Murbella
 
Главная страница
Слэш
Яой и оригиналы
[+] Галерея
[+] Дневник
[+] E-mail Juxian
Слэш
ИСКУПЛЕНИЕ
(Redemption)

Сиквел «Проклятия»
Автор: Adrienne (ar895@ncf.ca)
Перевод: Murbella (murmiju@inbox.ru)
Бета: njally (nuance@fromru.com)
Моральная поддержка: Miju (Miju_anau@inbox.ru)
Рейтинг:R
Pairing: Snape/Voldemort (implied)
Жанр:drama/angst
Запрос автору сделан, ответ пока не получен.
Summary: Снейп покидает Вольдеморта и ищет помощи у Дамблдора.
Disclamer: Не мое.

*********

Дамблдор наблюдал за толпами студентов, слонявшихся по коридорам во время перерыва между уроками, за тем, как они все обходили стороной мужчину, который спорил со смотрителем Хогвартса. Никому из них не хотелось приближаться слишком близко к Филчу и в лучшие его времена, но человек, с которым он пререкался, был, если это вообще возможно, куда более отталкивающим.

Он был высоким и тощим, и одет в мантию, которая когда-то давно была очень красивой, но сейчас бесформенно свисала и была невероятно грязной. Его длинные немытые черные волосы свисали спутанными шнурами до талии, почти полностью скрывая бледное, худое лицо. Он стоял, обхватив себя руками, его сотрясала жестокая дрожь. Ему можно было дать где-то от двадцати до пятидесяти лет.

«Мне нужно увидеть Директора». - Голос был тоже дрожащий, но что-то в нем было - сила?... отчаяние? - что привлекло внимание Дамблдора.

«Директор очень занятой человек»

«Мне необходимо видеть его. Это жизненно важно»

Филч не собирался тратить время на споры с этим человеком. Он двинулся на него и сграбастал за воротник, но внезапно обнаружил себя отброшенным спиной к стене.

«Не прикасайся ко мне», - шепот был слышен через весь коридор. - «Мне нужно увидеть Директора. Сейчас».

Студенты съежились от страха. Никто не оказывал такого неповиновения по отношению к смотрителю. И никто не мог прикоснуться к нему и пальцем, и тем более так запросто отбросить его к стене. Дамблдор прищурился. Грязный, растрепанный молодой человек был очень сильным магом, способным двигать физические тела размером со смотрителя без волшебной палочки.

Филч неуверенно взглянул на Дамблдора, и тот медленно кивнул. Ему следует поговорить с этим человеком.

**********

«Северус?» - Серебристые брови Дамблдора поползли вверх. - «Что ты здесь делаешь?» - Дамблдор пытался придерживаться непринужденного тона, однако он внутренне ужаснулся, окончательно узнав молодого человека. И это - его бывший ученик, Северус Снейп? Эта трясущаяся, жалкая оболочка была когда-то гордым, яростным студентом, который в свое время внушал страх большинству своих сокурсников?

«Мне необходимо поговорить с Вами», - сказал Северус, голосом, который дрожал почти также сильно, как и он сам. - «Мне нужно, чтобы Вы меня выслушали».

«Я всегда буду всех выслушивать», - сказал мягко Дамблдор, взмахом руки указывая на кресло, хотя ему было интересно, выживет ли кресло после контакта с этой грязной мантией. Снейп мотнул головой и начал мерить комнату шагами.

«Лили и Джеймс Поттеры будут убиты», - без предисловий сказал Снейп. - «На Хэллоуин. Вольдеморт знает, где они и запланировал нападение».

«Что?»

«Вы меня слышали»

«Откуда ты это знаешь?» - Дамблдор медленно сел. Снейп, нащупав пуговицы, расстегнул левый рукав и показал руку.

«Ох, Северус...» - Дамблдор узнал Метку.

«Он попросил... он приказал мне пойти первым», - Снейп сказал это с чем-то вроде смеха. - «Он думал, что я способен сделать так, чтобы Лили открыла дверь»

«И ты отказался?»

«Я не был в состоянии участвовать в налете», - сказал Снейп, обхватив себя руками.- «Спасибо Господу», - прошептал он, как будто какой-то запоздалой мысли.

«Что ты хочешь от меня?»

«От Вас? Я хочу, чтобы Вы предотвратили это», - сказал Снейп взбешенно. - «Защитили их. Только то, что Вы всегда и делали»

«Я имею в виду, для тебя?»

«Для меня?» - Снейп посмотрел на него уже совершенно безумным взглядом. - «Какое имеет значение, что будет со мной? Просто сделайте что-нибудь. Предупредите их, хотя бы»

«И я должен поверить тебе?»

«Прекрасно», - прорычал Снейп. - «Проигнорируйте меня. Позвольте им погибнуть»

«Я не собираюсь этого делать»,- сказал спокойно Дамблдор. - «Что ты наделал, Северус? Во что ты превратился?»

«В Ваш ночной кошмар», - прошептал Снейп. - «В палача. В убийцу. В Пожирателя Смерти».

«А если я позову авроров, когда встречусь с Джеймсом и Лили?»

«Ну и ладно. Я в любом случае скоро умру»

«Почему ты здесь?»

«Какое это имеет значение?»

«Почему ты здесь?», - спросил снова Дамблдор.

«Потому что он меня предал». - Этот неистовый шепот дополнял безумный блеск сверкающих черных глаз.

**********

Дамблдор молчал очень долгое время, пока его посетитель метался по комнате, кажется, будучи не в состоянии стоять спокойно. Северус был болен, очень болен, это было совершенно очевидно. Всегда бледная, его кожа была теперь изжелта-серой и выглядела нездоровой. В прошлом, когда он был подростком, он никогда не был пухлым, но сейчас он был таким худым, что казался прозрачным. И очень беспокоила эта его дрожь. Снейп никогда не был сильным физически, но его железная воля всегда маскировала любую слабость.

Сейчас же усилия, прилагаемые, чтобы стоять прямо и говорить нормально, бросались в глаза. И все-таки, магическая сила в нем все еще была, очевидно, ничуть не уменьшившись со времен Хогвартса. Дамблдор взял перо и быстро набросал на пергаменте пару строк. Свернув записку, он встал и отдал ее своему любимцу фениксу, Фоуксу. Фоукс поднялся в воздух в шелесте пламенеющих золотых перьев и улетел.

Северус, заметил он, не обратил на это никакого внимания; хотя в прежние времена Северус очень нежно относился к Фоуксу.

************

«Поппи», - Дамблдор, улыбнувшись, впустил школьную медсестру. Румяная, суетливая Поппи Помфри улыбнулась в ответ.

«Что я могу сделать для Вас, господин Директор?»

Дамблдор ничего не ответил, просто перевел выразительный взгляд на молодого человека, все еще расхаживающего по комнате. Сейчас Снейп согнулся в три погибели, его дыхание было затрудненным и хриплым.

«Это...?» - Лицо Поппи сморщилось, она напрягла память.

«Северус Снейп»

«Что с ним такое случилось?»

«В точности не знаю. Ты можешь это выяснить для меня?»

Поппи расправила плечи. Она живо вспомнила Снейпа; он был не самым простым ее пациентом.

«Северус?», - обратилась она к нему мягким голосом, и осторожно подошла. - «Это Поппи Помфри. Ты позволишь мне помочь тебе?»

Дамблдор заметил, что она даже не пыталась к нему прикоснуться. Он связал ее бездействие и нежелание приближаться с его отталкивающим внешним видом. Снейп попытался выпрямиться, когда она подошла ближе, но не смог. Казалось, у него была самая настоящая агония.

«Я могу помочь, Северус», - Поппи говорила спокойно. - «Ты мне позволишь?»

«Нет. Оставьте меня»

«Не могу», - мягко ответила она, придвинувшись так близко, что она могла бы до него дотронуться, если бы захотела.- «Ты меня знаешь. Я не могу допустить, чтобы кому-нибудь было больно. Обещаю, что я не буду прикасаться к тебе больше, чем это будет необходимо. Так ты позволишь мне помочь?»

Долгая, очень долгая тишина; затем Снейп медленно кивнул. Поппи осторожно обняла его и вывела из комнаты. Дамблдор нахмурился, не зная, прочему она так осторожно спрашивала разрешения помочь ему. Она обычно не церемонилась со студентами, которым требовалось медицинское вмешательство, и в то же время, она его не боялась.

Выбросив на некоторое время Северуса из головы, ведь он был сейчас в более чем компетентных руках Помфри, Дамблдор все свое внимание сосредоточил на сведениях, которые доставил Северус.

Может ли он доверять этой информации? Рассказал ли Северус правду? Судя по Метке на руке, он имел возможность узнавать о планах Вольдеморта. Но не действовал ли он по приказанию своего хозяина? Сейчас Вольдеморт становился все более и более могущественным, он завоевывал союзников в разных странных местах.

