Как мы вмазали педику

Автор: Ruthless
Перевод: Juxian Tang

Четыре с половиной пива – вот, сколько я выпил; то есть, я не был по-настоящему пьян, когда Брент сказал:

- Пойдем найдем педика и вмажем ему.

Мы сидели в баре, куда завернули после трехчасовой поездки в город. Брент выпил только одно пиво к тому времени, как он это сказал. Точно, только одно пиво. Мы приехали на его грузовичке, и, поскольку это была его машина, он, естественно, был за рулем.

Думаю, я выглядел ошарашенным. Я знал, что ребята оттягиваются, когда попадают в город с Брентом, но никто не говорил мне о таком. Я огляделся.

- Угу, парень! – Чез прямо засиял, как новогодняя елка. – Найдем еще одного сраного гомосека и вмажем ему! – он зашелся от смеха.

- А не рано? – Элай посмотрел в окно бара. Было только семь вечера и совершенно светло. И это было единственное возражение на предложение Брента - да и то только пол-возражения. Грифф скалился так же, как и Чез. Я не говорил ничего. Я никогда раньше не вмазывал педикам, однако почему бы и нет? Мне нравится драться. Если ребята не против, я тоже не против.

- Конечно, Брент, - сказал я. – А где мы их найдем?

Вы можете подумать, что я идиот, но я считал, что мы их найдем в каком-нибудь грязном притоне для «голубых», с разноцветными неоновыми огнями, и они там будут рассекать вокруг, вертя задницами, и приставать к приличным людям, проходящим мимо. Хотя вообще-то был же еще день. Чем гомики занимаются днем? Ну, покольку гомики охотятся за детьми, единственной альтернативой для меня была смутная идея, что мы найдем их, когда они будут ошиваться вокруг какой-нибудь школы. Я не шучу! Я даже не знал до четырнадцати лет, что педик означает парня, который имеет дело с другими парнями. Я только думал, что это просто очень обидное прозвище, если кто-то облажался.

Брент – он-то знал, где мы их найдем. Он повел нас в это местечко на окраине, туда, где много старых толстых деревьев и пустых участков с вывесками «Всего за 150 000 USD мы построим...». Еще там было несколько старых домов, которые раньше были деревенскими, но теперь уже такими не считались. Мы притащились туда пешком.

- А почему здесь? – спросил я. Я вообще задавал слишком много вопросов.

- Это аллея влюбленных для пидорасов, - Брент посмотрел на меня через плечо. – Они здесь снимают друг друга.

В таком спокойном местечке? Но я подумал, что это имеет смысл. Они могут тут встретиться друг с другом и потом найти какое-нибудь укромное местечко за одними из этих разросшихся кустов, чтобы заняться всякими этими мерзкими вещами, которые гомики делают друг с другом. Я немного протрезвел. И кое-что узнал, вот так вот, с Брентом и его друзьями.

Через некоторое время мы увидели двух парней, идущих вместе. Одному было, может быть, сорок, а другому, может быть, семнадцать. Они были чем-то похожи. Они просто прогуливались и тихо разговаривали.

- Как насчет них? – спросил Чез приглушенно.

Эти двое – извращенцы?! Я не мог в это поверить. По мне, так они просто выглядели, как отец и сын на прогулке.

- Нет, - сказал Брент. – Их двое.

- Да мы можем ими заняться, - сказал я. Не то, чтобы я особенно хотел ими заняться. У меня действительно такое странное чувство было насчет всего этого, если хотите знать. Они выглядели такими нормальными.

- Да, мы можем, - согласился Брент. – Но у нас не будет времени. Они начнут вопить. Шумно слишком будет, сечешь?

Брент был главным. Я кивнул, будто я понимал, что мы собираемся делать. Только дело в том, что если Брент сказал, что двое – это слишком много, значит, мы планировали заняться одним? И что это за драчка будет? Нас пятеро против одного? Это не простая драчка будет, пьяные ребята – и все вперемешку.

К тому времени я еще больше протрезвел и подумал, что лучше бы я захватил щиток. Ну, знаете, когда собираешься драться, имеет смысл надеть щиток. Я же с собой взял кучу денег, удостоверение личности, подтверждающее, что мне уже двадцать один, и презервативы, но у меня даже мысли не было о щитке. Никто из парней мне даже не обмолвился о том, что они ввязываются в драки, когда приезжают в город.

Брент подобрал палку. Это была доска от забора, покрашенная в белый цвет. Я посмотрел на остальных. У них ничего не было. Ну, значит, и мне придется обойтись без щитка и без оружия, понял я, только мне это вовсе не нравилось. И я пытался разобраться, что все-таки происходит.

