lilith20godrich
 
Главная страница
Слэш
Яой и оригиналы
[+] Галерея
[+] Дневник
[+] E-mail Juxian
Слэш
ДАР

THE GIFT

Автор: halfdutch http://www.livejournal.com/users/halfdutch
Оригинал на http://halfdutch.livejournal.com/167247.html
Перевод: lilith20godrich lilith20godrich@mail.ru
Фандом: Lost
Пайринг: Джек/Кейт, Джек/Сойер, Кейт/Сойер
Рейтинг R
Жанр: ангст, драма, хоррор
Предупреждение: слэш, смерть персонажей, AU.
Disclaimer: все принадлежит мне (в моих мечтах). Я просто ненадолго одолжила.
Архивы: сколько угодно, только предупредите.

Этот перевод сделан в рамках Horror fest в подарок замечательному автору и отличному другу Juxian Tang.

Кейт ворочается во сне, отодвигаясь все дальше от Джека. Он сдерживает порыв подвинуться ближе, чтобы сохранить тепло, которое дарили ее прикосновения. Вместо этого он приподнимается, опираясь на локоть, и начинает разглядывать ее - она всегда спала, повернувшись к нему спиной - и слушать ее дыхание.

Когда они спали вместе, она никогда не пододвигалась к нему. Даже во сне ее инстинктивное желание сохранить свободу и независимость во всем были сильнее естественного стремления быть ближе к теплу.

Иногда Джек задумывался о том, почему она вообще была с ним, проводила с ним каждую ночь? В какой-то момент ему показалось, что она была с Сойером, но он так и не узнал, правда это или нет.

Она точно так же могла подозревать о его отношениях с Сойером. Джек осознавал, что никто из них никогда не заговорит на эту тему.

Иногда он думал, что выбрал Кейт потому, что она была женщиной - самым подходящим вариантом для партнера, который должен быть рядом, открыто, на глазах у всех. Он не мог назвать любовью то, что испытывал к ним обоим, и не был уверен, что это похоже на обычную потребность.

В такие ночи, когда сон так и не приходил, а Кейт была где-то за много миль, Джек вспоминал о Сойере, сидящем в своей палатке в полном одиночестве, и задумывался о том, правильный ли он сделал выбор, о том, чего хотел сам Сойер, если хотел вообще.

И не в первый раз он думал о том, что на самом деле ничего не знает ни о Сойере, ни о Кейт.

---

Солнце ослепительно сияло, когда Джек направлялся к месту, где было больше всего шансов повстречать Сойера. Конечно, может пройти много дней, прежде чем они оба окажутся в одном месте в одно время. Но когда он по-настоящему хотел увидеть Сойера, тот, каким-то необъяснимым образом, всегда ждал его там.

Так было и в этот раз - он дожидался его, прислонившись к дереву и приканчивая бутылку с водой. В его голосе звенел надрыв:

- Ты выглядишь усталым, док. Она что, совсем не дает тебе спать по ночам?

Джек просто пожал плечами:

- Я никогда особо не дружил со сном.

Наверно, это из-за жары они оба были сегодня такими раздражительными. Он просто хотел прикоснуться к Сойеру, забыть обо всем, но чувствовал, что сегодня их ждет лишь очередная ссора.

Он так устал. Обессилено сев рядом с Сойером и сделав глоток из своей бутылки с водой, Джек задумался о том, что ему стоит сделать - спровоцировать Сойера и быстрее перейти к ссоре или просто схватить его и….

Сойеру, похоже, пришла в голову та же идея, потому что он неожиданно схватил его и потащил в заросли.

- Эй! - попытался с шутливым возмущением воскликнуть Джек, но Сойер зажал ему рот ладонью. Он вцепился в Джека, его тело было напряжено, будто от предвкушения, но смотрел он в другую сторону.

Ничего не понимая, Джек попытался вырваться, но замер, когда Сойер мотнул головой в сторону поляны, и Джек заметил, как шуршит трава. Он перестал дышать. Он ничего не мог разглядеть из-за густых зарослей, только земля была хорошо видна, но он не осмелился отодвинуть листья, чтобы рассмотреть получше. Оставаться в укрытии было важнее, чем увидеть, кто к ним приближается.

