Juxian Tang
 
Главная страница
Слэш
Яой и оригиналы
[+] Галерея
[+] Дневник
[+] E-mail Juxian
Яой
Название: После смерти
Автор: Juxian Tang
Фандом: Death Note
Пейринг: Мацуда/Лайт
Рейтинг: PG
Саммари: Мацуда после смерти Лайта
Канон: аниме (!!!)

ПОСЛЕ СМЕРТИ

Мацуда не знает, зачем Ниа вызвал его - не предполагал, что когда-нибудь еще его увидит. И охотно бы не видел: дело закрыто, оба подозреваемых мертвы... все закончено, можно забыть. И все же когда Ниа звонит ему и приглашает приехать - впрочем, "приглашает" неверное слово для этого ровного, лишенного выражения тона - Мацуде даже не приходит в голову отказаться; впрочем, он всегда хорошо умел выполнять приказы.

Аудиенция длится ровно две минуты. Столько, сколько нужно, чтобы Ниа протянул ему несколько листов бумаги в прозрачном файле. Что это, Мацуда готовится спросить, а потом его взгляд падает на верхние строчки, и ему кажется, что комната вихрем кружится перед глазами - всё теряет четкость, в том числе лицо Ниа... кроме первых кандзи, которые приобретают почти слепящую яркость. "Отчет судебно-медицинского вскрытия".

- Ты думаешь, это ты убил его, - говорит Ниа. - Ты не убивал его.

Почему ты думаешь, что меня это беспокоит, хочет сказать Мацуда, но только сжимает файл в руке и молча уходит, потому что остаться и говорить сейчас - выше его сил, и хорошо, что Ниа со своими ущербными социальными навыками, похоже, и не ждет вежливости.

Но ему нужно еще несколько часов - и несколько порций подкрепляющего виски - чтобы, наконец, прочитать отчет.

Причина смерти: инфаркт.

Я не убивал его.

Ягами Лайт умер от того же, что и сотни тех, кого он убил за все эти годы. Какая ирония... встающая обжигающей волной виски в горле, когда Мацуда пытается посмеяться. Ниа прав. Он думал, что убил его. Ниа прав - его это беспокоило.

Как беспокоит начавшая заживать рана - когда ты знаешь, что она зарастет, если ты позволишь ей это, не будешь трогать ее - но почему-то все время лезешь и лезешь туда пальцами, снова открывая ее.

Я не убивал его.

Но хотел убить.

В тот миг - да, да, хотел; Мацуда никогда еще не знал такой ненависти в своей жизни - какой испытывал к Лайту, когда тот корчился перед ним на полу - обманщик, убийца, предатель... Хотел его уничтожить, хотел сделать ему больно - так больно, как он сделал Мацуде - или еще больнее, достаточно, чтобы почувствовать себя отмщенным. Чтобы снова иметь возможность дышать - избавиться от удушающего презрения к себе, которое перекрывает горло.

Но... но в последний раз он все-таки выстрелил в пол. Потому что он не убийца, говорит Мацуда себе позже, потому что он не такой, как Лайт. Однако правда в том, что его собственное тело - или его подсознание - знало лучше. Знало, что если он выстрелит, то будет жалеть об этом. Будет жалеть так, что все теперешние переживания покажутся ему детской сказкой.

Только в итоге это все равно не имеет значения. Потому что когда они с Айзавой находят Лайта - по кровавой дорожке, которую он оставлял за собой - он уже мертв. Человек - странное существо, одновременно очень хрупкое и очень прочное, Мацуда знает это. Люди умирают от разных причин. Лайт мог истечь кровью. Одна из пуль в его теле могла повредить что-то жизненно важное. Он мог умереть от болевого шока. И какая разница, в чем причина - если результат один.

Я убил его.

Я его не убивал.

Он знает, что ни одному из них - сколько лет они провели бок о бок! - сейчас не легко. Айзава - конечно, он был готов к этому больше других, потому что именно он подозревал Лайта все время. Но Мацуда полагает, что это тот случай, когда во многом знании много печали. И Моги - он столько времени провел рядом с Мисой, он не мог к ней не привязаться - что он чувствует теперь, когда она не хочет жить без Лайта...

Раньше, когда-то давно, Мацуда думал, что, когда они закончат это дело - когда поймают Киру - это будет день их торжества. Они будут праздновать все вместе - будут пить и смеяться - и Лайт будет смотреть смягчившимся взглядом, в котором больше не будет - не нужно будет - этой смертельной сосредоточенности, которая словно выжигает все эмоции. Потом Мацуда перестал об этом думать, потому что ему начало казаться, что все это не закончится никогда - они никогда так и не найдут Киру; он просто продолжал заниматься тем, чем привык, по инерции - изо дня в день.

