Murbella
 
Главная страница
Слэш
Яой и оригиналы
[+] Галерея
[+] Дневник
[+] E-mail Juxian
Слэш
ВЗЫСКАНИЕ
Detention

Автор: Arachnethe2 (ara6@gmx.de)
Перевод: Murbella (murmiju@inbox.ru)
Бета: njally (nuance@fromru.com)
Вычитка: lilith20godrich (lilith20godrich@mail.ru)
Автор дала согласие на перевод.
Рейтинг:NC-17
Pairing: Snape/Black
Жанр:легкий PWP
Summary: Все без особых затей. Дамблдор назначил Снейпу и Блэку совместное взыскание.
Note: время действия после ГП и ОФ.

*********

Осматривая маленький коттедж, Сириус усиленно размышлял, кого именно ему следовало бы винить за то, что он попал в ситуацию, которую можно было бы охарактеризовать одним емким словом - «за*бись».

В первую очередь ответственность лежала, разумеется, на Молли с ее патологической неспособностью хотя бы время от времени держать рот закрытым. Ее забавляло зрелище того, как они чуть ли не вцеплялись друг другу в глотки.

«Почему бы вам двоим просто не трахнуться?», - невинно спросила она однажды утром, когда разногласия между Сириусом и Снейпом в очередной раз обострились до традиционной «драки за завтраком на тему» - как она шутливо называла - «у кого больше?» Этими словами она разбила напряженный момент на миллионы крошечных осколков, остальные присутствующие чуть не свалились на пол от смеху, а оба мужчины были вынуждены опустить палочки.

Проклятая женщина!

Сириус неохотно сделал два или три шага, остановившись в самом центре комнаты. Нет, это строение вряд ли могло называться коттеджем. Более подходящим названием было бы - хижина с одной комнатой Г-образной формы, которая, очевидно, должна была совмещать функции трех комнат в одной: кухня, холл с симпатичным камином и спальня с двуспальной кроватью и высоким двустворчатым окном, которое открывало потрясающий вид на озеро.

Только вот прямо сейчас этот вид загораживал длинный темный силуэт Снейпа.

Смотря на лунный свет, льющийся на черное сукно мантии Снейпа, Сириус стиснул зубы, вспомнив, что на самом деле вина за этот бардак лежит на его крестнике и его же «лучшем друге».

И, конечно же, «благодарить» следовало его собственное человеколюбие, внушившее ложную веру в то, что его почетная обязанность как бывшего Мародера - предложить дом бродячему оборотню - ветерану и герою последней войны - и Мальчику-Коротый-Убил-Этого-Поганца-Волди-и-Который-Живет-Дальше-Рассказывая-Об-Этом-Истории. Зная заранее, что его ждет, Сириус разрушил бы дом своими собственными руками. //Разве на самом деле он не хотел это сделать еще раньше?//

Но из-за своего великодушия и благородства, которые, он подумал, всегда были неотъемлемой частью его личности (пусть даже сегодня вечером он и не испытывал никаких сомнений в непоправимом и пагубнейшем влиянии, что оказали на его рассудок годы, проведенные в Азкабане), Сириус перекрасил стены, восстановил водопровод, обставился новой мебелью и окончательно избавился от портрета дорогой мамочки и голов зарезанных эльфов, и - вуаля! Гарри и Ремус могли въезжать.

И они въехали. А скоро за ними последовала вся толпа.

Сначала прибыла Тонкс - в качестве подружки Лунатика. Затем Джинни начала оставаться на ночь по пять раз в неделю, пока окончательно не прекратила притворяться, будто пижамная рубашка, которую она одевает за завтраком, позаимствована у одного из ее братьев. В начале следующего учебного года она вернулась в Хогвартс, что привело к самой настоящей и весьма болезненной разлуке двух влюбленных сердец и бурному обмену корреспонденцией, что временами заставляло Сириуса удивляться, это его дом, или Хогвартская совятня?

Не прошло много времени, прежде чем братья Джинни и Гермиона тоже прибыли на Гриммаулд,12. Близнецы - из-за того, что отсюда было ближе к их магазину на Диагон Аллее, Рон - потому что он согласился вместе с Гарри учиться на аврора, а Гермиона - решив продолжить обучение на колдомедика в клинике Святого Мунго.

