Juxian Tang's Fiction in Russian
 
Главная страница
Слэш
Яой и оригиналы
[+] Галерея
[+] Дневник
[+] E-mail Juxian
Слэш
Название: Ma Petite Fleur
Автор: Juxian Tang
Фандом: Гарри Поттер
Пэйринг: Флер/Габриэль
Рейтинг: PG-13
Disclaimer: Ничего не мое, все принадлежит Джоанне Р.
Саммари: Любовь от безумия отделяет одержимость
Написано на Secret Santa Challenge для Дариана, которая хотела "ГП - делакурцест (Флер/Габриэль), не перевод, не флафф. Чем хуже конец - тем лучше. Не выше R, без извращений."

MA PETITE FLEUR

Если два раза прикоснуться палочкой к чердачному окошку, домик оживет. В комнатах зажжется свет, волшебники и волшебницы в красивых мантиях соберутся за столом, уставленным праздничными блюдами, и будут беседовать, смеяться и танцевать. На елке, занимающей угол залы, загорятся огоньки, а дети будут бегать вокруг и с любопытством посматривать на гору подарков. А если наклониться и заглянуть в подвальное окно, то можно будет увидеть, как на кухне маленькие домашние эльфы украшают торт взбитыми сливками.

Этот домик подарили Габриэль на Рождество, когда ей было десять лет. Флер тогда досталось ожерелье из прозрачных камней, меняющих цвет в соответствии с одеждой, но Габриэль знала, что Флер домик понравился ничуть не меньше. Они провели все каникулы Флер, сидя перед домиком рядом, щека к щеке, и через окна наблюдали за маленькими, в десять дюймов высотой, куклами.

- Это ты, ma petite souer, - говорит Флер, показывая на куколку, одетую в костюм Арлекина, ловко выделывающую сальто вокруг елки. Габриэль смеется - и твердо знает, что Флер там тоже есть. Та кукла, что не сидит со всеми в гостиной, а одна в своей обитом переливающимся голубым атласом спальне, перед зеркалом, примеряет украшения, и ее светлые волосы волной струятся по ее плечам.

Габриэль приходит и смотрит на куклу-Флер, когда тоска по настоящей Флер становится почти невыносимой. Иногда Габриэль так тесно приближает лицо к окну домика, что ей кажется, кукла сейчас испугается, вскочит с низкой банкетки, уронит коробочку с драгоценностями. Но та никогда не поворачивает головы, сосредоточенная на собственном отражении.

Флер и Габриэль никогда не расставались надолго. Даже когда Флер учится в Шармбатоне, а Габриэль еще слишком маленькая для этого, она знает, что на рождественских каникулах Флер обязательно приедет. И обнимет ее, закружит, держа мягкими руками, напевая смешную песенку.

А вечером, сидя у постели Габриэль, Флер будет читать ей "Щелкунчика". И когда Габриэль будет лежать с широко распахнутыми от потрясения глазами, Флер почистит апельсин, разломит его и даст ей половинку. Апельсиновый сок потечет по рукам, липкий и сладкий, и Флер методично оближет пальцы, один за другим, и засмеется.

Они всегда были вместе. Они всегда были одним целым. Гарбиэль принадлежала Флер, а Флер принадлежала Габриэль. Но так больше не будет. Теперь все изменилось. Теперь Флер будет принадлежать Биллу - англичанину с рыжими волосами и веснушками на руках - который увезет ее навсегда из жизни Габриэль.

Представить себе мир без Флер для Габриэль так же невозможно, как перестать дышать. Однако жить и не дышать невозможно физически, а вот жить без Флер ей придется - уже приходится. Флер в Англии... и Габриэль так одиноко.

Так одиноко, что она все чаще проводит время, глядя на белокурую куклу в окошке миниатюрного дома. Флер, называет она ее, моя Флер. И когда Габриэль, ложась спать, представляет себе Флер, лицо ее сестры иногда расплывается перед глазами, превращаясь в равнодушно-прекрасное личико куклы.

* * *

У Флер прохладные руки и бархатный голос, ее волосы как шелк, ее губы пахнут карамелью. Флер прекрасна - Габриэль знает, что на свете нет никого прекраснее ее сестры. Иногда Габриэль думает, сможет ли она стать такой же красивой, когда вырастет, ведь в ней тоже есть кровь вилы. Но потом она решает, что совсем не хочет этого, не хочет затмевать Флер. Пусть Флер будет особенной, пусть будет самой лучшей. Блистательная Флер Делакур, гордость школы, столь же умная, сколь и красивая, лучшая ученица, недаром именно ей доверили представлять школу на турнире за Кубок!

А для Флер самой лучшей всегда была Габриэль. Это была данность, иначе и быть не могло.

Так какое право она имела влюбиться в этого Уизли? Это неправильно! Может быть, если бы это еще был Гарри Поттер, Габриэль смирилась бы - самый знаменитый мальчик в мире достоин ее сестры. Но такой... такой *обычный* человек, как Билл? Он не заслуживает Флер!