Потом через какое-то время мы увидели этого парня. Он только что вылез из машины – и он был в костюме. Он был молодой, на несколько лет меня старше, может быть, двадцать четыре, чистенький такой. Он не обращал на нас никакого внимания. Он пошел по траве между двумя пустыми участками. Никто ничего не сказал. Грифф подтолкнул Элая. Брент кивнул. Мы отправились за ним.

Брент удерживал нас, пока мы не оказались в нескольких ярдах от него. Он вроде бы по какой-то причине срезал путь через участки, чтобы добраться до заброшенного дома в паре сотен футов от дороги. На этом участке были заросли ольхи. Я потерял его из виду на секунду, но Брент побежал трусцой – и вот тогда мы его достали. Мы возникли прямо возле дома. Наш педик обернулся; он выглядел озадаченным.

Я продолжал двигаться, бросая вокруг быстрые взгляды. Я хотел отрезать ему путь, если он решит сбежать. Если он хоть что-то соображает, он попробует сбежать, потому что нас было пятеро, а он один. Да, шансы были вот такие неравные, но он был педик, так что же вы хотите? Ничего нечестного в этом не было. Я имею ввиду, в том-то и было все дело – наказать педика.

Брент подошел, поигрывая доской от забора. Педик отступил к стене дома. Его глаза расширились.

- О, блин... - сказал он очень-очень тихо.

Я бы на его месте начал бы драться. Я бы разозлился вместо того, чтобы испугаться, выбрал бы одного парня и попытался бы его свалить. Может быть, этот парень не особенно умел драться. А скорее, все дело было в том, что он был педик – и, значит, слюнтяй. Когда он увидел пятерых накаченных парней в джинсах, приближающихся к нему, он побелел и попытался просочиться сквозь стену.

- Ну, пизда, - сказал Брент с ухмылкой, - тебе только что очень повезло. Ты встретил пятерых парней, которые проучат твою педрильскую задницу.

- Вам нужен мой бумажник?.. – сказал педик. Его голос дрожал и его рука дрожала, когда он вынул его. Брент взял его.

- Пытаешься нас купить? – сказал Брент. – У тебя нет таких денег, чтобы купить нас. Мы хотим просто проучить стопроцентную педрильскую мокродырку.

Он даже не взглянул на бумажник. К тому времени Грифф и Чез подошли с боков и каждый захватил по одной руке парня. Они потянули его в стороны. Парень просто вибрировал, так он был испуган. Брент швырнул его бумажник ему в лицо.

- Мы хотим поразвлечься, педик, - сказал Брент. – Нам не нужны твои деньги. Мы тебе переломаем кости и выбьем зубы. Нам не нравится, когда такие педики, как ты, шляются здесь.

- Я не педик, - пропищал парень.

Я тоже думал, так ли это. Я имею ввиду, откуда Бренту было знать?

- Не ври мне, сука, - сказал Брент, - я же вижу, что ты педик. Ты извращенец, педрила, голубой, гомосек и минетчик.

- Нет. Клянусь, нет!

- Да, ты такой, - голос Брента был не столько злым, сколько убеждающим. Он не рычал. – Тебе нравится брать в рот, правда? Тебе нравится, когда тебе в задницу член вставляют, тоже, правда?

Парень тряс головой.

- Вы делаете... - он осекся и попробовал еще раз. – Вы делаете ошибку.

- Слушай сюда, говнюк, - сказал Грифф. – Хочешь, чтобы мы тебе разбили твою сраную морду? Как ты думаешь, сколько у тебя зубов останется, когда я пару минут потанцую на твоей челюсти? Как тебе мои ботиночки? – он лягнул парня по ложыжке.

Парень застонал. Он был так напуган, что было похоже, он сейчас обделается и свалится на землю.

- Если не будешь вести себя хорошо, мои ботиночки поцелуют твое личико. А потом мой друг все равно засунет эту палку в твою задницу так глубоко, что потеряет ее там. Дошло? – Грифф продолжал угрожать.

- У тебя такой хорошенький ротик, - сказал Брент. – Эти зубы действительно все твои?

Хотите знать, как я себя чувствовал в этот момент? Что-то меня подташнивало. Я считаю, педики не заслуживают никакого снисхождения, но, в то же самое время, у меня что-то такое противненько трепетало в желудке при мысли, что мы так с ним разделаемся. Я просто ждал, когда ребята перейдут к делу, а сам собирался держаться в стороне. У меня не было желания к ним присоединяться. Думаю, я бы присоединился, но я просто был недостаточно крутым для того, чтобы мне это нравилось.