Что ж, тут Мацуда был близок к правде. Если бы все зависело от Лайта, они бы никогда не нашли Киру.

Лайт. Тихий, замкнутый, серьезный. Ошеломляюще умный. Всегда знающий, что делать. Способный взять на себя ответственность. Способный вести за собой. Именно тот человек, что Мацуде нужен - Мацуда всегда был ведомым, не ведущим. Лайт так давно был рядом - константа в его жизни - что Мацуда почти не сомневался, что так будет всегда. И его это устраивало.

Может быть, даже слишком устраивало. Может быть, устраивало больше, чем одобрили бы общественные нормы.

Мацуда знал, конечно, что Лайт принадлежит Мисе - или Киёми, если уж на то пошло, сколько их свиданий они подслушали! Да и если спросить его самого, свою жизнь он тоже представлял рядом с какой-то женщиной... с какой-нибудь... когда-нибудь...

Да? Например, с Саю-тян? Потому что она сестра Лайта?

Впрочем, дело даже не в этом. Просто... иногда Лайт заставлял его чувствовать себя особенным - как будто выделял его из всех. Например, когда Мацуда думал, что он единственный способен понять отношение Лайта к Кире... или когда, в отличие от Айзавы, не сомневался в Лайте...

Дурак... какой же дурак!

Лайт обозвал его идиотом, когда он выстрелил в первый раз - как будто был разочарован в нем, как будто ожидал чего-то другого. Того, что Мацуда направит пистолет против своих товарищей? Мацуда говорит себе, что именно в этот момент он не был идиотом, в этот момент он перестал быть игрушкой Лайта. Вот только почему-то он не испытывает удовлетворения при этой мысли.

Что ты наделал, Лайт... Я пошел бы за тобой куда угодно - а ты лгал мне, лгал все эти годы.

Мацуда помнит, как говорил что-то, обвинял, упрекал - что-то о справедливости, об отце Лайта - но правда была в том, что пистолет плясал в его руке не из-за этого.

Ты обманывал *меня*. Ты лгал *мне*.

Как же он, наверное, смеялся! Как Лайт - *Кира* - смеялся над ним! Мацуда, которого так легко обмануть. Мацуда, пешка в его игре. Мацуда - дворняжка, беспородная, но верная. Как Лайт, должно быть, презирал его... использовал и презирал.

Этот гнев - обжигающий и острый - как кусок стекла в горле - от него сами по себе сжимаются кулаки и надо что-то сделать, надо что-то разрушить - иначе этот гнев разрушит тебя самого. Гнев, достаточный, чтобы убить.

Вот я и убил его.

Я его не убивал. Причина смерти: инфаркт. Написано черным по белому в отчете о вскрытии.

Да, теперь нужно только научиться в это верить.

Еще один стакан виски, и Мацуда закрывает глаза, и темнота вокруг сменяется ярким летним днем. Днем, когда - в один из редких выходных - Мацуда заезжает к Лайту домой забрать какую-то папку с документами. Почти полдень, и Лайт открывает ему дверь, попадая в прямоугольник солнечного света, заливающего этажный пролет. На Лайте джинсы и черная майка с портретом Че Гевары. Эту майку Мацуда подарил ему на прошлое Рождество - наполовину в качестве шутки, потому что им всем явно некогда носить casual wear. На самом деле, Мацуда не видел Лайта в чем-либо кроме костюма, должно быть, еще с тех пор, как Лайт был подростком. И его обнаженные выше локтей руки - это зрелище, которое Мацуда находит странно волнующим, возможно, от его непривычности... и одновременно чувствует себя смехотворно польщенным, что Лайт носит его подарок.

- Заходи, - говорит Лайт и щурится от солнца, и Мацуда бормочет что-то вроде того, что спешит - именно потому, что ему больше всего на свете хочется зайти. Но сквозь закрытую дверь он слышал, как Лайт с кем-то говорил - наверное, Миса дома - нет, ему не нужно заходить. - Мацуда-кун всегда торопится, - говорит Лайт. - Ну, хоть яблоко возьми.

И он протягивает Мацуде ярко-красное яблоко, теплое от его ладони.

Я убил его.

Я не убивал его.

Мне так его не хватает.

КОНЕЦ

[+] Back