Конечно, этим немедленно воспользовалась Молли в качестве неизменного оправдания ее визитам по три раза в неделю. Сириусу не нужен был Третий Глаз ясновидящего, чтобы понять, что Нора стала пустой для женщины, привыкшей постоянно находиться в окружении множества людей. Но она великолепно готовила, так что Сириус приветствовал ее... проверки.

Не то, чтобы Сириус был против всего этого. Он всегда считал себя общительной личностью и после стольких лет, проведенных в изоляции тюрьмы, жаждал компании даже больше, чем раньше. Но и общительные личности имеют свои пределы. А своего предела Сириус достиг, когда в доме прописался мастер в деле доведения его до ручки, именуемый Снейпом. Тот, вероятно до сих пор страдал синдромом «трудоголика» - еще со времен войны, когда он преподавал, шпионил, занимался научными изысканиями и глумился над окружающими 24 часа в сутки и семь дней в неделю. И которого Гарри удостоил высокого звания своего и Рона личного наставника в Зельях и Защите от Темных Искусств.

После недавних событий Гарри был знаменитостью, так что мог делать практически все, что душе угодно, и волшебный мир принимал это как закон.

Когда Сириус в первый раз услышал о новом постоянном посетителе его дома - да, эту старую развалюху он все еще считал своим домом - он всерьез задумался о том, что вместе с новыми очками ему следует купить и слуховой аппарат.

К сожалению, он все расслышал правильно. И единственным звуком, который он смог издать после осознания этого факта, был какой-то бессвязный лепет. Гарри ответил на это умоляющим взглядом и твердым: «Он так хорош в своей области. Рон и я хотим дойти до его уровня. Послушай, я знаю, что ты чувствуешь. Я сам очень долгое время терпеть его не мог, но за последний год научился, в конце концов, уважать. Да, он худший учитель во всей Британии, но действительно может дать мне так много... Сириус, пожалуйста...»

И еще раньше, чем Сириус сумел сформулировать лаконичное «нет» - как что-то вроде формального отрицания всего, что хотя бы слегка касалось Снейпа - он уже знал, что проиграл.

Потому что с каждым днем мальчик становился все больше и больше похожим на Джеймса. У него была улыбка Джеймса и голос Джеймса. Мерлин, даже манера рассеянно потирать переносицу всякий раз, когда он над чем-то задумывался - это был Джеймс. А его глаза: это Лили смотрела на него через очки Гарри!

Глубоко в душе Сириус знал, что он не сможет отказать этому мальчишке ни в чем. Даже если Гарри серьезно попросит его: «Сириус, можно я заверну тебя в телобинт и поджарю на медленном огне?»

Конечно! Почему нет? Блестящая идея, Гарри!

Итак, в качестве единственного комментария на присутствие Снейпа в своем доме Сириус лишь процедил сквозь зубы:

«ОК! Но он не прикоснется к моему виски!»

«Но, Сириус...»

«Или так, или ты можешь забыть об этом! Это мое последнее слово»

«Ладно»

Но брошенный Гарри взгляд дал недвусмысленную оценку того, насколько нелепо это прозвучало. Будто бы Сириусу было до этого дело!

Итак, - да - во всем этом следовало бы обвинить его дражайшего крестника. И Ремуса - за то, что поддержал его, потому что, в конце концов, тоже начал уважать Снейпа за те опасные задания, что он выполнял во имя Ордена Феникса в окружении последователей Темного Лорда. Как будто целовать задницу Волди так уж и трудно. Хммм... наверное, все-таки трудно.

Между тем Снейп окончательно бросил разыгрывать этот жалкий фарс - изображать страдающего человека, меланхолично глядящего в окно - и повернулся к кровати. Осмотрев единственное одеяло, простыню и две пуховые подушки, он с отвращением поморщился при взгляде на буквы, вышитые на каждой из них: большая красная «С» и точно такая же зеленая. В мыслях Сириус невольно согласился с подобной оценкой этого торжества дешевой романтики и внезапно понял, что чертовски хорошо знает, кого следует винить во всем этом в самую первую очередь.