Поттеры были логичной мишенью. Джеймс, капитан Английской национальной сборной по квиддичу, был невероятно популярен и очень откровенен в своей оппозиции Вольдеморту. Его мнение имело чрезвычайное влияние на поклонников спорта волшебного общества. Лили, магглорожденная, была живым доказательством того, что волшебная кровь ничего не значила. Она был любимицей прессы, производя на репортеров впечатление своим умом и преданностью Джеймсу. Рождение ребенка только увеличило ее ценность. Она была воплощением любви и здоровой нравственности.

Вольдеморт не заблуждался насчет степени влияния, которое Поттеры оказывали на ту часть волшебного мира, которая хоть немного интересовалась политикой.

Северус сказал, что Вольдеморт знает, где они находятся. Может, это просто уловка, чтобы вытащить Поттеров из их укрытия? Или все-таки они на самом деле в опасности?

Дамблдор хотел доверять Северусу. Когда Северус сделал свое пугающее заявление, обнаружить фальшь не смогли ни сложные заклинания, ни его собственная прекрасно развитая интуиция. И все же, Поттеры были в безопасности там, где они сейчас находились. У них был хранитель тайны, более, чем кто-либо, заслуживающий доверия; он никогда не предаст Джеймса.

Дамблдор решил предупредить Лили и Джеймса, и больше не предпринимать пока никаких действий. Они наверняка в безопасности; Северус не знает о защитных чарах, и Вольдеморт не сможет найти их. Он был в этом уверен.

**********

Поппи вернулась в его кабинет несколько часов спустя. Дамблдор был удивлен, увидев, что ее трясет от злости.

«В чем дело, Поппи?» - спросил он ее. - «Северус чем-то тебя расстроил?»

«Если только Ты-Знаешь-Кто попадется мне, я разорву его на части голыми руками», - прорычала она. Дамблдор едва сдержал смех, увидев такой яростный взгляд на ее обычно умиротворенном лице.

«За что? Я имею в виду, все мы испытываем такие чувства, но за что конкретно?»

«Что он сделал с Северусом...» - Теперь ее злость растаяла в слезах.

«И что он сделал?» - Спросил спокойно Дамблдор, обняв ее и подведя к дивану.

«Заклятие Cruciatus», - прошептала она. - «Я не могу вылечить его при помощи магии до тех пор, пока эффект не ослабеет хотя бы чуточку. И зелий я ему не могу дать тоже»

«Почему не можешь?»

«Если сквозь него пройдет еще сколько-нибудь магической энергии, он умрет от этого. Он уже на полпути», - сказала она.

«А зелья?»

«Он находится в наркотической зависимости от какого-то вещества, Альбус. Я не знаю, что это такое. У него жестокая ломка, и я не слишком хорошо представляю, что с этим делать» Поппи встряхнула головой. - «Он отказался от дозы сонного зелья и от болеутоляющих средств. Он знает намного больше меня о вещах такого сорта, так что мне пришлось согласиться с ним»

«Так что ты смогла сделать?»

«Только устроить его как можно удобнее, пока энергия cruciatus не уйдет, и не стихнут симптомы ломки», - вздохнула Поппи. - «Он мечется в одной из уединенных комнат и за ним сейчас присматривает Кровавый Барон»

«Но ведь с ним все будет в порядке, да?»

«Я не уверена, Альбус. К тому же у него дистрофия. Если он продержится следующие несколько часов, я смогу улучшить его физическое состояние. Но я больше тревожусь за его душевное здоровье» - Поппи всплеснула руками. - «Вы ведь знаете о том, что делал с ним его отец, не так ли?»

«Его отец?»

«О, мой дорогой сэр», - Поппи сильнее взмахнула руками. - «Я пообещала, что никому ничего не расскажу, но я тогда ему посоветовала, чтобы он обо всем рассказал Вам. Я думала, что он так и сделал, или что Вы сами все выяснили».

«Поппи, о чем ты говоришь?»

«Северуса насиловали, Альбус. Многие, многие годы. Его отец», - сказала сдержанно Поппи. - «Он изо всех сил пытался скрыть это, но для меня все признаки оказались совершенно ясными. Пятый курс, Пасхальные каникулы... Вы помните, когда он вернулся в школу?»

«Смутно», - Дамблдор покопался в воспоминаниях, но ничего не всплыло на поверхность.

«У него была жуткая депрессия, и он просунул руку через оконное стекло в поезде», - внесла ясность Поппи.

«Да, теперь припоминаю»

«Когда я перевязывала его, он, в конце концов, признался мне, что с ним происходит дома. У него были травмы, которые... трудно.... объяснить. Северус умолял меня никому не рассказывать. Он был просто в ужасе от мысли, что кто-нибудь об этом узнает. Ну, так я и пообещала ему никому не говорить, при условии, что он будет приходить ко мне, если ему понадобится помощь».

«Боже милостивый» - Дамблдор был в шоке.

«Я никому и сейчас не сказала бы, но это происходит снова».

«Джулиан Снейп мертв. Он убит...»

«А Вольдеморт нет», - сказала Помфри, вздернув подбородок. - «Северус рассказал мне немного о том, что случилось с ним после выпуска из школы, и это был очень невеселый рассказ. Он висит на волоске, Альбус».

*********

Дамблдор был глубоко расстроен. Он гордился тем, что знал все о питомцах, находящихся на его попечении, и упустить нечто вроде этого... Не заметить признаков того, что одного из его учеников, одного из тех, кого он так хорошо знал, насиловали дома... Что ж, это был тяжелый удар.

Бедный ребенок, подумал он, покачав головой. Он вспомнил, что Северус был очень одиноким мальчиком, который сторонился людей и не любил, когда к нему прикасались. Он вспомнил также свою обеспокоенность внезапно выяснившимся фактом, что юноша прибыл в Хогвартс, зная гораздо больше о магии, чем большинство семикурсников, особенно о темных ее аспектах. Школьная программа была для Северуса слишком простой; он был великолепен во всех предметах.

Дамблдор подошел к полке с личными делами и нашел папку с характеристиками и табелями Северуса. Там прослеживалась закономерность. Очень высокие оценки в начале и середине учебного года, и резкое падение успеваемости в конце. Твою мать. Эта закономерность была на протяжении всего времени обучения. Были ли другие признаки?

Тяжело вздохнув, он подошел к Омуту памяти и заглянул туда.

*********

Начало обучения. Северус распределяется в Слизерин. Болезненно худой, бледный мальчик с настороженным отношением к окружающим.

Середина семестра. Северус заклял Сириуса Блэка, который немилосердно его дразнил. Неестественно сильная ненависть во взгляде, но в остальном совершенно обычный на вид подросток. У него, должен был признать Дамблдор, были причины ненавидеть Блэка.

Конец года. Северус, незаметный и прилежный, личная гигиена полетела ко всем чертям.

Вперед, к пятому курсу, середина семестра. Северус, смеющийся с Розье и Уилксом; струящиеся по спине волнистые черные волосы, ниспадающие до талии, являются предметом зависти всей школы.

Конец года. Северус, сдающий экзамен по Истории Магии. Его волосы, уже безвольно свисающие и немытые, сбились в безобразные колтуны.

**********

Дамблдор вынырнул из Омута памяти. Создавалось впечатление, что каждый раз перед возвращением домой Северус стремился сделать себя как можно более непривлекательным внешне. Дамблдор вспомнил сейчас, как Северус реагировал на насмешки - с крайним безразличием, вспомнил о его взглядах. Только в середине учебного года он как-то заботился о том, как выглядит. Северус никогда не был слишком красивым ребенком, но никогда не был и уродливым. Он неудачно унаследовал выдающийся, если не сказать чрезмерно большой нос Лиссы, но в целом он был похож на Джулиана.

Джулиан Снейп. Он был убит восемь лет назад во время нападения Вольдеморта и его Пожирателей Смерти. Северусу было семнадцать, и он только что закончил Хогвартс. Дамблдор присутствовал на пышных похоронах, но Северуса там не было. Лисса сказала ему, абсолютно без эмоций, что Северус исчез. Она, казалось, совсем не беспокоилась, куда пропал ее сын.

Единственная информация, которая за все эти годы просочилась о Северусе, была маленькой заметкой в Ежедневном Пророке о том, что Северус Снейп, единственный наследник состояния Снейпов, получил свидетельство от Колледжа Аптекарей, Алхимиков и Магических Зельеваров. Ему было девятнадцать, самый молодой Мастер Колледжа за последние два столетия.

***********

Вечером за ужином Дамблдор обводил взглядом счастливые лица учеников, сидящих за столами разных факультетов. Кого еще он упустил? Кого он теряет сейчас?

«Альбус?» - Минерва Мак-Гонагалл с любопытством взглянула на него.

«Да, Минерва». - Дамблдор вынудил себя обратить на нее внимание.

