шагов оттуда, где, как он считал, стоял этот неизвестный... У него вдруг появилось тревожное предчувствие: что если это Петтигрю? Северус полагал, что это должен быть либо Петтигрю, либо Люпин, но, говоря честно, по некоторым причинам, он не хотел, чтобы это был Питер. Не потому, что ему не нравился Петтигрю: он ничего не знал об этом мальчике. И дело не в том, как тот выглядел - Эван был совершенно непривлекателен, да и Эйвери можно было без натяжки считать уродом. Северус без всяких проблем общался с ними. Вот только ... по ряду причин он надеялся, что это был Люпин. //Ты Люпина тоже не знаешь//, строго сказал он себе. Однако этим доводом он не смог прекратить возбужденной дрожи где-то внизу его живота. Ему было трудно придать своему лицу слегка скучающее выражение. И у него не было никакого способа узнать, кто будет следующим, так как он совершенно ничего не мог видеть.

Мягким прикосновением пальцев кто-то взъерошил ему волосы, что стало предупреждением о том, что третий мальчик дошел до кровати. Эти чуткие пальцы задержались ненадолго у него в волосах, и он инстинктивно протянул руки вперед, нащупав перед собой чью-то мантию. Еще одно осторожное движение руки - и он наткнулся на чью-то твердую ногу под мягкой тканью явно поношенных брюк. Крепкие икры ... Затем мальчик отодвинулся и зашуршал одеждой. //Снимает брюки и мантию...// Северус терпеливо ждал, держа руки у себя на бедрах. Он слышал какие-то шорохи вокруг кровати, затем неизвестный мальчик придвинулся туда, где до него сидели Блэк и Поттер - прямо перед слизеринцем. Практически немедленно он снова почувствовал его руки у себя в волосах. Он застыл, повернув лицо в ту сторону и слепо глядя вверх. Ловкие пальцы зарылись в его беспорядочно спутанные черные локоны, как бы пытаясь расчесать их. Прошло еще несколько долгих мгновений, прежде чем Северус понял, что этот третий мальчик собрался оставить его волосы в покое. Он почти робко провел руками вдоль бедер сидящего перед ним подростка. Мощные, очень мускулистые, гораздо рельефнее, чем у тех двух гриффиндорцев. Практически полностью покрыты волосами, но на внутренней поверхности бедер волосы очень мягкие. Кожа замечательно нежная, и горячая, как грелка, сделал вывод слизеринец. В это самое время его партнер начал сильно, как в лихорадке, дрожать. Услышав тихий вздох сверху, и Северус наклонился вперед, щекоча своим горячим дыханием чувствительную кожу на бедрах мальчика. Втянул носом запах его тела. Богатая, мускусная смесь, гораздо ярче, чем у тех двоих. Нежно лизнув внутреннюю сторону его бедра, он почувствовал вкус его пота и что-то ... сладкое? В завершение он легонько ущипнул эту мягкую чувствительную плоть. Короткое почти щенячье взвизгивание гриффиндорца доставило ему неподдельное удовольствие. Он повел ладони выше, к паху, и внезапно дотронулся до его пениса. Не слишком длинный, зато очень толстый, особенно у основания. Бархатная, нежнейшая кожа вокруг твердого как сталь стержня и такая горячая, как будто, пылает изнутри. Глубоко вздохнув, Северус наклонился вперед еще ниже, желая попробовать его вкус. И, в ответ на это, над головой у него раздался глубокий, удовлетворенный стон. Толком не понимая, зачем он это делает, Северус поднял глаза вверх, как будто пытаясь кого-то рассмотреть. С того самого момента, как его ослепили, Северус почти перестал воспринимать это явление как нечто ужасное, но сейчас ему отчаянно захотелось увидеть лицо мальчика. Его губы неумолимо раскрывались, медленно принимая член в себя. В следующее же мгновение замечательные пальцы гриффиндорца снова опустились ему на голову, легко и нежно перебирая волосы. Северус продолжал нагибаться еще ниже, прилагая немалые усилия, чтобы растянуть свои губы до ширины этого возбужденного органа. После нескольких попыток он достаточно увлажнил слюной эрегированный член своего партнера, что позволило его губам легче скользить вниз и вверх. Он опустил одну свою руку, и легкими движениями пальцев начал перебирать яички мальчика. Еще один стон, гораздо более долгий, почти болезненный. Пальцы гриффиндорца в его волосах снова поощрительно зашевелились. Одним из своих пальцев мальчик начал гладить тонкую кожу за правым ухом Северуса, как бы рисуя на ней линии. Тем временем, сконцентрировавшись на своих действиях, слизеринец протолкнул толстый член мальчика глубоко себе в горло, не прекращая кружить языком вокруг основания. Носом он уткнулся в ароматные завитки паховых волос партнера. Вдруг, почувствовав, что напряженная плоть партнера практически заткнула ему глотку, Северус испытал острый приступ удушья. Восхитительные до этого ощущения резко сменились страхом, и он напряженно отпрянул назад. Отдышавшись, слизеринец застыл над членом, сильно сжав своими весьма умелыми губами его головку, и немного ее посасывая, примерно так как он обычно это делал с пером во время особенно трудной контрольной работы. Его пальцы лениво и немного выжидательно блуждали вокруг основания фаллоса. Гриффиндорец снова начал рисовать пальцами плавные линии за правым ухом Северуса, чем добился от последнего тихого мычания. Левую руку он опустил ему на затылок и слегка нажал вниз, принуждая Северуса снова опустить голову, и продолжить. Этим прикосновением он не требовал, а как бы упрашивал. Слизеринец, еще немного помедлив, подчинился, и начал снова наклоняться к его паху, медленно забирая этот толстый пенис в свой рот. Когда ему это удалось, он, понемногу увеличивая темп, начал двигаться. Еще один низкий рычащий стон, больше похожий на звук, издаваемый каким-нибудь животным. Северус еще настойчивее заскользил своими губами вдоль возбужденной плоти мальчика, поднимая голову вверх и опуская вниз. Внезапно он почувствовал, как на кровати кто-то подвинулся.