Черт бы побрал этого старого интригана с его лимонными дольками, мерцающими глазами и отменным талантом быть самым ублюдочным манипулятором во всем мире, когда это надо. От этой мысли Сириус тихо зарычал. Его живот забурчал в ответ. На самом деле он не ел уже несколько часов. Сириус оставил кровать, Снейпа с его убогим взглядом и прошел в кухонный угол, где, если он не ошибался, должен был стоять холодильник. Там он и был, и, к радости Сириуса, в нем обнаружились пирог с почками, сосиски, салат, сыр, масло и две бутылки вина. В буфете он нашел целую буханку хлеба, чай и жестяную коробку с имбирными пряниками. Великолепно! Очко в пользу Альбуса, хотя он все равно оставался ублюдком. Сириус подогрел пирог и сосиски согревающими чарами.

«Снейп? Ты есть хочешь?»

«Нет!»

Тон ответа был безошибочен. Сириус пожал плечами: если он не хочет, то это его собственные проблемы.

Пирог был божественным.

После того, как Сириус уничтожил большую его часть вместе со всем хлебом, сыром и половиной бутылки, он почувствовал, что снова обрел нечто вроде мира с собой и окружающей вселенной.

Но Альбус все равно был виноват в том, что запер их обоих в этой хижине с указанием оставаться здесь до тех пор, пока они не научатся ладить друг с другом. Потому что - как выразился Альбус - они оба отрабатывают взыскание за то, что не соблюдали приличий и не вели себя как два взрослых человека перед лицом подрастающего поколения, которое, в конце концов, было будущим всего волшебного мира.

Снейп в ответ тогда прорычал, что не собирается тратить время на ловлю блох с этой определенно шелудивой шавки. На это Альбус снисходительно улыбнулся и снял пятьдесят баллов со Слизерина. Несмотря на всю нелепость ситуации, Сириус завороженно смотрел, как Снейп побледнел до очень интересного оттенка скисшего молока. И почему это Альбус был так уверен, что Снейп для начала не предпочтет убить Сириуса, чтобы выбраться отсюда побыстрее. Или что Сириус не сделает этого придурка немым навсегда?

Да, за это следует винить Альбуса. И Молли - за то, что не держала свой рот на замке, и всех остальных неблагодарных несносных подростков, которые пародировали его стычки со Снейпом с талантом, достойным маггловского Оскара.

Голос Снейпа вывел Сириуса из глубокой задумчивости:

«Закончил? Или все еще глодаешь свои кости?»

Сириус бросил ему свой самый лучший убийственный взгляд, который оставил Снейпа совершенно невпечатленным:

«Потому что если ты закончил, мы можем обсудить, кто получит сегодня ночью кровать, а кто - диван»

«Здесь нет дивана, Снейп»

Снейп моргнул: «Ох... ну конечно, его тут нет, Блэк, ты думаешь, я настолько слеп, что не вижу этого?»

«Да, так и думаю»

Снейп так сильно стиснул зубы, что Сириус приготовился к хрусту ломающихся коронок. Или к тому, что Снейп упадет в обморок. С другой стороны, мысль о Снейпе, лежащем в обмороке до конца времен, была очень соблазнительной. К несчастью, этот человек нужен его крестнику, чтобы стать чертовски хорошим аврором.

«Я займу коврик перед камином, Снейп»

Снейп закрыл глаза и с огромным усилием проглотил свое: «как подходяще». Без дальнейших замечаний он повернулся, потушил свечи и начал готовиться ко сну. Сириус искоса наблюдал за ним. Он заметил применение чистящих чар, потом был открыт и закрыт комод, затем бесконечные слои черных одежд были неторопливо сброшены на пол. Казалось, Снейпа совершенно не волновало, наблюдают за ним, или нет. Или он был так уверен, что в комната достаточно темно? Опрометчиво. Сегодня лунный свет был слишком ярким и давал возможность весьма отчетливо разглядеть бледную кожу и очень симпатичную задницу, прежде чем, в конце концов, все это было спрятано под ночной сорочкой. Даже не прорычав обязательное «спокойной ночи», Снейп скользнул под одеяло. Конец шоу.