«Ты в порядке? Кажется, ты чем-то расстроен»

«У меня днем был странный посетитель»

«А... Это который напал на нашего смотрителя. Я надеюсь, что ты отправил его восвояси со всеми его вшами», - заявила Минерва. Она говорила буквально; по ее мнению, ничего хуже вшей и блох не было в природе.

«Нет»

«Нет? Ты впустил этого грязного, жестокого маньяка в замок, где он может напасть на детей? Альбус...»

«Дети вне опасности, Минерва. Он просто хотел поговорить со мной»

«И где он сейчас?», - спросила подозрительно Минерва. - «Ты и твои приблудные...»

«Это был Северус Снейп, Минерва. Он пришел сюда, чтобы кое-что мне рассказать»

«А он не мог послать сову?» Минерва поджала губы. Очевидно, она помнила Северуса слишком хорошо. Она вечно растаскивала дерущихся где только возможно, Снейпа и Блэка, что заставляло ее снимать баллы с ее собственного факультета так же часто, как и со Слизерина. - «Где он сейчас, Альбус?»

«В больничном крыле. Им сейчас занимается Поппи», - спокойно ответил Дамблдор. - «Он очень болен, Минерва. Я не могу выставить за дверь больного человека».

***********

После ужина Дамблдор прошел в больничное крыло, чтобы повидать своего бывшего студента. Поппи встретила его в дверях.

«Самое худшее закончилось, и он сейчас лежит. Он все еще отказывается от лекарств, но полчаса назад я уговорила его принять хорошую, теплую ванную».

Она провела его в уединенную комнату, где Северус лежал на кровати. Он свернулся в клубок, туго натянув на себя одеяла, но глаза его были открыты, неподвижный невидящий взгляд зафиксирован на противоположной стене.

«Северус? Ты себя лучше чувствуешь?», - спросил Дамблдор, в то время как Поппи подошла с другой стороны кровати, держа в руке гребень. Она села и, взяв длинный, влажный локон, принялась терпеливо распутывать узлы. Казалось, Северус ничего не замечает.

«Когда они придут?» - Голос Северуса звучал очень, очень слабо.

«Кто?»

«Авроры», - ответил Северус. - «Я расскажу Вам все, что знаю, прежде чем они появятся»

«Я не вызывал авроров, Северус»

«А следовало»

«Они отправят тебя в Азкабан, и вся превосходная работа Поппи пойдет насмарку».

«Я Пожиратель Смерти. Вам следует позвать их»

«Если ты на самом деле хочешь, чтобы тебя арестовали, я не смогу удержать тебя от того, чтобы ты их сам вызвал. Но как бы то ни было, пока мое слово здесь еще имеет вес, я буду делать то, что считаю нужным».

«Почему Вы их не позвали?»

«Я не думаю, что могу ответить тебе сей же момент», - мягко ответил Дамблдор. - «Ты просил, чтобы я выслушал тебя. Ты хочешь о чем-нибудь еще рассказать?»

«Не особенно. Я просто хотел Вас предупредить»

«Почему?», - очень мягко спросил Дамблдор. Он протянул руку и погладил лоб Северуса. Но из-под одеял появилась тонкая рука, резко оттолкнув руку Дамблдора.

«Не надо... прикасаться ко мне»

«Как пожелаешь», - Дамблдор обменялся взглядами с Поппи, которая продолжала безмятежно распутывать другую прядь. - «Что ты наделал, Северус? Расскажи мне, что ты наделал?»

«Я все похерил. Вот, что я сделал»

«Расскажи мне»

«Это не самая приятная история»

«Все равно, расскажи»

Дамблдор был готов к самому худшему, но даже он был не в силах сдерживаться и не вздрагивать в некоторых местах рассказа. Особенно его убивал ровный, спокойный тон, которым Северус излагал свои приключения. И он был просто поражен тем, как сильно Северус хотел ему все рассказать. Как будто ему больше нечего было терять и, поэтому, нечего было скрывать. То, что он заранее услышал от Поппи об этих издевательствах, помогло ему сохранять спокойствие, пока Северус рассказывал о том, что он вытерпел от отца в течение этих лет.

«... мать знала, но она никогда ничего по этому поводу не предпринимала. Я думаю, что она была просто очень рада, что отец нашел кого-то другого, чтобы мучить, поэтому она никогда не вмешивалась, чтобы не рисковать», - говорил тихо Северус. - «Я придумывал тысячи планов, чтобы самому остановить его, но не смог ни разу заставить себя воплотить хоть один из них в жизнь».

«Так вот почему ты знал так много заклинаний, когда прибыл сюда?»

«Да», - Северус медленно кивнул. - «Отец никогда не беспокоился о том, что я читаю, или чем занят, пока я делаю все, что он от меня хочет. Я обычно практиковался на мышах или им подобных»

«А когда ты научился Непростительным заклятиям?» -Дамблдор испытывал сильное любопытство. Эти заклинания были обманчиво простыми, но требовали феноменальных затрат магической энергии.

«Где-то лет в девять, кажется. Я пытался и раньше, но все, чего я мог добиться - это только сильная головная боль», - ответил Северус. - «Avada Kedavra была самым простым из них. Это быстро. На действие других не слишком приятно смотреть. Утрата контроля, потеря достоинства... Нет, мне не нравятся другие».

//Нет, тебе бы не понравились//, подумал Дамблдор. Он прикусил язык, чтобы не спросить, как Северус попался на крючок к Вольдеморту. Он должен позволить Северусу рассказать его собственную историю по-своему.

«Единственный раз я использовал Cruciatus. Когда я убил его», - внезапно сказал Северус.

«Кого?»

«Моего отца»

Дамблдор вздрогнул, а Поппи застыла с расческой в руке. Они оба помнили обстоятельства смерти Джулиана Снейпа. Это было чудовищно, даже по стандартам Пожирателей Смерти. Язык мужчины был откушен, а его гениталии вырезаны бритвой. Затем его подвергли Заклятию Cruciatus, и оставили корчиться в агонии до тех пор, пока он не истек кровью до смерти. Он был в полном сознании, когда умирал.

«Я об этом нисколько не жалею»

Виноват ли в этом был безжизненный и бесчувственный тон, но Поппи уронила гребень и выбежала из комнаты. Дамблдор принудил себя остаться.

«Вольдеморт предложил мне две вещи. Одна - смерть моего отца. Сразу после этого я получил Метку», - продолжил Северус, его голос звучал очень мягко и тихо.

«А другая?»

«Он сказал мне, что он... позаботится обо мне. Ради меня» -Теперь его голос дрогнул. - «Он сказал, что любит меня, и я был так глуп, что поверил ему»

Дамблдор почувствовал прилив смешанных чувств. Он испытывал чувство глубокой жалости к человеку, лежащему перед ним, и странное чувство презрения. Как мог Северус быть таким слепым? К этим чувствам примешивалось отвращение. Он знал, каким обаятельным и насколько безжалостным мог быть Вольдеморт, и его привело в ужас осознание того, каким образом он пользовал Северуса. Вспомнив сейчас насмешки над сексуальной ориентацией Северуса, на которые тот последние два года обучения в Хогвартсе не обращал никакого внимания, Дамблдор был с полной ясностью уверен, что их отношения платоническими не были.

«Это было замечательно какое-то время», - продолжал Северус. - «Он помогал мне находить ингредиенты для моих зелий, и я ухитрился сдать экстерном экзамен на Мастера за такое короткое время, что не верилось, что такое вообще возможно. Я мало чем занимался вместе с другими Пожирателями. Я был слишком занят экзаменами и работой над зельями для него».

«И что случилось потом?»

«Я получил лицензию Мастера Зелий, и он решил, что мне давно пора начать играть более активную роль». - Северус прикусил губу. - «Маргарет Шаллоуз и Хелена Дестрир».

«И кто они?»

«Две девушки, которые случайно натолкнулись на некоторую очень компрометирующую информацию. Он хотел преподать им урок. Я пошел вместе со своими старыми друзьями Розье и Уилксом. Они хотели их пытать. Я убил их прежде, чем они смогли испытать слишком сильную боль», - медленно рассказывал Северус. - «Вольдеморт был... расстроен. Он... продемонстрировал силу заклятия Cruciatus ровно столько, сколько по длительности это обычно требуется, чтобы кого-нибудь сломать. Когда его маленький эксперимент сломать меня провалился, он наказал меня по-другому. И я обнаружил себя в той же самой гребанной ситуации, убегая из которой, я в свое время и присоединился к нему».

Дамблдор ничего не сказал. Северус глубоко, протяжно вздохнул, казалось, он пытается взять себя в руки.

«Я провел три года, готовя для него зелья. Три года я делал именно то, что ему от меня хотелось. Три проклятых года, прежде чем я сбежал». Северус сказал это тоном, исполненным отвращения к самому себе. - «Я не заботился больше. Ни о чем».