Заросли на другой стороне поляны раздвинулись, и появился первый человек. В темных брюках и черных туфлях. Не босой. Но это были не просто любые брюки и туфли. Джек мгновенно узнал их. Он пытался сохранить спокойствие, когда смотрел, как шесть пар ног прошагали мимо. Две женщины - одна босая, другая в сандалиях. На одном из мужчин были белые кроссовки. Второй был обут в черные ковбойские ботинки. Они шагали медленно, будто уже проделали большой путь, и никуда особо не торопились.

Он смотрел на них, холодея от дурного предчувствия. От чужаков - а их было слишком много на этом острове - никогда не следовало ждать ничего хорошего. И эти белые кроссовки, которые смотрелись так нелепо в сочетании с костюмом. Его затрясло от них. Здесь, на этом острове, их носили вместе с джинсами. По крайней мере, это не тот призрак.

Ладонь Сойера по-прежнему закрывала его рот, и сжималась все сильнее и сильнее, будто он в ужасе прикрывал свои собственные губы. Еще несколько минут после того, как последняя пара ног исчезла из вида, никто из них не осмеливался пошевелиться.

Он с трудом высвободился из рук Сойера. Тот не пошевелился. Не отреагировал. Не посмотрел в его сторону. Он выглядел так, будто его сейчас вырвет.

- Все в порядке, они ушли, - произнес Джек и протянул руку, чтобы завести прядь за ухо Сойера, - Пойдем, нам пора возвращаться.

- Этого не может быть, - едва слышно прошептал Сойер.

- Что?

- Те же самые ботинки…. Это невозможно, - он потрясенно замотал головой.

- О чем ты? Ты знаешь этих людей?

На этот раз Сойер посмотрел на него, и его глаза горели от отчаяния, которое Джек никогда не видел раньше:

- Ты тоже их видел, да?

- Ну конечно, - начав терять терпение, воскликну Джек, - Так ты знаешь их или нет?

Но Сойер не ответил. Он просто отстранился от него и побежал.

- СОЙЕР!!!! - Джек вскочил и побежал следом, отчаянно желая его догнать, но Сойер бежал так, словно за ним гнался сам дьявол.

Джек уже с трудом дышал, и держался только на силе воли, спотыкаясь на неровной земле острова. Сойеру что, жить надоело? Он больше не звал его - не хотел, чтобы они услышали.

Просветы между деревьями становились все больше и ярче, и Джек с внезапной убежденностью осознал, что Сойер бежал навстречу смерти, с той же убежденной целеустремленностью, с которой Джек когда-то бежал к обрыву в погоне за призраком. Что же увидел Сойер?

Джек преодолел поворот, и увидел Сойера, замершего на месте, как статуя. Перед ним стояли шестеро чужаков. Четверо мужчин. Один пожилой, высокий, с седыми волосами. Две женщины, среди них блондинка на последнем месяце беременности. Остальных - пожилую пару и старика-латиноамериканца - Джек едва заметил.

Вторая встреча с отцом на этом острове не стала таким шоком, как первая. Но вот ее он не ожидал увидеть:

- Сара? - надтреснутым голосом прошептал Джек. Он с трудом держался на ногах, - Этого не может быть.

Но она рванула к нему навстречу и отчаянно обняла его. Отец нерешительно последовал за ней. Джек обнял ее в ответ, не чувствуя рук. Она была настоящей, теплой, и пахла по-настоящему - потом, после долгого пути, и не полностью выветрившимся ароматом ее любимых духов.

Если бы не онемевший Сойер, который так и не сдвинулся с места, Джек был бы уверен, что он спит или видит очередную галлюцинацию. Остальные чужаки тупо разглядывали его и Сойера. После того, как Сара наконец-то оторвалась от него, после неловкого объятия с отцом, Джек отодвинулся от них.

- О Боже, Джек, я думала, что больше никогда тебя не увижу, - отчаянно скороговоркой бормотала Сара, ее глаза блестели от невыплаканных слез, - Но твой отец никогда не терял надежду на то, что мы найдем тебя.

Джек только молча кивал в ответ.

Все равно во сне он никогда не говорил то, что хотел сказать.

Так что он просто взял Сару за руку и повел их всех к лагерю.

Когда он повернулся назад, Сойера уже не было.