«Ну разве он не милый, когда занимается этим?». Инстинктивно Северус снова поднял глаза вверх. Голос Поттера, тихий шепот, должно быть где-то справа от его партнера. «Просто смотри на него» - продолжал Поттер, растягивая слова со всей своей характерной медлительностью, ласково кого-то убеждая. Слушая сейчас голос Поттера, Северус удивленно отметил, что никогда бы раньше не подумал, что этот старшекурсник способен на такие интонации. «Как же сильно ему нравится это делать ... и, ну не совершенство ли он в этом?». Он услышал, как мальчик над его головой что-то согласно пробормотал и, хотя слизеринец очень старался, он не смог достоверно определить, кому же все-таки именно принадлежит этот голос. О, это звучало так до боли знакомо, он был уверен. Но нельзя было сказать точно, кто это все-таки был - Петтигрю или Люпин. Или даже кто-то другой. Он, не опуская своих глаз, продолжал работать над этим убийственным членом, перекатывая большими пальцами яички мальчика. В отличие от Поттера или Блэка, этот третий мальчик, как бы помогая ему, сполз чуть ниже с кровати, держа бедра почти на весу. Мышцы на его ногах напряглись от усилий, которые гриффиндорец прилагал, чтобы оставаться в таком положении. Северус начал работать ртом еще интенсивнее, помогая себе пальцами и скользя губами вниз и вверх по влажной коже возбужденного пениса подростка. Несколько глухих рычащих стонов вознаградили его усилия.