«А потом?» Тут должно быть «потом». Всегда было.

«За эти три года меня не разу не попросили сделать ничего большего, чем приготовление зелий. Они не были безобидными, но я никого не убил и не причинил боль, по крайней мере, напрямую. Потом он попросил меня снова убить, поскольку я, оказывается, питаю слабость к убийствам»

«А ты?»

«Я взял некоторую сумму денег со своего счета в Гринготтсе и растворился в маггловском Лондоне. Это было довольно просто сделать», - ответил Северус. - «Это было два года назад. Снова я увидел Вольдеморта три дня назад».

«Итак, ты сбежал»

«Не совсем.» - поправил Северус. - «Метка загоралась, когда он призывал нас. Боль была... сильной. Мои новоприобретенные друзья познакомили меня с некоторыми вещами, которые избавляли от боли. От всей. За последние два года, я не делал ничего, кроме того, что пытался создать наркотики, и потратил кучу денег, покупая маггловские их варианты. У меня никогда не получалось синтезировать вещество, более-менее похожее на героин».

Дамблдор, мрачнея все больше и больше, слушал, как Снейп описывал эти свои последние два года жизни, которые он провел на улицах Лондона, становясь законченным наркоманом. Дамблдор слышал о подобных вещах, но в мире волшебников редко встречались социальные проблемы такого сорта. Наркотические зелья были очень сложны в приготовлении, и их было очень просто нейтрализовать. Не так обстояли дела с маггловскими вариантами этих веществ; волшебники были особенно восприимчивы к этим наркотикам. Слава Господу, как правило, очень немногие маги сталкивались с темнейшими сторонами маггловской жизни. Некоторые из них так хорошо скрывались, что их не могло обнаружить даже Министерство, чтобы выполнить свою миссию по возвращению заблудших овец в стадо.

Дамблдор взглянул в черные глаза, которые все еще смотрели мимо него, в них, казалось, осталась только пустота и безысходность. Он мог с уверенностью сказать, что Северус хочет вернуться к той жизни, что все его существо вопит и жаждет дозы этого злобного маггловского зелья. Он поклялся себе, что оставит Северуса здесь. Даже если ему придется держать его связанным весь следующий год, но он сломает эту химическую зависимость.

«Что случилось три дня назад?», - спросил Дамблдор, удерживая себя от того, чтобы не протянуть к нему руку.

«У меня закончились деньги», - продолжил Северус. - «Я мог добыть немного денег, смешивая некоторые зелья или применяя немного магии, но их и близко не было достаточно. Итак, я пришел на Диагон Аллею, в Гриннготтс. Должно быть, меня выследили; я был недостаточно осторожен».

«Вольдеморт обнаружил место, где ты скрываешься»

«Да, и он был колоссально впечатлен. И местом и мной», - Северус поежился, сжимаясь в еще более тугой клубок под тяжелыми стегаными одеялами. - «Он сказал, что хочет дать мне шанс искупить свою вину. Что он упустил из вида мое юношеское бунтарство. Все, что я должен был сделать, это явиться в Годрикову лощину и уговорить Лили впустить меня к ней в дом».

Дамблдор застыл. Годрикова лощина. Боже милостивый.

«От меня не требовалось убивать их. Я должен был удерживать их там до тех пор, пока он не сделает это сам», - Северус вымучено улыбнулся. - «Я думаю, что он ненавидит Джеймса так же сильно, как я сам, если не больше»

«И ты отказался»

«Не совсем. Я был... болен. Я не был способен проявить гибкость... Я едва мог держаться на ногах». - Медленно произнес Северус. - «Он взглянул на меня и сказал, каким жалким я стал. Каким слабым и бесполезным. Он сказал мне, что не будет убивать меня за неповиновение, что я сам прекрасно поработал над тем, чтобы полностью разрушить себя. Он просто сделал со мной несколько вещей, чтобы напомнить о себе».

//Вроде самого безжалостного и болезненного заклинания, известного человечеству, и изнасилования - для полной меры//, подумал Дамблдор.

«Он был прав», - тихо продолжил Северус. - «Я больше ни на что не годен»

«Почему ты пришел сюда? Почему ты пришел рассказать мне о Джеймсе и Лили?»

«У меня было столько много стремлений, господин Директор. Я собирался сделать так много вещей в своей жизни», - прошептал Северус. - «По крайней мере, я думал, что, могу это сделать. Моя жизнь закончилась. Неважно, что это будет - Вольдеморт, авроры или наркотики. Я больше не хочу жить. Джеймс однажды попытался спасти меня. Я думал, что верну ему долг. Я пришел сюда, потому что Вы единственный, кто когда-либо меня слушал. Кто хоть когда-то верил мне».

**********

Дамблдор больше ничего не мог сделать. Он сидел за столом и думал. Джеймс не поверил в то, что он в большой опасности. Лили была обеспокоена, но тоже не слишком. Они оба уверяли его, что их Хранитель Тайны заслуживает полного доверия, и что у Вольдеморта нет возможности узнать, где именно они находятся. Даже если он и узнает, у него не было возможности разрушить чары без содействия Хранителя. А это никогда не случится.

Дамблдор разрывался надвое. Хранитель скорее отгрыз бы себе руку, чем предал бы Джеймса и Лили, но тогда, откуда Вольдеморт узнал, что они живут в Годриковой лощине?

Северус не мог сказать ему об этом. Во-первых, он не знал ничего, кроме тех крох информации, которые ему дал Вольдеморт. Во-вторых, Северус вообще прекратил разговаривать. После долгой, изматывающей исповеди он ушел в себя, перестав узнавать и его, и Поппи.

*******

Хэллоуин отмечался в Хогвартсе с размахом, но Дамблдор испытывал тревогу.

«Альбус, что с тобой такое?» - Минерва поймала его после завтрака. - «Ты всегда радовался Хэллоуину»

«Минерва...», - вздохнул Дамблдор. - «Минерва, есть вероятность, что на Поттеров сегодня будет совершено нападение».

«Прошу прощения?»

«Я на днях получил информацию, что Вольдеморт планирует напасть на Джеймса и Лили»

«Откуда?»

«Не могу тебе сказать» - Дамблдор покачал головой. - «Я не знаю, насколько она достоверна, но...»

«Сириус Блэк никогда не предаст Джеймса», - категорично заявила Минерва. - «Он распущенный и буйный, но он никогда такого не сделает. Твой осведомитель плетет интриги»

«Возможно», - согласился Дамблдор. - «Да, вероятно, ты права»

Дамблдор знал все о непреходящей ненависти между Северусом Снейпом и Сириусом Блэком. Северус не был дураком; он знал все насчет разновидностей чар, которые могли быть использованы для защиты Поттеров. И не надо быть гением, чтобы догадаться, кого Джеймс выберет в качестве Хранителя Тайны. Сириус Блэк был лучшим другом Джеймса, и они дружили почти всю сознательную жизнь. Даже Ремус Люпин не был Поттеру ближе.

Северус ненавидел Джеймса и его друзей все школьные годы. Может, это причудливый способ взять реванш за тот неприятный инцидент на пятом курсе?

********

Сова прилетела во время ужина. Едва увидев ее, Дамблдор уже знал, какие известия она принесла, и сердце его сжалось. Это было торопливо написанное письмо от Сириуса Блэка, в котором он просил Дамблдора безотлагательно прибыть на место.

Дамблдор встал из-за стола. Быстро пройдя к ближайшему камину, он отправился прямиком в Годрикову лощину. Зрелище, открывшееся его глазам, рвало душу.

Представитель Министерства был уже здесь, с командой быстрого реагирования. Им не надо было ждать совы, так что они могли действовать сразу.

«Профессор Дамблдор» - Один из авроров торопливо встал, отряхивая мантию от пыли.- «Это чудо!»

«Что случилось? Джеймс и Лили...?»

«Это чертовщина какая-то» - Аврор широко улыбнулся. -«Боюсь, что Джеймс и Лили Поттеры мертвы, но...»

«Мертвы?!!!» Дамблдор вскипел от гнева. «Как ты можешь улыбаться, говоря об этом?!»

«Потому что Вы-Знаете-Кто тоже исчез», - объяснил аврор. -«Мы прибыли сюда, когда он все еще был здесь. Он ударил заклятием в Поттера, а затем попытался поразить малыша. Но взревел и исчез сам!»

«Исчез?» - Дамблдор почувствовал, как легко стало на сердце, и даже горе по погибшим не могло этому помешать.

«Пропал. Сгинул», - улыбался аврор. - «Мы все будем спать после этой ночи спокойнее».

********

На то, чтобы сообразить, что делать, у Дамблдора ушли века. Празднование явилось причиной для огромной путаницы и неразберихи. Он ничего не мог сделать, чтобы прекратить это, даже если бы захотел. Это была спонтанная вспышка ликования, ведь отныне тяжелая тень Вольдеморта не омрачала существования мира.