---

Если путь к лагерю можно было назвать сюрреалистичным, то для сцены, которая ждала их по прибытию, нужно было придумать особое определение. Кейт увидела их первой, и побелела, как смерть:

- Том? - прошептала она и прижала ладонь ко рту.

Харли повалился на землю, как срубленное дерево, при виде старого латиноамериканца, которого позже он представил всем как своего дедушку. Его голос дрожал.

Пожилая пара не нашла родственников в лагере, но Джек понял, кто они. Он хотел отправиться на поиски Сойера, убедиться, что он в порядке, но он не мог бросить лагерь, в котором воцарилась атмосфера абсолютного замешательства.

Если не считать пары царапин и синяков, прибывшие были совершенно здоровы. У них был пульс, который он мог проверить. Они все хотели есть и пить, они устали после долгого пути. Он был слишком занят, когда осматривал их, проверял, в порядке ли Сара и малыш, чтобы сесть и задуматься о происходящем.

Когда в лагере появились Шэннон и Бун, весело оправдывающиеся и объясняющие, что они потерялись во время прогулки, их встретили побелевшие лица и плотно сжатые губы. Их обняли и поздравили с возвращением, но все остальные выжившие, знавшие, что это какая-то очередная игра острова, или просто кошмар, который снится каждому из них, обменивались тревожными взглядами и нервными улыбками.

Скоро все закончится. Кто-нибудь обязательно вот-вот проснется, и все это исчезнет раз и навсегда.

---

Локк, судя по виду, был единственным, кто воспринял странных гостей со спокойствием. Раздражающая блаженная улыбка так и не исчезла с его лица, тогда как все остальные обитатели лагеря пребывали в состоянии онемелого шока.

Джек проследил за ним, когда Локк направился в джунгли, схватил и прижал к дереву:

- И как ты это объяснишь, Джон?

Локк только моргнул в ответ, его улыбка исчезла, но глаза по-прежнему сияли насмешливым блеском:

- Я не могу это объяснить. Не больше, чем ты, Джек.

- И ты скажешь мне, что для этого есть какая-то причина?

- Ты считаешь, что я имею какое-то отношение к тому, что произошло?

- А ты имеешь?

- Как я могу? У меня нет власти над жизнью и смертью.

Даже сам Джек расслышал нотки истерики в своем смехе:

- А у кого она есть? Такие вещи не происходят просто так, Джон. Я похоронил свою жену два года назад в Лос-Анжелесе. Мой отец умер в Сиднее, я вез его тело на этом чертовом самолете. Так что объясни мне, как они могли вернуться? А Шэннон? А Бун? А все остальные? Как ты можешь видеть и оставаться таким СПОКОЙНЫМ, твою мать?

Джек чувствовал, что теряет контроль над собой, чувствовал, как текут по щекам слезы. Локк молча стоял рядом и ждал, когда он возьмет себя в руки.

- Мы видели много немыслимых вещей на этом остров. Быть может, это дар.

- Дар? - сорванным голосом переспросил Джек, - Ага, тогда что нам сделать, чтобы вернуть обратно такой подарочек? Потому что это безумие. Это ебаный конец.

Он тупо смотрел в сторону джунглей, словно ожидая, что в любую минуту оттуда появится очередной кошмар.

- Давай просто подождем и увидим, что будет дальше, - мягко произнес Локк, осторожно положив руку на плечо Джека, - Не думаю, что мы сможем что-то предпринять.

Джек опустил голову и кивнул:

- Хорошо. Хорошо.

Он продолжал повторять это слово снова и снова, словно верил, что если скажет его много раз, то оно станет правдой, что все действительно будет хорошо.

Когда он вернулся лагерь и увидел Сару, то смог выдавить улыбку.

---

Первой переменой стало то, что Кейт ушла из пещеры Джека. Ее место заняла Сара. Кейт не наладила отношения с Томом. Он был женат, и старался держаться от нее подальше.

Именно Кейт нашла Сойера и убедила его вернуться. Он с пугающей скоростью уничтожал свой тайный запас алкоголя, и дни напролет открыто пялился на людей, которые, несомненно, были его родителями. Похоже, они не узнали его, и он не предпринимал никаких попыток поговорить с ними.

Кейт сидела рядом с Сойером. Она не хотела или не могла подойти к Тому, который большую часть времени проводил с Буном и Шэннон.