Северус смело протянул одну руку вверх, задержав ее на животе мальчика. Такие же твердые сильные мышцы, как и всюду по его телу. Рука потянулась выше, к широкой грудной клетке ... Ловкие длинные пальцы Северуса быстро нашли выступающую горошину соска, и он сначала легонько, а потом достаточно сильно начал гладить ореолу по окружности. Рычащие звуки внезапно сменились сдавленными всхлипами. Слизеринец зажал сосок между указательным и большим пальцами и начал его почти грубо крутить. Однако для гриффиндорца это оказалось уже слишком. Внезапно у него вырвался хриплый стон, а тело начало сотрясаться с мощными толчками. Он кончил с низким протяжным криком, отчаянно вцепившись пальцами в волосы Северуса. Слизеринец сглотнул, довольный. Он уже начал откидываться назад, когда руки гриффиндорца обхватили его голову, придерживая за затылок так, чтобы он не смог сесть на пол. Горячий рот надвинулся на него совершенно без предупреждения, и это была единственная причина, успел подумать Северус, почему он тотчас же приоткрыл губы навстречу этому требовательному языку. Полностью запутавшись, он, однако, не мог не признать, что поцелуй был самой наилучшей идеей за весь вечер. Определенно. Он почувствовал, как прорвавшийся между его губ язык, жадно блуждает у него во рту, как бы собираясь выпить все, что там есть, до последней капли. Северус положил свои руки на обнаженную грудь гриффиндорца, прекрасно представляя, что этот мальчик совершенно обнажен. Скользнул ладонями вверх, к его широким плечам, потом еще выше - и его пальцы утонули в волосах мальчика. Скорее короткие, чем длинные, жесткие и совсем растрепанные. Крепкая шея, такая же, как.... Прежде чем как он смог еще что-нибудь открыть для себя, тот мальчик откинулся назад, прерывисто дыша. «О Боже..», - прошептал он Северусу,- «Ты абсолютно удивительный в этом...». Северус не имел никакого понятия, к чему это относилось - к оральному сексу, или к последовавшему за этим поцелую.

«Спасибо» - ответил Северус. Он на мгновение забыл, как дышать. И сходил с ума от желания увидеть лицо этого мальчика. Толстые, с мозолистыми подушечками пальцы гриффиндорца легонько дотронулись до его щеки, почти благоговейно погладив по лицу.

«Встань» - с певучим акцентом снова прошептал этот голос. Северус подчинился, встав перед третьим мальчиком. Он немного нервничал и не знал, куда девать руки. Потом почувствовал руки мальчика у себя на бедрах. Затем они продвинулись вверх, расстегивая его рубашку и развязывая галстук. «Что ты де...?»

«Шшш..» - мягко прервал его гриффиндорец, приложив палец к его губам - «Ты не думаешь, что тебе тоже что-нибудь причитается?»

Северус кивнул, в то время как мальчик уже стащил с него через голову рубашку, обнажив его стройное легкое тело до пояса. Под холодным воздухом комнаты Северус слегка поежился. Он поднял руки вверх и взмахнул ими, как птица, перед тем как опустить на теплые плечи сидящего перед ним мальчика.- «Ты и есть мое вознаграждение?» Он ничего не мог с собой поделать, и вопрос прозвучал в его обычной сухой и саркастической манере. Так Северус пытался игнорировать трепет возбуждения, идущий откуда-то изнутри и грозящий захлестнуть его с головой. Большие сильные руки, расстегивающие ремень на его брюках, замерли.- «Если ты хочешь, чтобы я был им...» - осторожно отреагировал мальчик, он больше не шептал, скорее, говорил вполголоса. //Уэльский акцент//. «Да», - Северус непроизвольно отвел глаза влево, как бы оглядываясь, - «Да. Да, конечно». Руки снова начали двигаться, и он услышал, как прямо перед ним, тихо и облегченно выдохнули, тепло щекоча живот. Северуса пробрала нервная дрожь. Неуклюжие пальцы полностью раздевали его, действуя немного неловко. Вскоре брюки и трусы соскользнули с бедер, упав на пол. Северус, нагнувшись, снял ботинки и переступил через свою одежду назад. Потом неподвижно встал рядом, ожидая, что будет дальше.