Сперва она надеется, что Флер поймет это - поймет, какое безумие отдавать себя недостойному. И Англия - неужели Флер хочет жить в Англии? Это холодная, скучная страна, и они там даже не умеют готовить.

И неужели Флер захочет оставить свою сестру? От этой мысли у Габриэль холодеют руки. Флер не может, не может, не имеет права.

Зачем Флер это делает, ее ведь не будут там любить. Ее уже не любят, Габриэль чувствует это, даже если родители ничего не замечают - но никто не знает Флер так, как она. Она читает это между строк в письмах Флер, написанных летящим, изящным почерком - столь же утонченным, как профиль Флер.

"Madame Уизли, конечно, уступает размерами madame Максим, но каким-то невероятным образом она умудряется занимать по крайней мере столько же места. Билл восхитительно терпелив к ее истерическим замашкам - мне кажется, что *мое* терпение далеко не так безгранично. Впрочем, я выхожу замуж за Билла, а не за его родственников."

Нет нет нет нет. Ты не выйдешь замуж. Ты не выйдешь за него.

Это просто невозможно, немыслимо. Он не стоит ее мизинца. Флер на четверть вила - и до последней капли крови наследница древнего аристократического рода. Так же, как и Габриэль, впрочем.

И эта кровь говорит Габриэль: "Борись за нее. Ты должна защитить свое."

Мать берет ее в ателье madame Этуаль, своей старой подруги. Тюки тончайшего шелка выложены на стол, их цвета словно лепестки роз - бледно-желтый, нежно-алый, утонченно-лиловый.

- Какой тебе больше нравится, cherie? Ты ведь будешь подружкой невесты. Флер сказала, чтобы сначала ты выбрала себе цвет, а уж потом ее подруги.

Ей хочется заорать, непристойно и вульгарно. Хочется выхватить палочку и испепелить все эти отвратительные ткани. Но Габриэль Делакур умеет владеть собой. Она стоит, сжимая кулаки, но ее лицо спокойно, а ее мать беседует с портнихой.

- А для платья Флер, милая Софи, у меня найдется совершенно особая ткань. Ведь она будет шить у меня, а не в Англии?

- Ну конечно, милая Дениз. Разве в Англии умеют шить?

Они смеются словно заговорщицы. Я хочу черное платье, думает Габриэль, черное. Нет, я не хочу никакого платья вообще.

* * *

Ей снится Флер, как та сидит, словно птичка на ветке, поставив ноги на перекладину высокого табурета, и грызет миндальное печенье, только что из духовки, еще теплое. Ее волосы падают на плечи сплошным потоком, такие гладкие, что кажутся жидким золотом. Каждое Рождество Флер бывала дома, они всегда проводили праздники вместе. А теперь она в Англии, с чужой семьей - неужели эти Уизли для нее дороже, чем ее собственная сестра? И Габриэль даже ничего не может сказать, не может пожаловаться, потому что ее родители не понимают - как будто все идет так, как и нужно, как будто Флер и должна быть далеко от них. Как будто они даже не скучают по ней.

Флер прислала ей на Рождество пушистый клетчатый шарф, ободок для волос, украшенный стразами, и большой флакон духов - таких же, как у Флер. Габриэль ни разу не воспользовалась этими вещами. Пусть так. Пусть Флер знает, что ей ничего не нужно - раз ее нет рядом.

* * *

"Почему моя милая Габи не пишет мне? Неужели она так быстро забыла свою сестру? Еще немного, и я сильно-сильно огорчусь."

Ты лжешь, думает Габриэль. Тебе все равно, что со мной. И разве она может писать? Она берет в руки перо, а на бумаге появляется только: "Не оставляй меня. Я не могу без тебя жить. Я не отпускаю тебя." Сестра, моя возлюбленная сестра, разве он стоит того, чтобы причинять мне боль?

Разве не она, Габриэль, всегда была важнее всех для Флер? Разве не она ждала под водой озера в Хогвартсе, чтобы Флер спасла ее - и Габриэль выбрали именно потому, что никто другой не значил для Флер больше, чем она? Габриэль помнит, как Флер обнимала ее тогда, покрывая ее лицо поцелуями - и плакала, плакала, и просила прощения, а Габриэль совсем не была испугана, ведь ее спас Мальчик-Который-Выжил.

Что должно произойти сейчас, чтобы Флер поняла, как она предает Габриэль?

"Никто не будет любить тебя так, как я. Забудь его, забудь. Вернись домой. Останься со мной навсегда."

Перо разрывает бумагу, но Габриэль все равно не собиралась отправлять это письмо.

Она сидит, обнимая себя - потому что некому больше обнимать ее, ее сестры нет с ней. Ее сестру обнимает англичанин, и делает с ней всякие вещи, о которых Габриэль не хочет думать. И что если у Флер будет ребенок от него? Ах, ее тошнит, когда она только думает об этом. Маленькое, мерзкое, вопящее существо заберет любовь ее Флер.

Нет, Габриэль не допустит этого. Пусть Флер никогда не узнает, как велика любовь сестры, но Габриэль не сдастся. Она будет бороться. И она победит.

