Фандом: Властелин Колец

ДРАББЛЫ

 

Для Юксаре: Арагорн/Боромир, мед

 

Он сам пришел ко мне. Растрепанный и бледный после бессонной ночи - как будто даже в лесу Лориена ему не было покоя - но взгляд его был полон мрачной решимости. И он коснулся моей щеки ладонью - приглашающим, настойчивым жестом - словно точно знал, что я не откажусь.

 

- В этом нет ничего особенного, Арагорн, - сказал он. - Нас двое, далеко от дома. Что плохого в том, чтобы найти способ расслабиться?

 

Но его глаза говорили другое - искали, выпытывали из меня что-то, глубоко спрятанное.

 

И из-за этого его взгляда я не отказался. Я думал, ему это нужно - вдали от Гондора, с постоянным беспокойством о том, что он оставил позади. Я был единственной связью с его миром. Я не мог отвергнуть его.

 

Когда мои губы коснулись его губ, в его глазах мелькнуло торжество - и поцелуй был почти небрежным, а его руки жадными и требовательными. И уже тогда я знал, что ошибся. Я знал это, потому что даже когда он стоял на четвереньках и его тело отвечало каждому моему толчку - я знал, о чем он думает. Не думай так громко, хотелось мне попросить.

 

Бедный Боромир, наивный Боромир - я мог выглядеть не страше его, наверное, поэтому он забывал иногда, что я видел его ковыляющим по залам дворца в Белом Городе, много лет назад. Тогда он был толстым зеленоглазым младенец с волосами цвета меда.

 

Я знал, чего он хочет.

 

И когда, лежа в моих объятиях, он наконец заговорил:

 

- Кольцо, Арагорн, как ты думаешь... - я не чувствовал удивления. Только печаль.

 

Я отдал бы все, что у меня было, ради него - ради мужчины, которого я помнил мальчиком. Ради моего друга и брата.

 

Но он хотел именно то, чего я не мог ему дать.

 

****************************************************************

 

Для ***: Арагорн/Боромир, любовь

Warning: male pregnancy (мужская беременность)

 

Его снова тошнит. Я слышу мучительные, жалкие звуки, доносящиеся из-за занавески - и стараюсь лежать тихо, чтобы он думал, что не разбудил меня. Наконец доносится плеск воды - он умывается - а затем тихие шаги, босиком. Сколько ночей проведено вот так?

 

Но лучше так, чем то, что мы думали сначала. Мы думали, он болен, какая-то неизвестная болезнь, может быть, та, что убила его мать. Пока Гэндальф не нашел объяснение в одной из старинных книг. Наместник Гондора предназначен служить королю всеми способами - в том числе обеспечить ему наследника, если у короля его нет.

 

Какая ирония. То, что произошло между нами, было почти случайностью. Мы оба ничего не знали об этом - проклятии? благословении? Может быть, если бы мы знали, все было бы по-другому. И Арвен была бы со мной. Но трудно представить, что дочь Элронда согласится, чтобы ее ребенок был вторым по рождению.

 

Так что... у нас нет выбора.

 

Он ложится рядом со мной, осторожно - и лежит,  не двигаясь. В сером свете наступающего утра, сквозь полуопущенные ресницы я вижу его бледное осунувшееся лицо и мокрые волосы. Он выглядит усталым - от всего. От необходимости скрывать, неловкости своего положения, от неопределенности.

 

Он знает, что я никогда от него не отвернусь, но, наверное, ему от этого не легче.

 

Я больше не могу притворяться, обнимаю его, притягиваю к себе. И он немного расслабляется, позволяя мне держать его. Я молчу, касаясь губами его влажных волос.

 

Прости меня, Боромир. Я не люблю тебя. Но мы будем вместе.