Наступила длительная пауза, и Северус опять не знал, куда себя девать. В конце концов, гриффиндорец обхватил сильными руками его тонкую талию и потерся щекой о живот слизеринца. Его густые волосы легонько щекотали кожу Северуса. Грудью мальчик прижимался к члену Северуса, сильно возбуждая его, из-за чего тот нервно переступил с ноги на ногу. Мальчик неожиданно отступил назад, оставив в покое его тело. В это мгновение Северусу показалось, что ему просто перекрыли кислород. Он немного отступил назад с разочарованным возгласом. Затем услышал приглашение гриффиндорца: «Давай, поднимайся сюда». //А, вот оно что, он просто отодвинулся на дальнюю сторону кровати.// Северус последовал за ним, опираясь на руки и колени. Мягкость матраса и простыни в лучшую сторону отличалась от жесткого ковра на холодном полу, где он так долго простоял на коленях. Северус медленно пробирался вперед, пока до его бедра не дотронулась теплая рука. «Ложись» - получил он указание. Ну разве это не Уэльский акцент Люпина? Слизеринец проклинал тот факт, что они с этим мальчиком учились в разных классах. Он рухнул на бок, вытянувшись в струнку вдоль тела партнера, совсем его не касаясь. Но тот, другой не был столь застенчив. Он молниеносно рванулся навстречу, и прижался вплотную к Северусу - грудь к груди, бедро к бедру. Северус почувствовал, что макушка этого мальчика находится на уровне его подбородка, и подумал, что гриффиндорец, по-видимому, немного ниже его. Он нагнул голову и уткнулся носом в густую массу волос мальчика, глубоко вдохнув его запах. При этом гриффиндорец тут же принялся тереться об него своими бедрами, скользя мускулистым животом по возбужденному члену Северуса. В окружающем его мраке Северус снова начал задыхаться. В то же время все его тело как электрическими разрядами, пронизывали ощущения, вызванные таким тесным контактом с этим неизвестным подростком. Непроизвольно его руки сами собой цепко обвились вокруг тела, которое, по его мнению, могло принадлежать только Люпину. В его воображении волосы, которые он шевелил своим дыханием, были теплого каштанового цвета с медовым отливом, а слегка неровная кожа под его пальцами //может, это шрамы?//, - сливочно белой. Северус почувствовал, что Люпин запрокинул голову назад, сильно сжав его бедро рукой. Словно притянутый магнитом, он наклонился за ним, пытаясь поцеловать гриффиндорца. Промахнувшись мимо его рта, он для начала нежно лизнул попавшую под его губы щеку. Люпин рассмеялся низким грудным смехом и подвинул свое лицо так, чтобы их губы слились вместе, //шершавый шелк!!!// и расступились друг другу навстречу. Их языки неуверенно сплелись, немного испытующе, привыкая к этому новому вкусу. Они медленно изучали друг друга, их руки гладили и ласкали пока еще незнакомую кожу.

Продолжая целоваться, Северус ощутил, как что-то зашевелилось и уперлось в его бедро. Одним энергичным рывком вернулся к жизни член Люпина. Он вклинился между их телами, стремительно распрямляясь и возвращая себе каменную твердость. Северус усмехнулся, когда Люпин застонал ему в рот, - он как раз в это время слегка прикусил язык гриффиндорца.