Брент протянул руку и коснулся лица парня. Он не ударил его. Он просто провел пальцами по приоткрытым губам парня.

- Это рот педика, - сказал Брент мягким рокочущим голосом. – Хочешь показать нам, что педик умеет делать своим ртом?

- А ты уверен, что он педик? – как только я заговорил, мне захотелось провалиться сквозь землю. Голос у меня был нервный. Парни, должно быть, слышали, насколько я нервничал.

Брент оглянулся на меня. Он улыбался.

- Иди сюда, - кивнул он.

Дерьмо, подумал я. Мне придется первому ему вмазать. Я подошел.

- Это рот педика, - сказал Брент. – Видишь, какой он мягкий и нежный? – Брент снова дотронулся до лица педика. У парня были большие глаза с длинными-длинными ресницами, прямой нос и выражение ужаса на лице. Он и вправду выглядел похожим на женщину вот так вот. У него были такие глаза, которые могла бы захотеть иметь девушка.

- Видишь этот педрильский костюм?

- Мне нужно его носить для работы... - парень произнес дрожащим голосом.

Это был простой серый костюм. Я не разбираюсь в костюмах достаточно, чтобы отличить педрильский костюм от такого, какой может носить настоящий мужчина, но я кивнул.

- А эта блядская прическа? – Брент провел пальцами по волосам парня.

- Угу, - сказал я.

Брент взял его за галстук и потянул.

- Так как мы будем, педик? Со сломанными костями или по-дружески?

- По-дружески, - сказал парень немедленно. Его голос звучал полузадушенно, но я не думаю, что это потому, что Брент тянул за его галстук. Брент распустил его гастук и, сняв его, обернул вокруг своих ладоней так, словно собирался задушить парня.

Я смотрел в круглые глаза парня, с такими большими зрачками, что они выглядели, как две черные дыры. Я проваливаюсь в черную дыру, подумал я. Я проваливаюсь в другую вселенную, потому что я участвую в этом. Через две минуты он может быть мертв, а я отправлюсь в федеральную тюрьму на долгие годы. Или что-нибудь еще произойдет. Что произойдет, я не знал, но что-то происходило – и это что-то меняло все в моей жизни. Брент бросил галстук и теперь расстегивал ему рубашку.

Я огляделся. Элай, Грифф и Чез ухмылялись. На их лицах расползались широкие глупые ухмылки, у каждого. А Брент выглядел действительно увлеченным тем, что он делает. Гомик был единственным, кто не улыбался. Я нарочито раздвинул губы в усмешке.

- Мы из тебя выбьем дерьмо, педрила, - сказал я.

- Но нам вовсе не обязательно этого делать, - сказал Брент. Он распахнул одежду парня так, что я мог видеть его грудь и живот. У него было немного темных волос на груди и плоский живот. Брент провел рукой по этому животу круговым движением. – Держу пари, тебе нравятся нормальные парни.

- Я нормальный! – парень все еще звучал полузадушенно. Я был прав, его голос был хриплым не из-за того, что Брент тянул его за галстук.

- Да ладно! – сказал Элай. – Нас здесь пятеро и у нас не так много времени.

- Мы им по двое займемся, - сказал Брент.

Я сохранял усмешку на лице так же, как вы сохраняете внимательное выражение в церкви. Если мы не собирались ему вмазать, то что мы собирались с ним сделать?

Грифф и Чез потянули за пиджак и рубашку парня. Они стащили их с его рук, не отпуская его, но он начал сопротивляться. Он крутился из стороны сторону, полуголый.

Элай решил вмешаться. Я пропустил его, без тени нерешительности, и Элай обхватил педика за пояс. Он тянул старательно и через пару секунд я увидел, что брюки педика свалились до колен. Я не видел его за Элаем, но парень набрал побольше воздуха и начал болтать.

- Пожалйста! О Боже, Иисусе, пожалуйста! Не надо этого со мной делать! Пожалуйста, не надо этого со мной делать! Вы же даже не знаете меня! За что вы хотите сделать мне больно?!

- Мы не хотим делать тебе больно, - сказал Брент. – Мы хотим дать тебе то, что ты любишь.

Я стоял вот так, обалдевший от всего этого, а слова Брента взрывались, как бомбы, в моей голове. В это время они сняли с парня всю одежду. Он дергался, как сумасшедший.