Никто не стал оспаривать версию вернувшихся, которые были убеждены, что просто находились в другом конце самолета, в той части, которая свалилась в джунгли. Ее просто выслушали в неловком молчании.

Саид подошел к Джеку и заявил, что они должны узнать, что все это значит, но Джек отказался разговаривать с ним. В разговорах больше не было никакого смысла. Так что Саид вернулся к Шэннон, и вел себя с ней так же, как Джек - с Сарой. Он постоянно прикасался к ней, чтобы убедиться, что она живая и настоящая.

Джек лежал, обнимая свою жену, совсем как раньше, и клялся себе, что в этот раз он сможет ее защитить. В этот раз он ее спасет. Все казалось таким привычным и простым. Он позволил себе поверить в то, что он счастлив, что наконец-то все наладилось.

И только отгонял мысли о том, что, быть не может, это он умер. Что не его жена вернулась с того света, а он последовал за ней в смерти.

----

Каким-то образом, жизнь опять вернулась к норме. Точнее, к тому, что они считали нормой на этом острове.

И только Харли не мог смириться с происходящим, не мог лгать себе каждый день. После уродливого скандала, когда его пришлось накачать успокаивающими, он почти все время проводил в люке, слушая старые пластинки и отказываясь общаться со своим дедушкой, которого взяли под свое крыло Роза и Бернард.

Пожилая пара - Боб и Сьюзан Форд - почти беспрестанно цеплялись друг к другу. Как-то Боб подошел к Сойеру, надеясь получить выпивку и нового собутыльника. Сойер позволил старику болтать, пока тот не начал жаловаться на свою жену. Тогда Сойер выхватил у него бутылку и быстро ушел, его глаза горели смертельной яростью.

Чаще всего, Кейт уходила за ним. Если бы не уходила она, то за ним последовал бы Джек.

Он наблюдал за тем, как его отец смотрит, как они пьют, и ждал, как тот поступит.

---

На седьмую ночь Джек проснулся от женских криков. Он сказал Саре, чтобы она оставалась на месте, и побежал в сторону пляжа. Там он увидел Кейт, стоящую у изуродованного тела Тома. Его убили так же, как Скотта. Все кости в его теле были переломаны. В том числе шея.

Джек обнял Кейт и повел обратно, не обращая внимания на потрясенные взгляды остальных обитателей лагеря, прибежавших на ее крик.

- Итан, - Чарли первым произнес его имя вслух.

- Мы должны вооружиться, Джек, - тихо сказал Саид.

Джек мрачно кивнул. Теперь, благодаря почти неистощимым запасам в люке, у них был настоящий арсенал.

Они регулярно патрулировали пляж, все здоровые мужчины по очереди.

Джек не был уверен, что может доверить своему отцу пистолет. Он сидел, сжимая оружие в руке, когда его нашел Сойер.

Сжав побелевшие губы, он сказал Джеку, чтобы тот ни в коем случае не давал пистолет его отцу. Он отчаянно вцепился в запястье Джека. Тот кивнул. Больше Сойер ничего не сказал, но Джек прочитал все в его глазах, и понял, почему.

Джек отдал Сойеру пистолет и смотрел, как тот медленно шагает к пляжу. Его тело казалось таким тяжелым, словно превратилось в свинец.

----

До следующего раза прошло меньше двенадцати часов.

Джек попытался скрыть от Сойера то, что нашел Саид, но тот знал, что должен прийти в эту часть пляжа, словно повиновался неслышному зову.

Он не издал ни звука. Просто молча стоял, побелев от шока, при виде распростертых полураздетых мертвых тел своей матери и отца Джека.

Джек вцепился в Сойера, чтобы не подпустить его к ней, хотя Сойер даже не двинулся с места.

Он должен был быть в шоке, как Сойер, но труп отца не вызвал в нем почти никаких эмоций. Он не был уверен, что чувствовал хоть что-нибудь с того момента, как увидел вернувшихся, выходящих из джунглей. - Она сказал, что у нее есть сын моего возраста, - сдавленно произнес Сойер, - Что он сбежал из дома. Она так и не узнала, что с ним стало. Это был единственный раз, когда мы с ней разговаривали.

- Пойдем, - сказал Джек, пытаясь увести Сойера, но тот резко дернулся, вырвался и побежал.