Он почти забыл, что они не одни в комнате, поэтому, когда чья-то рука мягко прикоснулась к его спине, он в шоке подпрыгнул. Чей-то тихий смех послышался перед ним. Люпин протянул вверх руки и успокаивающе погладил его лицо. Слизеринец почувствовал вес чужого тела, садящегося позади него, тела, явно длиннее лежащего перед ним. Скорее всего, Блэк. Вздох со стороны Люпина. Северус замер, пытаясь представить, что сделал Блэк ... или, может быть, это Поттер с другой стороны кровати? И действительно, он почувствовал, как незнакомая мозолистая рука легким призрачным движением коснулась его ноги, перед тем, как обосноваться на бедре Люпина. «Охх-х-х» - простонал юный гриффиндорец. Северус вдруг почувствовал мимолетный укол ревности, который был смыт внезапным ощущением чьего-то горячего рта, сомкнувшего губы сзади на его шее. Он тихо застонал и подался всем телом вперед, чтобы снова впиться губами в Люпина. Довольно долго их языки танцевали друг у друга во рту и перехватывало дыхание. До тех пор, пока они оба не откинулись назад в изнеможении.

Не теряя времени, Блэк языком прокладывал влажную тонкую дорожку вдоль спины Северуса вниз. Люпин же изо всех сил схватился за его плечи, также сильно, как он сам - за бедра Люпина. Теперь Блэк начал делать ужасные вещи своими зубами. Слизеринец только беспомощно и тяжко вздохнул, когда Блэк принялся покрывать мелкими чувствительными укусами всю его спину. Внезапно он почувствовал, что тело позади него на мгновение резко отодвинулось, придвинулось опять, после чего что-то холодное и острое было приставлено к его позвоночнику. Шепотом прозвучало - «Eluo», и он почувствовал холод, распространившийся от кончика, скорее всего, волшебной палочки, по всему его телу. Дезинфицирующее заклинание, из разряда медицинских. Северус непонимающе моргнул в темноте, потом до него дошло: это было очень интимное заклинание и оно обычно использовалось перед тем, как ... о, Боже...

«Блэк, ты соображаешь, что делаешь?» - раздраженно и требовательно спросил он, но в качестве ответа получил лишь тихий смех за спиной. Блэк сразу вернулся на место и начал целовать, оставляя засосы, его ноги и бедра сзади. «Не волнуйся..»,- прошептал Люпин, уткнувшись лицом в шею Северуса. «Он очень ... знаешь, ... очень хорош в этом...». Продолжая его успокаивать, Люпин начал лизать то нежное место на его горле, где бьется жилка, пользуясь и губами и языком. Он это делал примерно в той же манере и с таким же мастерством, как и Блэк. Северус принял решение уступить действиям Блэка и отдаться на милость стремительного потока ощущений, которые он сейчас испытывал. Тем временем старшекурсник раздвинул его ягодицы и начал кружить своим удивительно умелым языком вокруг его ануса. Северус учащенно дышал в волосы Люпина, он был не в состоянии лежать спокойно и не дергаться в руках Блэка. Его член в результате возбуждающего трения о бедра Люпина стремительно рос и выпрямлялся.

У него уже был неудачный опыт в этой области - однажды они с Эваном, как следует набравшись, пытались предпринять что-то в этом роде. Поскольку у них ничего не получилось, то все последующее привело обоих мальчиков к решению, что подобный вид секса ничем хорошим быть не может. Возможно, решили они, им надо было напиться до бесчувствия, чтобы заниматься такими делами. Повторять попытку он не стал, тем более с каким-нибудь случайным партнером. И уж конечно, если бы в качестве партнеров ему предложили Поттера или Блэка, Северус наверняка бы отказался. Но сейчас, когда он чувствовал, как старшекурсник лижет и целует самые сокровенные места и проскальзывает кончиком своего языка внутрь, он вряд ли нашел бы в себе силы воспротивиться дальнейшим действиями Блэка.

Это было так возбуждающе, особенно под прерывистое дыхание Люпина, извивавшегося перед ним. В целом, он пока ничего не имел против этого предложения.

Он почувствовал, что Блэк снова сел, и, прижавшись твердым фаллосом к его бедру, склонился над ним. Влажные звуки. Блэк и Поттер, должно быть, снова целуются, предположил он. Потому что чем занят рот Люпина, он и так знал чертовски хорошо - он с силой вцепился в его ключицу и доводил его губами и языком до сумасшествия.