- Я этого не люблю! Я этого не люблю! – продолжал он твердить, задыхаясь, пытаясь остановить ребят. Они поставили его на колени в желтую траву, и Чез держал его руки у него за спиной. Брент снова подобрал доску от забора и прикоснулся ею к лицу педика, плоской частью, так, чтобы она касалась его губ.

- Попроси, - сказал ему Брент. – Попроси пососать хороший здоровый сочный член.

- Клянусь, я не гомосексуалист, - сказал парень нетвердым голосом. – Я этого не заслужил.

- Тогда считай, что это подарок, но начинай просить, потому что мы устали от игр.

Он издал отчаянный звук, просто тихий мягкий стон, и он начал просить. Его глаза перебегали с одного из нас на другого, с моего зачарованного лица на стиснутые зубы Элая.

- Пожалуйста, о Боже мой, дайте мне пососать член.

- Вот умный педик, - сказал Брент таким же успокаивающим голосом, каким вы говорите с послушной собакой, а затем его голос стал нормальным. – У кого есть резинка?

- У меня, - торопливо ответил Элай. Он вытащил свой член. Он у него уже стоял, прямо вперед. Меленький пакетик с резинкой у него тоже уже был готов. Буквально секунду спустя он уже раскатывал презерватив вниз по своему агрегату.

Когда он ткнул его в рот педику, педик закрыл глаза. У него на лице было выражение отвращение, но, может быть, это был просто страх. Он открыл рот, и Элай вонзил его прямо туда. Он схватил педика за волосы и уткнул его лицом себе в пах.

Я взглянул на Брента. Я хотел спросить, разве мы не собираемся его бить? Но я просто смотрел на него, пытаясь угадать. Брент улыбнулся мне. Я посмотрел на педика, который давился членом Элая.

Педику было нелегко. У него изо рта текла слюна и капала с подбородка. Элай тихо и угрожающе бормотал:

- Давай, соси... давай, давай... Соси, сука, соси!

Педик держал глаза зажмуренными и сосал изо всех сил. Он продолжал издавать этот глотающий звук. Не могу сказать, что это выглядело так, будто ему это нравилось, но он ни разу не остановился. Не то, чтобы он мог остановиться, когда Элай дергал его за волосы вперед-назад.

Я снова огляделся, автоматический рефлекс, проверяя, нет ли у нас проблем. Впереди был выцвевший белый дом, а позади заросли ольхи. Нас не было видно и, пока педик не кричал, как резанный, слышно не было тоже.

Меня больше не тошнило. Мы не собирались ломать ему кости. По крайней мере, я надеялся, что мы не собираемся ломать ему кости. Мы просто собирались сделать это, а Брент сказал, что это то, что он любит. Элай кончил и вытащил член изо рта педика. Тот хватал ртом воздух.

Брент взял его голову и поднял его лицо.

- Ну, - сказал Брент, - мечты сбываются, не так ли? Здоровенный член, который можно сосать. Здорово, правда? Ты это любишь, да?

Педик выглядел каким-то обмякшим. Он даже не пытался сказать «да».

- Кто следующий? – спросил Брент. Грифф вытащил свой хрен и отпихнул меня. – Как ты хочешь? В рот? О'кей, - Брент повернул педика лицом к Гриффу. – Посмотри, счастливчик, - он покачал лицо педика из стороны в сторону. – Открой рот и наслаждайся. Извини за резинки. Держу пари, тебе бы больше понравилось без них, но если у тебя какая-нибудь сраная педрильская болячка, мы не хотим ее подхватить. Давай.

Они опустили его лицом на член Гриффа. Думаю, у меня глаза были по пятаку.

У Элая и Гриффа, оказывается, уже заранее стояло, чтобы педик мог их обслужить. Им ничего не нужно было делать, чтобы встало. Я подумал об этом. Я также подумал о том, что было у меня в штанах. У меня там была штуковина тверже железа. Думаю, ожидание, то, что я знал, что скоро пара теплых губ обнимет мой член – вот, от чего у меня стояло. Мой хрен прямо пытался выпрыгнуть из джинсов. Дело в том, что я не девственник, но у меня никогда не было девушки, которая бы мне это делала. Никто у меня в рот не брал до этого.

- Соси, пизда, - сказал Грифф, - хорошо соси.

Он не тянул парня за волосы, так что педик делал все сам. Теперь его глаза были широко раскрыты. Я уловил только один их взгляд, огромные застывшие глаза, смотрящие в пах Гриффу. Он все же лизал только головку члена Гриффа. Он не стукался лицом о молнию, как это он делал с Элаем. Он остановился с открытым ртом, чтобы набрать воздуха, и Грифф взъярился:

- Не останавливайся!