* * *

Она приподнимает крышу дома и вынимает одну из кукол из гостиной. Это молодой волшебник в хорошо сидящей новой мантии. Лицо у него ничем не примечательное. Сейчас, когда дом спит, это просто кукла, и можно заметить, что его волосы сделаны из козьей шерсти, а на фарфоровое лицо нанесена краска. Габриэль осторожно дотрагивается до его каштановых волос палочкой, и она становятся рыжими - яркими, словно пламя. Вот так.

Теперь он становится знакомым для нее, и она смотрит на него с ненавистью. А потом достает два волоска - с той поры, когда Билл останавливался у них в доме, Габриэль, еще даже не зная, что ей это пригодится, сохранила несколько его отвратительно рыжих волос, оставшихся на расческе. Она прикладывает их к голове куклы и касается палочкой.

- Билл, - шепчет она. - Тебя зовут Билл.

Вот теперь все правильно.

Руки у нее слегка дрожат, а внутри все сжимается. Она знает, что то, что она собирается делать, запрещено - черная магия, такая черная, что о ней даже не принято говорить. Она вычитала это заклинание в старинной книге, найденной в семейной библиотеке - вероятно, наследство прабабушки, черной овцы в семействе Делакур. Но у Габриэль нет выбора. Ты не оставила мне выбора, сестричка!

И палочка осторожно касается макушки куклы - и мгновение спустя маленький человечек смотрит на Габриэль ожившими глазами. Вид у него испуганный и потерянный, и Габриэль видит, как он оглядывается, не может понять, как же он оказался где-то еще, не в своем знакомом доме, а в огромном мире. Он хочет вернуться обратно - туда, где он привык, где ему все знакомо. Ее сердце стискивает от жалости, но нет, она не может позволить ему вернуться, она должна сделать то, что задумала.

- Ненавижу тебя, - шепчет она, - ненавижу. Оставь ее в покое!

И маленькое лезвие в ее руке порхает, как крылья бабочки, разрезая его лицо. Один, другой, третий раз. Маленькая кукла издает тонкий вскрик и падает на колени, закрывая лицо руками - и по крошечным фарфоровым пальцам течет кровь. Он ничего не говорит, Габриль слышит только его всхлипывания.

- Оставь ее! Она моя. Моя.

* * *

Несколько дней спустя она узнает, что во время нападения на Хогвартс оборотень атаковал Билла Уизли и изуродовал его. Теперь его лицо покрыто шрамами, которые неизвестно когда заживут - и заживут ли вообще. Но Флер - о, безумная, прекрасная, благородная Флер! - не хочет с ним расставаться.

"Представьте только, madame Уизли полагала, что это будет означать конец наших отношений. Я полагаю, она считает, что красивая женщина *обязана* быть поверхностной, иначе это несправедливо по отношению к дурнушкам. Увы, мне пришлось разочаровать ее. Впрочем, думаю, она на меня не в обиде. Билл посылает свои приветы и торопит меня поскорее заканчивать, поскольку ему скучно, а я пишу это письмо, сидя у его кровати."

И дальше: "Надеюсь, что милая Габи определилась с платьем. Я представляю, как ей пойдет тот восхитительный бледно-голубой шелк. Она будет самой очаровательной подружкой невесты, какую только можно себе представить".

* * *

Она засыпает и просыпается, держа в объятиях хрупкую куклу с золотыми волосами. Маленькое, деликатно раскрашенное лицо безмятежно, лазурные глаза смотрят в никуда. Иногда Габриэль просыпается с заплаканным лицом, и тогда волосы у куклы тоже мокрые от ее слез. Но кукла ничего не чувствует.

Вот так же и Флер ничего не чувствует, ничего не знает - ей так же все равно, что с Габриэль.

Она разговаривает с куклой часами, умоляет ее передумать. Но Флер не слушает ее. Плохая сестра. Плохая.

И у Габриэль нет выбора. Она отдала бы все, чтобы ей не пришлось этого делать - ведь она любит свою сестру, любит больше всех на свете, она никогда не причинила бы ей вреда. Но Флер сама виновата сама - она вынуждает Габриэль поступить так.

В дальнем углу ее шкафа, под старыми, поломанными игрушками, лежит скорчившаяся фигурка рыжеволосой куклы. Фарфоровое лицо покрыто страшными черными трещинами. Эта кукла никогда уже не вернется в уютный кукольный домик. Габриэль даже не хочет до нее дотрагиваться, предпочитает не вспоминать о ней.

Она держит в руках золотоволосую куклу и шепчет:

- Прости меня. Прости,- и слезы текут у нее по щекам.

А потом она берет прядь легких золотистых волос, собранных с расчески Флер - и лезвие.

Ее сестра слишком добра, чтобы отвернуться от Билла, когда тот перестал быть красивым. Но вряд ли он будет так же благороден по отношению к ней.

Улыбка кривит губы Габриэль, судорожная и горькая. Прости меня, Флер. Ты же знаешь, что я буду любить тебя, как бы ты ни выглядела. Он - он не будет, а я буду. Я твоя сестра, и я не покину тебя.

А ты никогда не покинешь меня.

Je t'aime.

КОНЕЦ

[+] Back