Во время празднований, он ухитрился забрать маленького Гарри, чтобы уладить с ним все дела. Бедный малыш остался сиротой, его родители были убиты в последней жестокой атаке. Дамблдор потерял счет волшебникам, которые телепортировали к ним, чтобы посмотреть на ребенка, который каким-то образом выжил после прямого удара самого Темного Лорда.

Мальчик, Который Выжил.

В конце концов, он передал ребенка Сириусу Блэку, который выглядел сейчас необычно подавленным. Он ведь его крестный отец, в конце концов.

«Я не могу взять его пока, всего пару дней», - сказал Блэк. Его резкие слова не соответствовали той нежности, с которой он держал на руках спящего крестника.

«Мы должны будем устроить Гарри к родственникам его матери», - поправил его мягко Дамблдор.

«Я возьму его к себе. Просто я должен сначала кое-что сделать», - прорычал Блэк.

«Как ты проворонил чары, Сириус?»

«Я объясню всю историю сразу. Но я должен сначала кое-что сделать»

«Очень хорошо» - Кивнул Дамблдор. Блэк очень любил Джеймса и Лили; ему было необходимо зализать раны, пережить гнев и горе. - «И все-таки, Сириус, я думаю, малышу Гарри будет лучше в семье его матери»

«Почему?»

«Оглянись, Сириус» - Дамблдор обвел рукой ликующую толпу, и сполохи фейерверков. - «У Гарри не будет ни минуты покоя в мире магов. Ему всегда и все будет позволяться. Все, чтобы ему не захотелось, - из-за этой ночи»

«И что?»

«Я не хочу видеть сына Джеймса и Лили избалованным и испорченным всей этой суетой и вниманием. И я сомневаюсь, что этого хочешь ты. Он вернется, когда будет готов, после того, как проведет нормальное детство». - Дамблдор нежно погладил Гарри по лбу. - «Я пошлю сову Минерве, пусть она раздобудет адрес родственников Лили, и отправлю Хагрида к тебе в помощь. Хагрид просто без ума от детей, и он поможет тебе позаботиться о Гарри и справиться с толпами любопытных»

Блэк неохотно согласился.

***************

Дамблдор в этот день был слишком занят, чтобы уделить внимание чему-либо еще, кроме удивительной новости об исчезновении Вольдеморта. Министр спрашивал его совета по каждому поводу, к тому же торжества немного вышли из-под контроля. Магглы начали замечать фейерверки и сов, потому что каждый в волшебном мире предавался безумному ликованию. Сам Дамблдор не мог противостоять этой радости, но она умалялась от печали по Гарри и его родителям. Горше всего было то, что ребенку едва исполнился год.

Лишь когда он отправил Гарри к его родственникам, благодаря стараниям Минервы - суетливой старой ведьмы - у него появилось время обдумать то, о чем рассказал ему Северус.

Северус был прав. Он знал, что должно произойти, и это случилось. Но каким образом Вольдеморт смог узнать тайну, так надежно охраняемую лучшим другом Джеймса?

***********

Когда Дамблдор вернулся в Хогвартс, было уже очень поздно. Он немного тревожился из-за магглов, которым отдали Гарри, но выбор у него был весьма небогат. Сириус Блэк, при всех его хороших намерениях, не мог быть подходящей кандидатурой на роль родителя.

«Поппи, а где Северус?» - Дамблдор окинул взглядом комнату, в которой они устроили Северуса.

«Сейчас покажу». - Губы Поппи сжались в ниточку, лицо выражало крайнее беспокойство. Она повела его через всю школу, вниз к подземельям, мимо лабораторий в давно не используемую часть замка. Северус Снейп сидел на полу под факелом, прислонившись спиной к стене и поджав колени. Правой рукой он держался за левую, и мерно бился затылком о каменную стену. Взгляд на его лице был отсутствующим и пустым.

«Прошлой ночью он ушел из больничного крыла. Он выглядел так, как будто ему больно. Он спустился сюда и начал кричать». - Рассказывала Поппи Дамблдору, не отрывая взгляда от человека на полу. - «Это было ужасно. Затем он... перестал. А потом начал делать вот так».

«Он здесь целый день?», - нахмурился Дамблдор.

«Нет, конечно, нет», - ответила Поппи. - «Мне пришлось оглушить его, чтобы заставить прекратить это. И я забрала его обратно наверх сразу, как только смогла. Но, как бы то ни было, как только чары Ступефая ослабли, он сюда вернулся»

«А ты не могла оглушить его сильнее?»

«Что, камнем по голове?», - рявкнула в ответ Поппи. - «Он гораздо более сильный маг, чем я, даже в таком состоянии. Он стряхнул чары, как будто это ему ничего не стоило, я такого никогда раньше не видела. Я даже пыталась физически его связать, но он не дался»

«А ты забрала у него палочку?»

«Альбус, у него нет палочки. У него не было палочки, когда он явился сюда», - отрезала Поппи. - «Где он научился магии без применения волшебной палочки, я не знаю, но он это может. И применяет»

«Хмм», - Дамблдор взглянул на фигуру на полу. «А ты разговаривала с ним?»

«Я разговаривала до тех пор, пока не сорвала голос», - ответила Поппи. - «Он не отвечает мне. И я должна была вернуться наверх, потому что там было несколько случаев с ожогами, из-за фейерверков».

«Мы приглядывали». - Тоненький голос раздался за их спинами, и они повернулись, увидев четырех призраков паривших неподалеку. Сэр Николас, Толстый Монах, Серая Леди и Кровавый Барон, все были здесь. Их лишь отчасти реальные фигуры выражали высшую степень беспокойства, доступную призракам. - «Вы должны помочь, господин Директор»

Дамблдор на мгновение задумался, затем опустился на колени рядом со Снейпом. Он протянул руку и положил ее на худое плечо. Снейп задрожал и двинулся вбок, прочь от прикосновения. По крайней мере, он перестал биться головой.

«Северус?» - Дамблдор использовал нежный и мягкий голос. -«Он исчез, Северус. Он больше не причинит тебе боли»

«Нет», - внезапно сказал Северус, испугав этим Поппи. - «Нет, он не исчез»

«Посмотри». - Очень осторожно, Дамблдор подтянул его левую руку и завернул рукав. - «Взгляни на свою руку»

Предплечье Северуса было тонким и призрачно белым. Без позорного пятна. Метка исчезла.

«Она здесь», - прошептал Северус, поспешно прикрывая руку. - «Я все еще чувствую ее»

«Здесь больше нет Метки, Северус. Вольдеморт исчез», - с твердой уверенностью сказал Дамблдор.

«Он вернется. Попомните мои слова, Директор. Он вернется»

«Сегодня ночью он потерпел поражение», - сказал тихо Дамблдор. От этого Снейп, казалось, немного оживился.

«Джеймс и Лили... С ними все в порядке, да?»

«Нет». - Дамблдор поморщился. - «На них напали. Они не выжили. Ребенок... он остановил Вольдеморта - заклятие срикошетило»

«Они погибли?» - Недоуменный взгляд разбивал сердце.

«Да»

Дамблдор смотрел, как Снейп уронил голову и закрыл ее руками, как будто защищаясь. Худые плечи затряслись, и Дамблдор понял, что он плачет. Он взглянул на Поппи, совершенно не представляя, что делать. Удивительно, но она выглядела куда менее обеспокоено. Он встал и подошел к ней.

«Что я могу сделать, Поппи?»

«Он плачет, Альбус. Это хороший знак», - сказала она успокаивающе. - «Я могу забрать его отсюда».

**********

Новости, поджидавшие его по возвращении в кабинет после того, как он помог Поппи отвести Северуса в больничное крыло, хорошими не были. Абсолютно.

Сириус Блэк, доверенный Хранитель Тайны Джеймса и Лили Поттеров, оказался одним из тех, кто предал их. После того, как Блэк передал малыша Гарри Хагриду и одолжил тому свой мотоцикл, он напал на Питера Петтигрю, одного из своих ближайших друзей и убил его в уличном поединке. Двенадцать магглов погибли при битве, и Блэк в ожидании суда сейчас находился под стражей.

Сириус Блэк предал своего лучшего друга. Сириус Блэк оказался Пожирателем Смерти, последователем Вольдеморта. Дамблдор покачал головой. Исповедь Северуса опечалила его, но даже она не произвела такого впечатления, как эта новость. Как мог он так ошибиться в Блэке. Блэк совсем не был похож на замкнутого и угрюмого Северуса; успешный во всех смыслах, популярный, у него была любящая семья и куча друзей. Дамблдор всегда считал Блэка вместе с Джеймсом Поттером одной из самых успешных страниц в истории Хогвартса. Эти двое являлись блистательным примером того, что могло дать образование Хогвартса, образцовыми гриффиндорцами, воплощающими все, чем являлся Годрик Гриффиндор. Это был тяжелый удар, узнать, как страшно он ошибался в своих суждениях.