Тогда педик начал лизать его член, языком, снизу вверх и обратно. Я все видел очень четко. Глаза у педика были побелевшие и диковатые, но он с нежностью лизал обтянутый резинкой член. Я слышал, как он тяжело дышит. Он дышал так тяжело, что все его тело двигалось. Моя штуковина стояла, как часовой. Вот то, как он это делал, с таким как будто отчаянием, я не знаю... Я ничего такого никогда не видел. Я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО хотел в этом поучаствовать.

Я обошел их. Чез стоял позади него. Он вставил ногу между лодыжками парня и держал его руки загнутыми вверх, так что я мог видеть его зад так четко, как мне этого хотелось.

У него не было никакой границы от загара. Он был весь белый. У него была гладкая чистая спина. Его зад выглядел узким, сжатым с боков, и я мог видеть его яйца внизу. У него были совсем маленькие яйца.

Ну вот не знаю, как сказать, только от вида его задницы меня не вывернуло, но он как будто вот стоял на коленях ДЛЯ МЕНЯ. Он не выставлял свою задницу, как парень, когда он пытается тебя снять, но так он стоял потому, что он не мог иначе, так уж Чез его держал. У меня в желудке все стянуло. Я просто хотел подойти и схватить его. Я взглянул на Брента, и Брент кивнул мне, так что я присел на корточки и засунил руку ему между ног.

Его яйца были маленькими, потому что их ему подтянуло внутрь наполовину. Как только я его коснулся, он выпустил член Гриффа и издал безумное восклицание.

- Не останавливайся, - потребовал Грифф.

Он опустился лицом на член Гриффа со стоном. Я водил пальцами вверх-вниз у него между ног, слегка сжимая его незащищенные яйца. Он пытался сдвинуть ноги, но там мешалась нога Чеза. Я слышал шутки, что у педиков там ведро со свистом пролетает, через зад. Его анус было трудно найти. Я не знал в точности, как высоко он находится, я же никогда раньше парня не ощупывал, и закончилось все тем, что я искал слишком низко, и я пропустил его. Это было просто маленькое розовое отверстие, плотно закрытое.

Я взглянул на Брента. Он все еще улыбался, что означало, что не было ничего педрильского в том, что я делал. Поэтому я нацелился и воткнул мой палец в него.

Он снова вздрогнул всем телом. Лицо гомика снова поднялось от члена Гриффа, и он сказал быстро-быстро:

- Пожалуйста, не надо меня там трогать. Я же беру в рот. Не надо туда, пожалуйста!

Он звучал напряженно и на пол-пути к панике.

Сфинктер тесно обнимал мой палец. Я начал разрабатывать его. Бля, он был такой тесный и так отзывался на мои движения! Я ничего подобного раньше не ощущал, чтобы оно так обхватывало, и сопротивлялось, и поддавалось. Педик поскуливал, пытаясь продвинуться вперед и избавиться от меня. Мне нужно было действительно прикладывать усилия, чтобы продолжать втыкать и вытаскивать мой палец.

- Ты балдеешь, правда, пидор? – Брент наклонился к нему. Гомик отвечал стонами. Он не выпускал член Гриффа. Он не смел. Его зад завораживал меня. Вид его ягодиц, втянутых и пытающихся уклониться от меня, заставил меня хотеть ударить по ним. Я хотел выпороть его. Я сжал его зад крепко свободной рукой, и стискивал его, и массировал. Мне места не хватало, чтобы ударить, моя собственная рука мешалась, когда я втыкал палец в его дырку, поэтому я и сжимал его зад вот так.

- Трахни его! – сказал мне Элай. – Давай, начинай.

Он подошел к нам и ногой развинул колени педика пошире.

Я быстро взглянул на Элая и начал рыться в поисках презерватива в своем бумажнике. Я попытался надеть эту штуку, не порвав ее, а Элай взял педика за ягодицы и раздвинул их пошире. Он действительно широко их развинул и держал так.

У меня внутри все перевернулось от этого вида. Мне так хотелось это сделать, что я не мог пошевелиться. У меня в голове звучали голоса, они орали. Это же зад парня, это отвратительно! А другой кричал, мы же причиняем ему боль! Но самый громкий голос грохотал яростно, заставляя меня напрыгнуть на него, задвинуть ему, затрахать его до обморока. Трахни его в зад! орал голос. Я не шевелился.

Мою зачарованность нарушил Брент. Всего пару секунд я стоял вот так на коленях, а он уже трогал меня за плечо и говорил очень спокойно:

- Давай сюда. Тебе нужно сначала, чтобы его намочить.