Блэк и Поттер снова вернулись к ним за спины. Люпин окончательно оторвался от него, поднял руки и начал нежно гладить скулы и шею Северуса. Затем гриффиндорец придвинулся еще ближе. Так, что оба мальчика прижались лбами друг к другу. «Просто расслабься» - уговаривал его Люпин, тогда как он почувствовал между ягодиц палец Блэка, смазывающий его тугое отверстие чем-то вроде масла. Северус прикусил нижнюю губу, чтобы не закричать, как только этот палец начал проникать внутрь все глубже... и глубже..... и глубже - он казался просто невероятно длинным. «Ш-ш-шш, расслабься, мой хороший, расслабься», - продолжал Люпин, но его голос был так неровен, что Северус заподозрил, что ему то же самое делает Поттер. Он судорожно и прерывисто дышал, пока Блэк осторожно вводил палец внутрь и обратно, как бы давая привыкнуть к этому ощущению.

«Ты такой узкий, о Боже, такой тесный», - шептал Блэк в его ухо, и Северусу было любопытно, когда же он снова начнет бормотать.

«Он что?» - переспросил Поттер низким от возбуждения голосом с другой стороны.

«Ммм..» - отозвался Блэк - «Он или девственник, или сильно зажат. Просто прелесть», - Теперь он начал проталкивать в него два пальца, и Северус пронзительно вскрикнул в попытке помешать ему. Это было довольно болезненно, но пока меньше, чем он ожидал, вспоминая грубые действия Эвана. Но это было такое странное чувство.

«Я не ....» - он попытался протестовать напряженным голосом, но был прерван Люпином, который легонько прихватил зубами его нижнюю губу. Он немного рассеянно поцеловал его, не в силах отвлечься от того, что теперь Блэк добавил третий палец, чтобы растянуть его как следует. Это жгло гораздо сильнее, но еще было что-то согревающее под этим ожогом, распространяющееся по всему его телу и приводящее его очень близко к самому краю острого удовольствия.

Затем все пальцы были убраны, и до его напряженного слуха снова донеслись какие-то мокрые звуки. Блэк за его спиной чем-то смазывал свой член, Поттер, по-видимому, делал то же самое. Люпин оторвался от его рта, снова прижав их лбы вместе, обнял за плечи непривычно заговорщическим жестом, что немного его утешило. «Сейчас, мой хороший» - прошептал гриффиндорец дрожащим от предвкушения голосом - «Ты чувствуешь это?». Действительно, он почувствовал, как тупая головка Блэкова члена прижалась к его нежной плоти. Он почти запаниковал: разве пригодна настолько большая штуковина для использования таким образом!!? Но Люпин поглаживал его лицо кончиками пальцев и продолжал мечтательно и напевно со своим уэльским акцентом - «Это будет больно только в самом начале, но ...о-о-о... скоро ты почувствуешь тако...» - Люпин прервался на низкий стон, когда Поттер двинулся вперед.

В то же самое время Северус почувствовал, как Блэк начал протискиваться в него. И это было так больно! Намного больнее пальцев. Жар, настолько сильный, что казался почти невыносимым, поглотил его целиком. У него вырвался дикий крик. Его хриплое дыхание смешивалось с дыханием Люпина, который стонал одновременно с ним. А Блэк с усилием продолжал вталкивать это чудовищной длины орудие пытки в него, дюйм за дюймом... Наконец-то старшекурсник остановился, прерывисто дыша ему в шею. «О Боже, Боже, Боже, ты такой тугой, такой горячий, такой классный, о Боже, я не могу...» - бормотал Блэк у него за спиной.