- Сойер! - закричал Джек, рванув за ним, но та странная свинцовая тяжесть снова вернулась, и он не мог бежать достаточно быстро.

Он почти не удивился, услышав грохот выстрела. Приблизившись, он увидел Сойера, стоящего над мертвым телом своего отца с пистолетом в руке. Его качало из стороны в сторону, как плохо прикрепленное чучело, и казалось, что он держится на ногах вопреки всем законам гравитации. - Сойер, - он поднял руку и попытался говорить как можно более спокойно, - Дай мне пистолет. Все в порядке.

- Нет, не в порядке, - прошептал Сойер и поднес дуло к своему виску, - И никогда не было.

Ослепительная вспышка белых зубов, когда Сойер криво улыбнулся ему и нажал на курок.

Джек застыл от ужаса, ожидая, когда Сойер обмякнет, его тело повалится на песок, когда исчезнет эта улыбка.

Но он продолжал стоять.

Сойер отвел пистолет и уставился на него в замешательстве, и Джек воспользовался этой возможностью. Он рванул вперед и повалил Сойера на землю. Тот задыхался и всхлипывал под ним, и Джек схватил его лицо и заорал:

- Никогда больше так не делай, твою мать! Это призраки! Это всего лишь призраки, но мы то настоящие. Ты настоящий. Боже, Сойер!

Глаза Сойера блестели в полутьме, его голос невозможно было узнать:

- Но я ведь все равно вернусь, да ведь? Так какая на хрен разница?

Джек просто обнял его, наплевав на то, что могут подумать, если найдут их в таком виде, и ждал, когда Сойер заплачет.

Он так и не дождался.

---

Срок Сары неумолимо приближался. Она смотрела на Джека с нежными улыбками, полными надежды и счастья, положив руку на живот. Джек смотрел на нее и не чувствовал ничего, кроме ужаса. Это произойдет снова, только на этот раз все будет еще хуже, еще страшнее, без больницы и лекарств. Теперь все было в его руках, а от него никогда не было никакой пользы.

Иногда он задумывался о том, что лучше будет убить ее самому. Чтобы избавить ее от страданий, - говорил он себе, - но на самом он хотел избавить себя от ее агонии, крови и криков. И еще он хотел убить себя, чтобы покончить с этим бесконечным кошмаром наяву. Но у Сойера не получилось - не получится и у него.

Ему оставалось только ждать. Он начал подолгу гулять в джунглях, чтобы побыть в одиночестве. И во время одной из таких прогулок он увидел их. Кейт сидела на коленях у Сойера. Ее волосы стали такими длинными, что он не сразу понял, что она совершенно голая. Они обнимали друг друга, и она медленно поднималась и опускалась у него на коленях. Это было безмолвное и отчаянное соитие, и Джек подумал, что они не заметили бы его, даже если бы он заговорил.

Но в этот момент Кейт повернулась к нему. Ее лицо было похоже на маску, глаза были пустыми. Она словно смотрела сквозь него. Сойер сидел, уткнув лицо в ее грудь, и она отвернулась от Джека и медленно положила голову на плечо Сойера.

Ему было больно видеть их вместе, но эта была не та боль, которую он ожидал. Они были живыми - сломленными, измученными, беспомощными и потерянными, но живыми. Он хотел остаться, хотел подойти к ним. Но ему нужно было вернуться к своей мертвой жене и своему мертвому ребенку.

--

Это было еще хуже, чем в его самых невыносимых кошмарах. Она умирала много часов. Он был залит ее кровью, его руки были покрыты уродливыми царапинами, оставленными ее ногтями, и все равно она продолжала бороться.

Это ад, - думал он. Он знал, что все они прокляты, но, по крайней мере, остальные умерли быстро. За что мне это? Чем я это заслужил? - спрашивал он себя, или Бога, да кого угодно, кто мог бы остановить это, - Чем же я это заслужил, черт побери?

Наконец, она перестала дышать. Ее тело билось в агонии, и он выбежал из палатки, будто за ним гнались. Он бежал, не останавливаясь, пока не оказался на берегу океана. Он говорил себе, что хочет просто смыть кровь, но думал только об утонувшей Джоанне, которая так и не вернулась, и о том, что океан был единственным верным способом.