Он провел меня вперед. Грифф кончил, и парень теперь стоял на четвереньках, его рот был сжат по-странному. Он выглядел так, словно он пытался исчезнуть внутри себя, сжаться и стать как можно меньше. Брент поставил меня перед педиком. Он взял педика за подбородок.

- Оближи этот член хорошенько, - приказал Брент парню, голос у него был спокойный и разумный. – Нужно, чтобы он был совсем скользким.

- Пожалуйста! – просил педик. – Пожалуйста, не надо! Нет, не делайте этого. Не заставляйте меня.

Его тихий приглушенный голос звучал так, словно он готов был заплакать. Брент приподнял его подбородок, и он теперь смотрел мне в глаза. Два огромных глаза. Они напомнили мне о ребенке из Сомали, с плаката. Он был весь такой маленький и уязвимый, и он смотрел на тот ужас, который мог его уничтожить прямо сейчас.

Я взял его за подбородок и направил его прелестный рот на свой член.

- Это не больно, - сказал я и сглотнул. – О'кей, педик? Не паникуй, пососи его. С тобой все будет в порядке. Намочи его, - он лизал меня, как собака, лизал так, словно это успокаивало его. – Вот и хорошо, - сказал я, - молодец, педик.

Он обнял меня за колени и цеплялся за них, облизывая мой член. Я посмотрел на Брента. Он больше не ухмылялся. Он встретил мой взгляд с таким же трезвым лицом, как мое собственное.

- Выбей из него дерьмо! – прошипел Чез.

Я нежно отобрал свой член у педика и обошел его. Я опустился на колени. Он оглядывался на меня. Я установил свой член в позицию и обхватил его за бедра. Я не вцепился в него и не ударил его. У меня в горле стоял комок, такой плотный, что проглотить невозможно. Я трахал его не потому, что ребята делали это, а потому что я этого хотел.

Строчка из Библии пришла мне в голову тогда, именно она, из всего. «Как сердце стремится к весне, так я...» Я протолкнул свой член сквозь сопротивление крохотной плотно сжатой дырочки, прямо в него.

- Оооххх! – простонал он. Все его тело стремилось уйти от меня. Мой член был сжат плотнее, чем он был сжат когда-либо до этого. Пот лил с меня ручьями. Я начал пихать. С каждым толчком он вдыхал, это был длинный, трудный вздох боли.

Я прислонился к нему, так тесно, как я мог, и держал его, обнимал за пояс. Он был таким теплым, все косточки чувствовались, таким живым. Он дрожал. От него пахло, как от мужчины, слабый запах пота, незнакомый запах тела. Его бедра были широко раздвинуты.

Думаю, сейчас мог появиться полный двор полицеских, а я бы даже не заметил. Думаю, пятдесят пидоров могли бы примчаться с «розочками» в руках, а я бы не заметил. Единственное, что я осознавал, было это тело, крепко прижатое к моему животу и дрожащее, плотное, и теплое, и сжимающее мой член. Глаза у меня были закрыты, и я впихивал свой член в него, я тонул в своих ощущениях – и я тонул в его сопротивляющемся теле.

- Чез, дай-ка ты лучше ему в рот.

Когда я трахал его уже пару минут, Брент заговорил снова. Я открыл глаза и нерешительно потянул педика назад так, чтобы мы оба стояли на коленях. Чез держал обнаженный член перед лицом педика. Он потер его об рот парня.

- Бери, ты, срань, - пооощрил его Чез. – Бери.

- Лучше сначала надень резинку, - сказал Брент резко. – Помни, что я тебе говорил.

Я продолжал пихать и потянул его вниз. Чез надевал резинку на свой член. Теперь педик вроде как сидел у меня на коленях. Я протолкнул одно из них между его бедрами, пока не почувствовал его мягкие, круглые яйца. Я сжал его живот и провел рукой по его переду.

- Давай посмотрим, как ты сосешь член, - сказал я ему. – Это то, что педики любят. Мы же знаем, ты этого хочешь.

Теперь Чез был готов и направил его на свой член. Я хотел видеть это. Если я отклонял голову, я мог видеть это. У педика были такие длинные ресницы. Они мигали и вздрагивали, когда он двигал головой вверх-вниз. И я продолжал двигать членом, проталкивая его вверх в него. Дело в том, что трахать его в зад и в презервативе – это было так как-то тесно и вроде сдавлено, что я даже еще не был и близко к тому, чтобы кончить.