«Держись смирно» - приглушенно проинструктировал Поттер Люпина, тяжело дыша - «Отпусти его - вот черт!». Северус почувствовал, как Люпин отодвинул свои бедра назад, прижимаясь к Поттеру. Он смог немного расслабиться и начинал привыкать к этому ощущению. Может быть, ему удастся справиться с этим нереально длинным членом внутри себя, если только он сам сможет двигаться. Только он, но не Блэк. В порядке эксперимента он подался немного вперед, затем обратно, на Блэка, чувствуя, как пульсирует этот возбужденный орган Блэка внутри него, скользя туда и обратно, не более чем на несколько дюймов. Это было одно из самых странных ощущений, которые он когда-либо испытывал. Позади него беспомощно застонал Блэк, и его длинные пальцы с такой силой впились в бедра слизеринца, что там появились кровоподтеки. «О, да-да-да-да, еще немного...» - с этими словами он резко, до самого конца вошел в Северуса, вырвав из него задушенный стон. «О пожалуйста, так горячо, так у-у-узко, так те-е-е-сно, ммммм, ах-х-х...» - продолжал скороговоркой Блэк. Северус снова начал медленно двигать бедрами, пытаясь хотя бы самостоятельно задать темп помедленнее. Он тихо, почти беззвучно, стонал. Его уже вполне сформировавшийся бархатный голос смешивался с рычащими звуками, которые издавал Люпин. И хотя это Блэк трахал его, хотя Блэк все время увеличивал размах и силу своих ударов //И почему с Эваном было так омерзительно?//- это именно Люпин безостановочно касался его руками и губами, именно Люпин разделял с ним все это.

Непрерывный монолог Блэка уже скатился до неразборчивого бормотания, в то время как Поттер принялся пронзительно вздыхать в своей манере. Северус почувствовал, что тонет в этом море звуков и ощущений. Люпин ритмически затягивал его губы своим ртом маленькими сосущими поцелуями, и щипал периодически за соски. Это была лишь малая часть того, что он осознавал.

Растянутый между двумя гриффиндорцами, Северус задыхался от их возбужденных, безостановочных толчков. Он нащупал член Люпина, прижал его к своему, и обхватил их вместе своими длинными пальцами, одной рукой. Прямо перед ним Люпин по-настоящему зарычал, потом опустил свою широкую руку сверху на руку Северуса. Они переплели пальцы, сформировав тесную клетку вокруг членов. Все это было для него уже чересчур. Горячая пульсация в чужого пениса внутри него, восхитительные движения его собственного члена, скользкого от пота, горячее от криков страсти дыхание Люпина на его лице, - он не мог сдерживаться дольше. Северус кончил со сдавленным стоном, содрогаясь всем телом. Люпин кончил всего лишь двумя движениями позже, зарычав как дикое животное и вцепившись в Северуса так, как будто тот был для него дороже жизни. И хотя Блэк услышал этот сигнал, старший гриффиндорец совершенно вышел из себя, он неистово и жестоко вбивал свой член в Северуса, не обращая ни на что внимание. Его литания теперь представляла собой совершенно неразбираемый поток слов: «ОБожеБожеБожетвоюматьБожетвоюматьБоже...!!!» Поттер продолжал молча, только его затрудненное дыхание сипло вырывалось сквозь стиснутые зубы. Они кончили с разницей в пару секунд друг от друга. Пронзительный вопль Блэка перемешался с глухим мычанием Поттера.

Все четверо лежали некоторое время, прерывисто дыша. Люпин покрывал короткими нежными поцелуями все лицо Северуса, возвращаясь к его рту на каждый третий раз. Когда их губы встречались, они впивались друг в друга надолго. Северус медленно кружил ладонями по коже Люпина всюду, куда только мог дотянуться. Он почувствовал, что Блэк и Поттер тоже протянули руки над ними друг к другу и сплели пальцы.

«Это достаточно хорошее вознаграждение, Снейп?» - интимно пробормотал ему в ухо Блэк своим самодовольным тоном.