*********

С падением Вольдеморта забот у всех, казалось, только прибавилось. Дамблдору пришлось передать управление школой Минерве Мак-Гонагалл, поскольку он проводил едва ли не три четверти своего времени в Министерстве. Он должен был присутствовать почти на каждом судебном заседании.

Перед началом очередной судебной сессии он пришел поговорить с Северусом. Северус знал структуру организации Вольдеморта и мог снабдить его информацией. Дамблдор надеялся, что сможет найти какой-нибудь способ уберечь Северуса от Азкабана; он покинул Вольдеморта по своей собственной воле. Убийство его отца было всего лишь самозащитой; ни один суд не признал бы его виновным за то, что он избавил мир от недосягаемого для правосудия чудовища - своего отца. Смерть двух девушек представляла большую проблему, но если Северус даст показания Министерству, возможно, ему удастся выхлопотать для Северуса неприкосновенность.

Северус сидел в своей комнате на подоконнике, и смотрел в окно, когда пришел Дамблдор. На нем была чистая одежда, а его длинные волосы были расчесаны и волнами струились по спине. Хотя он и был сейчас ухожен и аккуратно одет, он все еще был слишком худым и невероятно бледным.

«Подписан ордер на твой арест», - мягко сказал ему Дамблдор. Северус не повернулся от окна.

«Я знаю»

«Ты не хотел бы рассказать мне о том, что ты знаешь?»

«Да»

«Ты назовешь мне имена?»

«Малфой. Крауч, младший. Каркарофф. Лестрендж...»

«Лестрендж? Анита или Алан?»

«Оба. Эйвери тоже». - Северус наконец-то повернулся к Дамблдору. Он выглядел гораздо, гораздо старше своих двадцати пяти лет.

«А Сириус Блэк?»

«Блэк?» - Казалось, Северус неподдельно удивлен.

«Ты не читал протоколы?»

«Нет. Я... не мог. Еще нет»

Дамблдор рассказал ему о Блэке и о том, как тот напал на Петтигрю. Северус кивнул, на удивление спокойно.

«Я знал, что он убийца, еще десять лет назад». - Горечь наполнила его тихий голос. - «Так же, как и Вы»

«Это было...» - Дамблдор осекся, он внезапно поймал себя на том, что снова почти автоматически попытался оправдать шалость Блэка десятилетней давности, когда тот отправил Северуса на встречу с оборотнем. Блэк не собирался причинять никому вреда, раньше он был уверен в этом. Как и в том, что Поттеры в безопасности, пока Блэк - Хранитель Тайны. Еще одна неверная оценка. И еще одно предательство в отношении молодого человека, сидящего перед ним.

«Проследите за деньгами», - прервал Северус гнетущую тишину.

«Что?»

«Проследите за деньгами», - повторил терпеливо Северус. -«Если вы хотите знать, как работала организация, и кто был в нее вовлечен, проследите за деньгами»

«Ну конечно же, но...», - начал Дамблдор. - «Но где мы добудем эту информацию? С чего начинать?»

«Гриннготтс». - Северус взял с подоконника кусок пергамента и передал его Дамблдору. - «Многое записано здесь. Это моя доверенность на доступ к информации о счетах»

«Твоя доверенность?»

«Я дал Вольдеморту доступ к некоторым средствам, которые я унаследовал после убийства отца», - спокойно сказал Северус. -«Только к крошечной части, конечно. Большая часть наследства связана в трастовых фондах и недвижимости, ну и тому подобное. Но есть и достаточно количество ликвидных активов, которые служили источником больших денег. Проследите их движение, и Вы обнаружите большинство необходимых Вам сведений»

«Как много денег?»

«Восемьсот тысяч галлеонов»

«Восемьсот тысяч галлеонов?»

«Вольдеморт недооценивал степень состояния», - пожал плечами Северус. - «Он видел дом и угодья и предположил, что большая часть денег вложена именно туда»

«Просто из любопытства, сколько ты унаследовал?»

«Имеется в виду все? Я точно не знаю. Миллионы. Я очень давно не заглядывал в финансовые документы. Конечно, как-то раз я был в суде, когда я выплачивал долю наследства кузине Алекс. Ей хватит этих денег на всю жизнь, и еще останется, чтобы перейти куче ее потомков. И все-таки, пройдет поколение, если не два, прежде чем деньги иссякнут".

У Дамблдора мелькнула циничная мысль, что наследство было одной из главных причин, по которой Вольдеморт завербовал Северуса.

«Я абсолютно точно уверен, что Вольдеморт знал, что я буду единственным наследником после смерти отца, во всяком случае, до тех пор, пока меня не поймают». - Северус криво усмехнулся, как будто прочитав мысли Директора. - «Деньги, вот то единственное, что могло привлекать во мне людей»

«Я совершенно уверен, что это происходило и из-за твоих талантов», - запротестовал Дамблдор. - «Ты очень сильный волшебник»

«Раньше был». - Северус неловко поежился. - «Если у Вас есть время, господин Директор, я могу рассказать Вам об организации Пожирателей Смерти»

*********

Дамблдор был поражен тем, сколько сведений дал ему Северус. У него была бесспорная способность к наблюдению и умение делать точные выводы. Вооружившись этой информацией и используя всю свою изобретательность и хитрость, он убедил Министра снять все обвинения против Северуса. Приличная взятка под видом штрафа за использование Непростительных заклятий при самозащите, и Северус был чист перед законом. В Министерстве слишком страстно желали заполучить такую информацию, чтобы придираться к одному единственному человеку, и они были достаточно обычными людьми, на которых можно было произвести впечатление богатством и происхождением. Северусу, казалось, было мало дела до этой отсрочки приговора или до того, что он сохранил свое наследство.

«Ты на свободе, и ты не нуждаешься в деньгах», - радостно сообщил ему Дамблдор. - «Это должно чего-то стоить»

«Я никогда не буду нуждаться в деньгах. Мне просто необходимо немного наличных на текущие расходы», - медленно сказал Северус. - «Деньги никогда не были и никогда не будут для меня проблемой»

Дамблдор подумал, что Северус, скорее всего, прав.

«Что ты собираешься делать?»

«Не знаю», - Северус пожал плечами. - «Вернусь в Лондон, наверное»

«Нет». - Дамблдор отрицательно помотал головой. - «Ты не можешь туда вернуться»

«Я могу делать все, что, черт подери, пожелаю!»

«Я запрещаю тебе»

«Вы не имеете права мне запрещать...»

«Ты обязан мне, Северус». - Непоколебимо сказал Дамблдор командным тоном. - «Ты мне должен, и я соберу долги»

**********

Северус остался в Хогвартсе, хотя фактически никто не знал, что он здесь. Он совершал прогулки по нежилым и редко используемым помещениям замка, сторонясь студентов и учителей, пытаясь преодолеть последствия своей наркотической зависимости.

До тех пор, пока он находился здесь, Дамблдор разрешил ему бродить столько, сколько он пожелает. Северус был все еще очень слаб физически, и от Помфри не потребовалось слишком много усилий, чтобы добиться от него обещания оставаться в школе до тех пор, пока она не подпишет ему заключение о состоянии здоровья.

После того, как Снейп сумел испугать Филча до такой степени, что у того слетели штаны - причем практически буквально - Дамблдор осторожно решил довести до преподавательского состава то, что у них есть гость. Он намеревался рассказать им как можно тактичнее, но на учительском собрании Филч взял слово первым.

«Господин Директор, скажите, пожалуйста, что Вы намереваетесь предпринять по поводу вампира в подземельях?»

«Вампира?» - Мак-Гонагалл встревожено привстала со своего кресла.

«Там нет никаких вампиров, Минерва», - успокаивающе сказал Дамблдор. - «Ты помнишь, я как-то тебе говорил, что ко мне приходил Северус Снейп?»

«Ты хочешь сказать, что он все еще здесь?»

«С ним еще далеко не все в порядке, Минерва. Аргус, извини, если он испугал тебя...»

«Испугал?!» - Прорычал Филч. - «Нет, господин Директор, он не испугал меня. Он на меня напал!»

«Напал?» - Теперь встревожился Дамблдор.

«Миссис Норрис совершала свой ежедневный вечерний моцион и вдруг заметила в подземельях нечто странное», - сказал Филч, наслаждаясь тем, что все внимание учительского сообщества обратилось на него. - «Я пошел посмотреть, и там оказался этот вампир. Он совершал какой-то ритуал с очень маленьким факелом, я почувствовал запах горящего фимиама»

С этого места Мадам Хуч чуть не задохнулась от смеха.

«Это было случайно не на жертвеннике, посвященном Марсу?»