Но они не пустили его. Он не знал, откуда они взялись, и понял, что они рядом, только когда Сойер вцепился в него мертвой хваткой и потащил обратно на берег. Он не мог с ним бороться. В нем не осталось воли к борьбе.

Кейт стояла на берегу, дожидаясь их обоих. Она поцеловала Джека в лоб и просто сказала:

- Я знаю.

----

- Мы должны что-то сделать, черт побери.

Джек не знал, почему его так удивило то, что это сказал именно Чарли.

- Это так жутко. Какой-то безумный кошмар. Мы не можем просто… ждать, что будет дальше.

Саид скрестил руки на груди и посмотрел на Чарли, словно мысленно приказывал ему заткнуться, но Чарли не смотрел в его сторону. Он уставился на Джека, будто у того были ответы на все вопросы.

- И что ты предлагаешь? - взорвался Джек, радуясь возможности выпустить свой гнев, - Ты не думаешь, что если бы у меня были какие-то идеи, ТО Я БЫ УЖЕ ЧТО-НИБУДЬ ПРЕДПРИНЯЛ?

Он покачал головой и заметил, как внимательно Локк смотрит на него. Осуждает его. - Ты просто наблюдатель со стороны, - кричал он на Чарли, который сделал шаг назад при виде ярости Джека, - К тебе никто не вернулся. Ты понятия не имеешь, каково это. И теперь ты говоришь, что мы должны что-нибудь сделать, потому что это "жутко"? Ну так терпи, твою мать, как мы все терпим.

- Джек, - мягко произнес Локк, но все повернулись к нему, повинуясь невысказанному авторитету в его голосе, - Мне кажется, я знаю способ.

- О, ну давай послушаем, Джон. Мне так хочется узнать, что ты думаешь. Особенно сейчас, когда это не имеет никакого ебаного значения.

- Это имеет значение, - грустно пробормотал Чарли, - Итан по-прежнему где-то там. Он может вернуться в любой момент и убить кого-нибудь еще.

- Ага, но тогда этот кто-то просто вернется из мертвых, так ведь? - голос Джека был хриплым от горечи.

Саид заговорил, и в его тихом голосе было напряжение, которое Джеку не доводилось слышать раньше:

- Неужели это более странно и опасно, чем все остальное, что сотворил остров до этого времени? Я согласен с Джеком. Даже если мы можем что-то предпринять, не думаю, что мы должны это делать. К тому же худшее все равно уже позади, да ведь?

- Ты не хочешь потерять ее еще раз. Это можно понять, - ответил Локк, и Саид начал что-то говорить, но потом передумал, - Но мы не можем так жить дальше. Не можем позволить этому страху и неуверенности пожирать нас изнутри. Мы все сойдем с ума, некоторые, возможно, уже потеряли рассудок.

Чарли серьезно посмотрел на него:

- Ты имеешь в виду Харли. Ну да, конечно, его дедушка никому не мешает, и не похоже, что он собирается выйти на тропу войны и начать кидаться на людей или что-то в этом роде, - он повернулся к Джеку и умоляюще продолжил, - но только посмотрите, что происходит с Харли. Может, для вас худшее уже позади, но только не для него. Он превратился в развалину.

Джек вздохнул:

- Я знаю. Я знаю. Только.… Только я не могу….

Он развернулся и начал уходить, но следующие слова Локка заставили его застыть на месте:

- Я покончу с этим. Давно следовало это сделать.

- Как? - Джек посмотрел ему в глаза, пытаясь понять, врет он, или сошел с ума, или и то, и другое.

- Если я прав, то вам не нужно ничего знать.

- И что ты хочешь сделать? - в голосе Чарли страх смешался с восхищением.

- Джон, - Саид почти умолял, - Пожалуйста…. Пожалуйста, не делай этого. Разве вы не видите, что это второй шанс? И у нас нет права все менять. Мы не должны.

- И чего ты хочешь дождаться? - резко спросил его Джек, чувствуя, как ярость пробивается сквозь ставшее привычным безразличие, - Хочешь, чтобы Шэннон умерла у тебя на руках во второй раз? Хочешь увидеть Буна искалеченным и истекающим кровью, когда я опять ничего не могу поделать, чтобы спасти его? Потому что это и есть твой второй шанс, Саид. Еще одна возможность потерять ее, только в этот раз все будет еще хуже. Невообразимо хуже.

