Название: Пусть книги сгорят
Автор: Leni
E-mail: telpelen@mail.ru
Фандом: История Древнего Китая.
Рейтинг: G
Жанр: Драма, POV Цинь Ши Хуан-ди
Дисклеймер: Подозреваю, что все нижеописанное является откровенным поклепом на участников упомянутых событий. Единственное, что утешает - это то, что даже если бы и существовал способ вернуться в прошлое и посмотреть, как все было на самом деле, вряд ли бы нашлось много желающих оказаться в Саньяне 213 года до нашей эры...
Посвящение: для Juxian, с любовью.

...Сегодня в городе горят книги. Специально для этого свезенные в столицу со всех концов империи: из библиотек покоренных царств, разрушенных до основанья столиц, из домов ученых, из философских школ и резиденций чиновников. Это их последний день - сегодня уничтожается прошлое.

Тонкие, шириной с палец, бамбуковые дощечки, на каждой письмена в один ряд - ровные строчки иероглифов, черной тушью по светлому фону. Каждая такая строчка-дощечка скреплена с соседней - тонким пеньковым плетением, сверху и снизу, словно нитью, удерживающей жизнь. Десять строчек составят страницу; здесь плетение пойдет в другую сторону, так что длинная лента книги при желании в несколько мгновений сама с тихим перестуком сложится в ровный брусок. Многим из этих книг сотни лет, другие изготовлены совсем недавно. Кто знает - не эти ли тома из дворцовой библиотеки царства Лу держал в руках сам Учитель, отбирая, словно драгоценные жемчужины, лучшие образцы вековой мудрости Книги Песен? Теперь уже не узнать - все пожрет жадное пламя.

Ши Хуан-ди, Первый император Цинь, стоит у окна. Где-то далеко музыкант играет на цитре. Он не хочет слушать, но знакомая с детства древняя мелодия, неторопливая и печальная, ранит душу и надрывает сердце.

Смотрю на излучину реки Цишуй - густо растут камыши и бамбук!
Прекрасный возлюбленный мой - словно тщательно отполированная яшма,
Серьезный и полный достоинства, светлый и величавый.
О, прекрасный возлюбленный мой! Никогда мне тебя не забыть!

Сегодня глупые люди еще помнят эти слова и напевы. Ничего-ничего, пройдет поколение и все забудется. Будут новые порядки и новые песни, а старое сгинет сегодня - вместе с исчезающим в небе дымом костров. Старое - это вся история Поднебесной. Так вот сегодня она кончается. И начинается история империи Цинь, что будет править десять тысяч поколений. Разве не стоит она того, чтобы забыть и навсегда вычеркнуть из памяти недостойных предков? Яо и Шунь - рыбак и гончар! Да что они понимали, императоры сгинувших царств, совершенномудрые мужи той дикой эпохи, от которой не осталось и следа? Прощай, туманная древность. Уходите прочь, призраки прошлого!

А вы, ученые мужи? Вам больше нечем гордиться! Где теперь ваша хваленая цивилизация? Где теперь ваши учения? Кормят ненасытное пламя! Смотрите, смотрите, как горят ваши книги. И Песни, и Истории, и Перемены, и Весны и Осени, и Ритуалы, и Музыка! Вот они все - весело трещат на кострах! Да-да, и "Беседы и суждения" тоже! Глупец из царства Лу, идеалист! Что он знал об управлении государством, жалкий библиотекарь? Учение, знание, любовь - и это его путь? Да разве никто из них не понимал? Любовь - это боль. Унижение и страдание. Кому она нужна, эта любовь.. Как там у них говорится: "Кинешь мне персик - отплачу тебе сливой!" Ну что же, свою долю он получил. И многие уже поплатились. А скоро заплатят свои долги и все остальные.

А еще он построит Стену, огромную Стену - и простоит она столько же, сколько и его империя - десять тысяч бесчисленных поколений! Пусть говорят, что за каждый камень в этой стене кладется жизнь - разве это важно? Он уже положил этих чужих жизней столько, что и не сосчитать. Но он - первый объединил Поднебесную, и Поднебесная запомнит его навсегда!

...Стоит у окна в своем роскошном высоком дворце в Саньяне Первый император. Сквозь распахнутые створки светит солнце; поют в саду соловьи. А внизу, над столицей, плывет сизый дым от огромных костров, и даже отсюда слышно, как плачут ученые, глядя в огонь, пожирающий то, чему они отдали всю свою жизнь.

В соседнем зале звучит гонг. Затем слышен звук открывающихся дверей и легкий шорох шагов. Только один человек имеет право входить к императору без доклада. Ли Сы. Верный первый министр. Вдохновитель и мудрый советник. Лиловый шелк одежд разливается на полу: министр распростерся в глубоком поклоне. А потом он встает и подходит к Первому императору, которого когда-то звали просто Ин Чжэн. И они начинают тихо обсуждать государственные дела.

Никто не смеет поднимать на императора дерзкий взгляд - только этот один человек. Так чего они стоят, эти жизни, эти книги, - если сейчас Ши Хуан-ди может видеть, как искрится обожание в этих глазах?

Конец

Примечания:

Ши Хуан-ди: переводят как «Первый император». Впервые объединение Китая после эпохи Борющихся царств состоялось под властью династии Цинь. Ши Хуан-ди считал, что потомки примут титул Второго, Третьего императора и так далее. После его смерти в 210 г. до н.э. империя Цинь просуществовала только четыре года.

Саньян: столица империи Цинь, ныне Сиань в пров. Шэньси.

Песни, Истории, Перемены, Весны и Осени, Ритуалы, Музыка: Впоследствии вошедшие в канон древнекитайской литературы как Ши цзин (Книга Песен), Шу цзин (Книга Историй), И цзин (Книга Перемен), Чуньцю (Весны и Осени), Лицзи (Книга Ритуалов), Юэцзи (Записки о Музыке, не сохранились).

«Беседы и суждения»: «Луньюй», собрание изречений Конфуция (551-479 до н.э.). Родина Конфуция - царство Лу (совр. пров. Шаньдун).

Ли Сы: идеолог легистов, вдохновитель казней ученых и сожжения книг при дворе Ши Хуан-ди.