«Так это и было, да». - Филч зыркнул на нее. - «Я имел дело с курильницами, я знаю»

«Не сомневаюсь, что ты все знаешь», - хмыкнула Мак-Гонагалл. - «Продолжай, Аргус»

«Ну вот, я не мог спустить ему это с рук. Разве я мог?» - Он потер руки. - «Вампир отвернулся от меня, но я решил с ним сразиться. Ни одна нежить меня не одолеет в моей школе»

«Вампиры обладают сверхъестественной силой, Аргус. Ты очень храбр, раз решил вступить в схватку с вампиром», - вмешалась Хуч. Филч приосанился, гордясь собой.

«Но этот вампир оказался не из таких. Я схватил его и запросто бросил на землю», - самодовольно сказал Филч. - «Если бы не его магия...»

«Магия?» - Дамблдор подался вперед. Что за заклинание использовал Северус? Очевидно, это не было смертельное заклятие, раз Филч все еще здесь.

«Ублюдок бросил в меня чары направленного пламени. Прямо через мои рабочие штаны», - гневно сказал Филч. - «Пока я пытался сбить огонь, он направил в меня примерно полудюжину чар, включающих и заклинание Забвения, чтобы я не запомнил, на что он похож. Он вампир, господин Директор. Только вампиры могут помрачать твои мысли без использования палочки»

«Нет там никаких вампиров, Аргус». - Дамблдор сел обратно, испытывая сильное облегчение. - «У нас в замке очень застенчивый гость, и смею заверить, он не хотел никого беспокоить».

«Аргус, Северус Снейп - твой вампир», - добавила Мак-Гонагалл решительно. - «Ты ведь помнишь его, не так ли?»

«Асоциальный, безобразный маленький стервец? Который заклял почти каждого на своем курсе?», - спросил Филч одобрительным тоном.

«А... Ты его помнишь», - сказал весело Дамблдор. - «Он останется здесь на некоторое время»

«Разве его не арестовало Министерство?», - спросила, нахмурившись, Хуч.

«С него сняли все обвинения», - заверил ее Дамблдор.

«А как насчет ритуала?», - подозрительно спросил Филч, -«Только потому, что он бывший студент еще не значит, что он не может быть вампиром»

«Он не вампир, Аргус», - сказала Помфри почти раздражительно. - «Он, скорее всего, курил. Это и был фимиам, который ты почувствовал. Табак. Он не делал ничего вредного»

«Альбус, что случится, если на него случайно натолкнутся студенты?», - спросил Флитвик. - «Если он заклял Филча...»

«Что все мы время от времени и хотели сделать...» - прошептала Мак-Гонагалл в чайную чашку.

«...он может посметь причинить вред ученикам»

Дамблдор сложил руки домиком. Он знал, что Флитвик рассуждает логично. Но он не хотел отпускать Северуса. Он знал, что Снейп будет искать той жизни, которую вел раньше, до прихода сюда. И это его очень сильно беспокоило.

Он терял Северуса много раз; он не мог потерять его снова. Если он сможет спасти этого ученика, тогда он сможет спасти тех, кто последует за Вольдемортом, если - или когда - тот вернется. И все-таки, он не мог допустить, чтобы студенты были в опасности. Снейп был опасен. Он знал это. Сила, которой он владел, даже в таком слабом состоянии, даже в такой депрессии, была безмерна; гораздо могущественнее, чем он видел у кого-либо из магов...

Будь проклят Вольдеморт! Он увидел то, чего не смог Дамблдор: огромную магическую силу, которая есть у Северуса Снейпа. Он обладал потенциалом стать одним из величайших магов поколения. У него был талант, энергия и интеллект, чтобы представлять собой угрозу, поэтому Вольдеморт и прибрал его к рукам в таком юном возрасте. Поймал его в ловушку, используя его ранимость и неуверенность в себе. Боялся ли Вольдеморт Северуса? Было ли это причиной, из-за которой он не делал попыток убить его? Не поэтому ли он все время подвергал бедного мальчика пыткам, чтобы страх и унижение удерживали Северуса от того, чтобы пойти против него? Дамблдор закрыл учительское собрание, дав себе чистосердечное обещание непременно что-нибудь предпринять для защиты учеников.

********

Он нашел Снейпа в одной из редко посещаемых башен. Северус сидел на подоконнике у открытого окна и курил.

«Дурная привычка, Северус», - предупредил он.

«Всего лишь одна из многих» - ответил Снейп, щелчком отбрасывая окурок за окно и испепеляя его прямо в воздухе. Это была краткая, но явная демонстрация.

«Ты много колдовал в последнее время?»

«Да так», - Снейп пожал плечами. - «Не особенно»

«Твоя палочка осталась в Лондоне?»

«Нет. Я забыл ее, когда бежал от Вольдеморта. Мне она не особенно нужна, на самом деле. Чтобы делать зелья, ею много размахивать не надо»

«Однако ты все-таки можешь применять магию»

«Да. Я всегда был на это способен. Я не пользовался палочкой до своего поступления в Хогвартс», - Снейп прикурил еще одну сигарету, щелкнув пальцами и сотворив маленький огонек на кончиках пальцев.

Дамблдор скрыл свое удивление. Он мог сосчитать на пальцах одной руки число магов, включая себя самого, которые могли бы сделать больше, чем незначительнейшая магия без палочки.

«Ты никогда не делал этого в школе»

«Когда кто-нибудь мог меня за этим делом заловить, нет. Кроме того, палочка многое упрощает»

«Ты себя чувствуешь лучше?»

«Не особенно. Меня, правда, уже не трясет так сильно»

«А тебя все еще тянет...?» - Дамблдор не знал, как спросить о наркотиках потактичнее, так что он позволил вопросу повиснуть в воздухе. Снейп взглянул на него своими нечитаемыми глазами.

«Я подозреваю, что меня всегда будет тянуть», - сказал он спокойно. - «Особенно, когда это начинает ползать» Он показал на левую руку.

«Ползать?»

«Это чувствуется, как будто она двигается под кожей. И я иногда могу ее видеть, вроде как тень на моей руке».- На мгновение он замолчал. - «Я не думаю, что это галлюцинации. У меня они были, и это не то же самое».

«Ты думаешь, что он вернется обратно». - Это не было вопросом.

«Я знаю, что он вернется. Он говорил мне раньше о своих планах жить вечно»

Дамблдору не хотелось слишком сильно задумываться о тех обстоятельствах, при которых Снейп мог узнать о планах Вольдеморта; мысль о том, что это были их постельные разговоры, вызывала самое настоящее отвращение.

«Чем ты планируешь сейчас заняться?»

«Вы имеете в виду, когда Вы меня отсюда отпустите?» - Снейп выбросил сигарету в окно, снова испепелив ее в полете. - «Я не знаю. Залягу на дно, пока не пройдут процессы. Подозреваю, что я почти также популярен у Пожирателей Смерти, как и в школе»

«А ты хочешь вернуться к работе с зельями?»

«Кто доверит зелья наркоману?»

«Я доверю», - мягко сказал Дамблдор. - «Поппи использует некоторые зелья при лечении детей. Ты можешь готовить их даже с завязанными глазами. Ты ей многим обязан, Северус. Ты не хотел бы чуточку упростить ей жизнь?»

«Разве профессор Лулли не будет против?»

«Рэймонд верит, что изготовление Перечной настойки унижает его профессиональное достоинство»

«Имбецил. Ни одно зелье не может быть ниже достоинства настоящего Мастера Зелий»

«Из чего следует, что он, в отличие от тебя, таковым не является»

«Вы действительно доверите мне лабораторию со всеми этими ингредиентами? Наркотические зелья не такие убойные, как маггловская наркота, но я могу использовать и их в самом крайнем случае».

«Могу я доверять тебе?»

«Не знаю»

«Я хочу дать тебе шанс. Я не думаю, что ты меня подведешь». - Дамблдор чуть не вздрогнул от взгляда, которым одарил его Снейп. Впервые со своего возвращения в Хогвартс молодой человек искренне улыбнулся и встал прямо. Дамблдору показалось, что в тот момент преданность Северуса, ранее принадлежавшая одному Вольдеморту, безраздельно перешла к нему. Он предавал этого молодого человека много раз, с момента его прибытия в Хогвартс до дня, когда он вернулся в ту преисподнюю, которой была его жизнь дома. Дамблдор надеялся, что сможет быть достойным этого доверия. И доверия, которое к нему питали другие умные проблемные мальчики и девочки. Эта идея вдруг пришла ему в голову, и он встряхнул головой, пытаясь прогнать эту мысль.

«Где находится лаборатория, ты знаешь. Возьми у Поппи список необходимых ей зелий. А она даст тебе пароль».

************

«Ты не в своем уме, Альбус», - осуждающе постановила Минерва.

«Неужели?»