Я попробовал пихать посильнее. Иисус, как это было здорово! Я задыхался от этого, но не кончал. Педик начал стонать. Его руки обхватили мои руки, тыльную сторону моих рук, там, где я держал их сомкнутыми у него на груди, вокруг ребер. Он цеплялся за меня умоляюще. Его волосы были шелковистыми, касались моего лица; они пахли шампунем. Я почти утыкался лицом в пах Чеза, когда он трахал педика в рот – и мы имели его с двух сторон.

Чез кончил раньше меня. Он яростно оттолкнул педика, почти ударил его по лицу, отталкивая.

- Ты дерьмовый минетчик! – провозгласил он.

Отступив назад и поправляя одежду, он смотрел на педика с выражением отвращения и гнева.

- Кончай, - сказал Брент мне. – Я тоже хочу его в зад.

- Я пытаюсь, - сказал я.

- Разве ты не можешь? – Брент присел рядом со мной.

- Это... - я искоса посмотрел на Брента, смущенный. У меня это занимало дольше, чем у кого-либо другого из ребят. – Это из-за резинки, мне кажется.

- Хочешь, чтобы он отсосал, а?

Я не хотел выходить. Я хотел продолжать двигаться и двигаться и мне было все равно, больно ли ему было.

- Да, о'кей, - сказал я и вытащил член из педика.

Он повернулся на коленях в траве. Плечи у него были сжаты, опущены. Выражение его лица, когда он посмотрел на презерватив, было почти комичным. Он был в говне. Не раздумывая, я немедленно стащил его. Брент приглядывал за мной.

- В карман, - приказал он. – Не кидай на траву.

Я просто хотел избавиться от этой гадкой штуковины. Мне она нравилась не больше, чем педику. Но я взглянул на Брента – он готовился трахать педика в зад – и понял, что он имеет ввиду всякие проблемы с копами, и улики, и всякое такое. Поэтому я сунул презерватив в карман. Я надел другой и увидел, как Брент насаживает педика на свой член.

Гомик выглядел так, словно он пытался посрать. Его глаза, и рот, и все, были сжаты в гримасу – он сконцентрировался на том, что происходило у него в заднем проходе. Возможно, он и был педиком, но, думаю, его зад был сильно поранен после того, как я пихал и пихал в него.

- Ребята... - Брент сбился с дыхания, опускаясь на колени позади педика. – Постойте не стреме. О'кей? Чтобы никто не пришел.

Элай продолжал следить за нами тремя, на губах у него была кривая усмешечка. Чез и Грифф прохаживались по сторонам и смотрели вокруг. Им было не особенно интересно смотреть, как трахают педика. Элай же сперва просто дождаться не мог, а теперь ему хотелось посмотреть.

Я снова направил лицо педика на свой член. Это было здорово. Я чувствовал, как он дышит, его теплое дыхание, когда его лицо поднималось и опускалось. Я попытался протолкнуть подальше ему в рот, так глубоко, как он делал для Элая, но я почувствовал сразу же, как его горло задвигалось и он сделал такой звук, как будто его сейчас вырвет. Его могло вырвать прямо на меня, если бы я продолжал, поэтому я предпочел позволить ему самому выбирать, насколько глубоко это делать. Я посмотрел на Брента.

Брент делал свое дело очень размеренно и взгляд у него был такой направленный внутрь себя – как у парня, который сейчас кончит. Даже Брент был ближе к тому, чтобы кончить, чем я. Я быстро огляделся вокруг. Мне нужно было что-то сделать.

Я стащил педика с моего члена. Я заставил его встать на колени передо мной так же, как я стоял на коленях. Я сделал так, чтобы мы были прижаты живот к животу. Это значило, что Бренту тоже пришлось стоять на коленях, но он не возражал. Педик был стиснут между нами.

Я взял его член в руки. Он был мягкий, гнущийся, вялый. Я поиграл с ним.

- Педик, - сказал я, - почему у тебя не стоит?

Я не ожидал, что он мне ответит.

- Мне страшно, - прошептал он.

Я потер свой член об его. Мой был облачен в блестящий от слюны презерватив. Его был темный и мягкий. Я потер его о свой. Я должен был избавиться от резинки. Я с силой потянул ее, пока она не порвалась. Я прижался лицом к его лицу.

Его руки легко коснулись моих плеч, не осмеливаясь оттолкнуть меня и не выдавая этого, если он хотел прижать меня теснее. Я соединил мой рот с его и услышал, как Брент рассмеялся, и почувствовал дыхание Брента за ним. Я целовал этот рот педика, играя с его членом и со своим собственным.