Саид напрягся, и Джек подумал, что он сейчас его ударит, но потом его тело обмякло. Он опустил голову, зажмурил глаза и прижал ладонь ко лбу. Казалось, ему больно говорить:

- Я знаю, что это неправильно. Думаете, я этого не понимаю? И хотя она такая теплая, когда я к ней прикасаюсь, и она улыбается, когда произносит мое имя, и прошлое кажется плохим сном, я понимаю, что это кошмар. Никто не произнес ни слова. Саид поднял голову и посмотрел им всем в глаза:

- Просто... позвольте мне поговорить с ней.

- Ты хочешь ей рассказать? - воскликнул Чарли.

- Хотя бы…попрощаться.

Локк кивнул.

---

Слухи о том, что Локк собирается пойти в джунгли, чтобы все исправить быстро распространились по лагерю.

Клэр вбила себе в голову, что он хочет отнять у нее Аарона и принести его в жертву острову или что-то в этом роде, и впала в истерику.

Чарли убеждал ее, что это никогда не произойдет, но Джеку все равно пришлось дать ей успокаивающее - и на этот раз она его приняла. Чарли сидел рядом с ней, нежно ее баюкая, пока она прижимала к себе своего спящего малыша.

Джек подумывал о том, чтобы все рассказать Харли, но у него не было стопроцентной уверенности, что план Локка, каким бы он ни был, сработает, и он решил, что правильнее будет промолчать. Он просто приглядывал за дедушкой Харли, старался не подпускать его к внуку. И к Клэр, которая в своем нынешнем состоянии не вынесет зрелища еще одной смерти.

Саид отвел Шэннон в палатку, которую он сделал для нее, и которую старательно обходил стороной после ее смерти. Потом он взял ее за руку и повел на пляж, где их ждал Бун. Саид сказал, что он придумал для них новое задание, и заставил их копать ямы в песке, но вскоре работа из-за шутливого хихиканья превратилось во всеобщее бросание песочными снежками, и после нескольких минут ожесточенной схватки, они все повалились на землю, задыхаясь от хохота.

Но потом Шэннон поняла, что Саид больше не смеется. Он так отчаянно плакал, что не мог говорить. Бун стоял рядом и озадаченно смотрел на него, пока Шэннон мягко спрашивала, что произошло. Но Саид только качал головой и отказывался отвечать, так что Шэннон беспомощно посмотрела на Буна и прижала Саида к себе.

Все произошло тихо и безмолвно - не было ни звука, ни рева или грохота из джунглей. В одно мгновение мертвые были рядом, а в другое они просто исчезли без следа.

Джек ждал, когда пройдет поселившееся в нем ощущение ужаса, но в глубине души он знал, что оно больше никогда не оставит его. Это, или что-то еще более страшное и невыносимое, непременно ждет их впереди.

И он не удивился, услышав женские крики. Подбежав к Клэр, он увидел, как она смотрит на брошенную гитару и кричит, а Аарон заливается слезами у нее на руках. Она не могла ответить на его вопросы и объяснить, что же произошло.

И вдруг он понял и упал на колени.

- Чарли. Я даже не думал….

Он вспомнил, как Чарли выглядел после смерти, его похолодевшее бледное лицо, эту чудовищную петлю и синяки на шее, и в этот раз он не смог заставить себя спасти его. Он не смог победить смерть. Он никогда не побеждал смерть. Все, что он мог, это провести ее и отложить на чуть-чуть.

Когда он начал смеяться, Клэр замолчала. Она потрясенно смотрела него, потеряв дар речи, и он уже не понимал, плачет он или хохочет, и только чувствовал, как болит в груди, и что он не может дышать. ---

Они нашли Локка много дней спустя. Похоже, что он пытался ползком добраться до лагеря, но на полпути силы оставили его. Джек понятия не имел, что именно его убило.

Харли не мог поверить в смерть Чарли. Они не могли приглядывать за ним все время, так что в один день он просто исчез, оставив записку, в которой написал, что направляется на поиски Чарли.

Больше они его никогда не видели.

---

Джек не выслеживал их специально, но все же в один из дней он наткнулся на Кейт, спящую в объятиях Сойера. У него все сжалось внутри, когда он увидел, как крепко она прижимается к нему. Она не пыталась высвободиться из его объятий.

Конец.

[+] Back