«Послушай, я знаю, что Лулли работает спустя рукава, но ты уверен, что он будет чем-то лучше?»

«Коллегия уже согласилась отправить Лулли на досрочную пенсию и позволила мне нанять специалиста, у которого есть сертификат Мастера Колледжа»

«А ты упомянул, кого именно ты имеешь в виду?»

«Кого именно, конечно нет»

«Северус Снейп, по твоему собственному признанию, наркоман...»

«Излечившийся наркоман»

«Гомосексуалист, убийца, палач и бывший Пожиратель Смерти». - Минерва продолжала тоном, не допускающим возражений. - «Я что-нибудь упустила?»

«Нет»

«Он никогда до этого не вел уроков, у него нет диплома преподавателя, и ему всего лишь двадцать пять», - добавила Минерва. - «И ты хочешь дать ему должность полноправного Профессора Зельеварения»

«Он самый молодой Мастер Зелий за последние два столетия»

«Я не сомневаюсь в его квалификации в этой области, но вот пригоден ли он к преподаванию?»

«Помимо этого я собираюсь предложить ему должность главы Слизерина. Рэймонд совершенно распустил их»

«Главы Слизерина!?» - Минерва задохнулась. Выражение на ее лице медленно менялось под непроницаемым взглядом Дамблдора. «Да, Альбус. Я думаю, это превосходная идея»

*********

Запасы зелий Поппи пополнились количественно и улучшились качественно. Сама Поппи была просто в восторге от того, что у нее теперь был собственный Мастер Зелий, который в точности знал, что именно надо делать. Дамблдор смотрел из коридора через открытую дверь, как Северус осторожно процеживает какое-то варево в однодозовые флакончики, приготовленные Поппи.

Дамблдор пришел к выводу, что он выглядит гораздо лучше. Все еще слишком тонкий, все еще очень бледный - последствия нездорового образа жизни, который Северус вел последние несколько лет, - и его зубы были заметно желтыми от большого количества чая и частого курения. Но он больше не выглядел, как высокое, черное пугало для ворон.

«Вы что-то хотели, господин Директор?» - Теперь, благодаря тому, что он работал на школу, Северус скрупулезно придерживался официальных титулов.

«Мне надо кое о чем поговорить с тобой». - Войдя, Дамблдор заметил изменения, произошедшие в кабинете алхимии. Лулли имел склонность к театральным эффектам, и это помещение частенько напоминало лабораторию безумного ученого. Северус работал аккуратно и без спешки. Дамблдор знал, что Северус тоже любит покрасоваться, но когда дело касалось его зелий, профессионализм выступал на первый план.

«О чем?»

«О твоем будущем»

«Да, я тоже собирался спросить Вас об этом». - Северус закупорил последний флакончик и вытер руки чистым полотенцем. - «Мне надо выбраться на Диагон Аллею в самое ближайшее время. Некоторые запасы подходят к концу, и мне на самом деле необходимо купить себе что-нибудь более подходящее из одежды, ну и еще по мелочи». - Он был одет в поношенную и местами подранную маггловскую одежду. Его единственная мантия уже давно пришла в еще более плачевное состояние.

«А еще тебе нужно купить палочку, даже если она тебе на самом деле и не нужна»

«Это тоже»

«Но я хотел, чтобы ты сделал кое-что другое»

«Что?»

«Чтобы ты поступил в Магический Педагогический Институт. Предпочтительно в филиал, находящийся в Йорке»

«Что? Зачем?»

«Мне бы очень не хотелось, чтобы ты следующий год жил в Лондоне. Я бы предпочел, чтобы ты находился поближе ко мне»

«Я имею в виду, зачем мне поступать в МПИ?»

«Чтобы получить диплом учителя»

«С какой стати я должен хотеть получить диплом учителя? У меня уже есть сертификат Колледжа, позволяющий набирать учеников. Не то, чтобы я этого сильно хотел»

«Сертификат Колледжа не дает тебе квалификацию, требующуюся для преподавания здесь», - объяснил Дамблдор. -«Профессор Лулли уходит в этом году в отставку. Я хочу, чтобы ты занял его место»

«Я? Преподавать Зелья?»

«И возглавить факультет Слизерин»

«Вы спятили»

«Прошу тебя, Северус, постарайся быть более оригинальным. Минерва уже говорила мне то же самое»

«Я не понимаю»

«Я хочу, чтобы ты преподавал Зелья, потому что ты один из лучших Мастеров Зелий в Англии, если не в мире. Мне бы хотелось, чтобы студенты, заканчивающие Хогвартс, получали лучшее образование, которое мы можем обеспечить», - сказал Дамблдор, становясь серьезным. - «Ты недавний выпускник. Ты знаешь, что и как происходит в школе. И год учебы в МПИ позволит тебе окунуться в академическую атмосферу, пока ты окончательно не придешь в норму»

«Ну ладно, занять место преподавателя Зелий - в этом есть какая-то извращенная логика, но глава Слизерина?»

«Северус, с тех пор, как ты пришел сюда, чтобы рассказать мне о Джеймсе и Лили, я не мог отделаться от мысли, как же ужасно я тебя подвел»

«Вы не...»

«Позволь мне закончить, пожалуйста», - Дамблдор поднял руку, предвосхищая любые возражения. - «Я постоянно об этом думал. Я, в целом, счастливый человек, и у меня была счастливая жизнь. Я знаю очень много, но есть нечто, чего я не знаю и никогда не научусь распознавать это»

«Что?»

«Я никогда не смогу осознать ту бездну страданий, которые перенес ты. Такой опыт совершенно мне чужд, а поэтому, я не могу увидеть его печать на других. Я могу видеть лучшее, практически в каждом. Я не могу видеть худшее. Для меня такая боль, которая заставила тебя совершить свой выбор не по желанию, а из-за отчаяния - непостижима», - мягко сказал Дамблдор. - «Очень много преданных последователей Вольдеморта были слизеринцами твоего года выпуска, и я обнаружил, что совершенно сбит с толку. Я не понимал, как это стало возможным, и что он смог предложить им. Я привык думать, что это была только жажда власти, но это ведь не так, правда?»

«Нет»

«Тогда, что это было?»

«Власть». - Северус ответил также мягко. - «Для некоторых, все, что есть, это абсолютная жажда власти. Для большинства из нас, это всего лишь способ, которым мы можем защитить себя. Прогнать от себя боль»

«Я никогда не сталкивался с такими страданиями, которые заставляют человека быть слепым к боли других»

«Трудно быть внимательным к кому-то другому, когда все твое внимание сосредоточено на том, чтобы выжить», - сказал тихо Снейп. - «И, может быть, если предоставляется благоприятная возможность, найти что-нибудь, что доставит немного удовольствия. Причинение боли доставляет удовольствие, когда ты сам тонешь в ней с головой. Даже если ты причиняешь ее самому себе»

«Я не понимаю этого». - Дамблдор встряхнул головой. - «А ты понимаешь»

«Я впитал это со спермой отца», - Снейп отвернулся.

«Дети из Слизерина жизнью подготовлены, чтобы поверить Вольдеморту. Многие из них травмированы потерями, если не опытом в более безобразных вещах. Ты мне нужен, чтобы присмотреть за ними, но решение за тобой»

«Не только за слизеринцами, Альбус. Это касается всех детей»

«Вот почему ты мне нужен здесь. Ты мне нужен для того, чтобы напоминать мне об этом, чтобы мой дурацкий оптимизм и моя слепота не сотворили нового Северуса Снейпа. Или Сириуса Блэка»

**********

«Поскольку профессор Лулли в конце прошлого года вышел в отставку, чтобы посвятить себя научным изысканиям, мне доставляет большое удовольствие представить вам профессора Снейпа, который не только будет преподавать Зелья, но и займет пост главы факультета Слизерин». - Дамблдор подождал, пока стихнут вялые хлопки и взглянул на Северуса, сидящего через несколько мест от него за учительским столом.

Несмотря на год тяжелой учебы и его прошлый опыт, Северус выглядел так, как будто он совершенно пришел в себя. Он был одет в дорогую одежду, которую он предпочитал со школьных времен - безупречно пошитую и абсолютно черную. И свои длинные волосы он обрезал до плеч. К сожалению, ставшие более короткими и беспрепятственно болтающиеся вокруг лица волосы имели явную склонность замасливаться и становиться грязными по малейшему поводу, включая варку зелий, но в целом Дамблдор был доволен своим новым профессором.

Если - или когда - Вольдеморт вернется, он не сочтет Слизерин или любой другой факультет таким удобным местом для вербовки последователей. Они будут тяжело работать на опережение, чтобы уберечь детей как от искушений вроде Вольдеморта, так и от более незначительных соблазнов. Северус, находясь рядом с ним, будет служить ему постоянным напоминанием о том, как просто потерять этих детей. И о том, что в его силах это искупить.

The end

[+] Back