Он не очень мне отвечал. Казалось, скорее, что он меня боялся, чем был в нерешительности. Когда я засунул язык ему в рот, он дал мне это сделать и слегка провел своим языком по моему. Когда я почувствовал, как он вздрогнул, я открыл глаза на секунду и увидел, что Брент кусает его за шею. Я сжал его сосок, такой маленький, что я едва мог захватить его между большим и указательным пальцем. Мощные предплечия Брента касались меня, когда он тянул педика на себя. Моя рука на моем члене мелькала. Я дрочил на яйца педика.

Я кончил последним из ребят, но Брент кончил только пару секунд раньше меня. Он все еще был внутри у педика, когда мои руки сделали свое дело. Брент взял педика за запястье и подтолкнул его руку к моим яйцам. Когда я почувствовал его пальцы так близко от моей плящущей руки, я взмыл до небес. Спазм вывернул меня. Я чувствовал, как выплескиваюсь, волна горячего блаженства за волной. Я вскрикнул, так громко, что Брент засмеялся. Затем я спустился на землю, а педик упал ничком в траву.

Я встал и нетвердо отступил назад. Мы пятеро окружили его. Он лежал неподвижно, его лицо прямо возле моего ботинка. Я затолкнул свой член обратно в джинсы. Потом я увидел, что Грифф поднял доску от забора. Он стоял так, глядя с угрозой на педика, и с доской, зажатой в руке.

Я сделал шаг к Гриффу. Я не знал, что я собирался сделать, но Брент сказал:

- Брось это. Ты же не думаешь, что тебе это надо, а? – и Грифф уронил доску в траву.

Мы все стояли так, пока Брент подобрал рубашку педика и связал его руки у него за спиной рукавами. В траве у моих ног лежало что-то черное. Я наклонился и подобрал это что-то. К тому времени ребята уже довольно сильно нервничали. Они все озирались и хотели слинять побыстрее вместо того, чтобы любоваться Брентом. Но Брент неторопливо связал ему руки прежде, чем подняться.

Когда мы уходили, педик лежал, подтянув колени, закрываясь от нас. Мы вовсе ничего такого уж плохого ему не сделали. Даже чуть-чуть его не побили, хотя, я думаю, рот у него устал и его зад нас запомнит. Когда я последний раз оглянулся, эти глаза все еще смотрели на нас потрясенно, огромные на его побелевшем лице.

Дальше мы просто ездили туда-сюда и прошлись по магазинам, но больше за эту поездку мы не пили. Чез и Элай попытались снять двоих девченок, которых они встретили на игральных автоматах, но у девченок были ребята, да они и не очень-то хотели связываться с парой деревенских валенков. До конца поездки я вел себя тихо-тихо и думал о том, как мы вмазали сегодня педику.

Но я ничего не сказал до тех пор, пока мы не остались наедине по дороге домой и Брент уже забросил Гриффа и Чеза с Элаем домой. Мы были только вдвоем в грузовичке, и я вытащил из кармана ту черную штуку, которую я подобрал. Это был бумажник педика, который я нашел в траве.

- Брент, - сказал я. – Педик – это парень, который любит трахать других парней, правильно?

- Ну да, - он взглянул на меня.

- И кто после этого мы?

Брент криво ухмыльнулся. Он продолжал смотреть на дорогу.

- А кто ты думаешь мы после этого?

- Ты мне скажи.

- Если ты спросишь Элая, - сказал Брент, - после этого мы ковбойские парни, которым нравится вмазать педикам.

- Я не спрашиваю Элая, - сказал я. – Я спрашиваю тебя.

Он снова посмотрел на меня, но на этот раз он увидел бумажник у меня в руках и сказал:

- Это что такое?! Ты что, взял бумажник, еще и ограбил этого парня?

Брент рассердился, когда это увидел.

- Ну да, - сказал я.

- После этого ты вор! – сказал он.

Я открыл бумажник.

- Я всегда могу послать его ему по почте, - сказал я. – Я взял его не из-за денег.

Я повертел его в руках, рассматривая кредитки и водительсткие права с маленькой фотографией улыбающегося лица педика.

- А для чего ты его взял, ты, урод? – Брент все еще злился.

- Я просто хотел узнать его имя, - сказал я.

Брент снова взглянул на меня и засмеялся. Он покачал головой.

- Ты настоящий урод, - сказал он, ухмыляясь. – Просто отошли его ему, а иначе ты влипнешь.

- Знаю, - сказал я. – Я так и сделаю.

Конец