Честно говоря, ему захотелось огрызнуться и брякнуть что-нибудь резкое, подходящее к этому случаю. Но в этот самый момент Люпин плавно провел языком по его нижней губе, и у него на некоторое время попросту перехватило дыхание, сбив с толку. Когда же он опять был в состоянии отвечать, то смог лишь пробормотать что-то сомнительное в смысле согласия. Блэк осторожно вышел из него, и он услышал, что Поттер на другой стороне кровати тоже задвигался. Оба старшекурсника соскользнули с кровати, оставив там только Люпина и Северуса. Два младших мальчика лежали обнявшись вместе какое-то недолгое время, до тех пор, пока Люпин не встал с кровати со вздохом сожаления. «Постой», - позвал Северус, садясь, затем прикусил губу. Он не собирался умолять, он ведь был слизеринцем! Но Люпин не нарушил своего молчания. Ему был слышен лишь шорох ткани - другие мальчики явно одевались. Сверток с его собственной одеждой был мягко прижат к его коленям неизвестной рукой, и он начал одеваться в сокрушительной тишине. Окончательно одевшись, он сел на краешек кровати. Его мысли безостановочно вертелись в афтершоке.

//Действительно ли это Люпин был тем, кого оттрахали вместе с ним? Что все это значит? В конце концов, это были обычные вещи, которые оговаривались условиями этого спора. И все-таки, почему он чувствует что-то еще?//

Движение воздуха прямо перед ним, затем голос Блэка. - «Finite incantatum». Внезапный ослепительный блеск свечей острой болью ворвался в его глаза, и он прищурился, защищая зрение. Быстро оглядев комнату, он нашел там лишь Блэка, который стоял перед ним и смотрел вниз с непроницаемым выражением лица, и Поттера, улыбающегося из угла.

«Где..» - он резко оборвал себя, затем опять начал - «Где еще один?».

«Он ушел» - ответил Поттер, его улыбка растянулась еще шире. Северус в ответ нахмурился. «Кто это был?» - потребовал он.

«Почему это тебя беспокоит?» - спросил Блэк, почти злобно. Северус взглянул на него в удивлении. Он попытался прочесть его выражение лица, но не сумел ничего определить. Странно, обычно Блэк был так открыт в своих эмоциях. Он выглядел ... пресыщенным, это точно, но было что-то еще. Были ли они и Люпин любовниками? Что скажет Люциус?

«Я только хочу знать» - как бы защищаясь, ответил он. Потом скользнул взглядом на Поттера, который в этот момент улыбался очень самодовольно. Определенно, самодовольно. Ясно, что ловец Гриффиндора был так же удовлетворен в своем интересе насчет таинственного третьего, насколько Блэк был непостижимо недоволен этим. «Это Ремус Люпин, не так ли?». Поттер уставился в пол, но вспышка в карих глазах выдавала его с головой - Северус был прав! Но Блэк быстро оборвал его. «Не имеет значения, кто это был. Наш спор разрешен... ты...» - Он остановился, опять уткнувшись взглядом в пол - «Ты фантастически великолепен!».

«Я знаю» - ответил Северус, наклоняясь, чтобы расправить складки на своей мантии - «Почему ты не хочешь сказать мне?»

«Оставь это!!» - взорвался Блэк - «Тебе следует вернуться сейчас же на свой факультет!».

Северус открыл рот, чтобы возразить ему, потом решил не делать этого. //Он подойдет к Люпину завтра.// Вместо этого он кивнул, и высоко подняв голову, со слегка презрительным выражением лица, направился к двери, чтобы уйти. Блэк и Поттер последовали за ним. Пока он возился с дверью, то внезапно почувствовал, как на его плечо с откровенно собственническим жестом опустилась тяжелая рука. Он удивленно обернулся. Это был Блэк. «Мы теперь всегда и везде тебя найдем, а Снейп?» - негромко произнес старшекурсник, окидывая его напоследок липким взглядом. Затем он повернулся, закрывая за собой дверь и оставив слизеринца с изумленно распахнутыми глазами перед неровной поверхностью захлопнувшейся двери.

The end

[+] Back