Сириус пролевитировал остаток ужина обратно в холодильник. Симпатичная задница... раз он близок к тому, чтобы признать наличие таковой даже у Снейпа, значит, он окончательно отчаялся в плане секса. Напомнив себе, что действительно надо бы позаботиться насчет этого, Сириус превратился в собаку и блаженно растянулся на коврике у камина. Он был мягким, пушистым и отчетливо пах дымом, землей и чем-то еще. Любой дальнейший анализ был ему сейчас не под силу; даже его собачий мозг был слишком утомлен, чтобы оказывать содействие. Он моментально заснул.

********

Снейп проснулся из-за того, что по оконным стеклам громко барабанил плотный дождь, и ослепительные вспышки молнии на краткий миг заливали коттедж резким, почти сюрреалистическим светом. От следующего громового раската его барабанные перепонки чуть не лопнули. Но зрелище разбушевавшейся природы и близко не могло сравниться с эффектом от внезапно раздавшегося воя зверски убиваемой собаки. Последовал быстрый рывок, прыжок, а затем тяжелое, дрожащее тело приземлилось прямо на живот Снейпа.

«Черт подери, Блэк! Слезь... с... м-меня, КРЕТИН!!!»

Пес не протестовал, когда Снейп не очень-то нежно спихнул его на пустующую половину постели.

Последовала еще одна вспышка, за ней - удар грома: собака снова панически взвыла и исчезла под кроватью со скоростью выстрела. Снейп остался сидеть, глубоко потрясенный, и напрочь лишившийся дара речи. А что тут скажешь?

Он свесился через край постели.

«Блэк?», - нерешительно позвал он в темноту под кроватью. Ответом стал жалобный скулеж и фосфоресцирующий отблеск пары полных отчаяния глаз. Снейп со вздохом соскользнул на пол и встал на колени. Он достаточно часто имел дело с перепуганными первогодками, чтобы чувствовать себя способным справиться и с испуганной собакой.

«Блэк, вылезай».

Собака не двинулась с места. Очередной удар грома вызвал еще более громкий скулеж. Снейп протянул руки под кровать и ухватился за большие черные лапы.

«Давай, Блэк, это всего лишь гроза».

Пес упирался. Снейп потянул сильнее.

«Ну давай...»

Сантиметр за сантиметром пес выполз наружу. Уши поникли, хвост зажат между задних ног.

«Теперь превращайся. Слышишь меня? Превращайся!»

Собака трансформировалась обратно в человека. Сириус, задыхаясь, сел и прислонился к кровати.

«Ад кромешный!»

«Зависит от точки зрения».

«Ты и твои идиотские замечания...»

Снейп выпрямился, придя к выводу, что его миссия закончена. Громыхнул еще один раскат, и, к удивлению Снейпа, Сириус сжался в комок.

«Блэк...?»

«Я в порядке!»

«Вряд ли».

Голова Сириуса внезапно дернулась вверх: «Когда я говорю, что я в порядке, тогда», - еще один удар грома, - «Я... в... п-порядке».

Чтобы доказать это, Сириус встал, прошатался к своей стороне кровати и рухнул на покрывало. Снейп закатил глаза. Упрямая дворняжка! Но если он думает, что он «в порядке» тогда... порядок! Снейп тоже лег в постель. Но гроза не давала ему заснуть. Сириус лежал на боку, лицом к окну, и делал вид -не очень убедительно - что гроза больше на него не действует.

Прошло несколько минут, и любопытство Снейпа не позволило ему терпеть дольше:

«Как получилось, что животные повадки так на тебя влияют? После всего, что рассказывала мне Минерва об анимагах...»

«Азкабан...»

«Что?»

«Я провел в Азкабане слишком много времени в виде собаки. В конце заключения я ос... оставался так месяцами. Это делало дементоров более... сносными»

«А-аа... То есть, гроза на тебя влияет даже в человеческом теле. А еще что-нибудь есть?»

Этот вопрос заставил Сириуса повернуть голову к Снейпу: «Тебя это совершенно не касается!»

«Возможно. Но, знаешь ли, обычно разговор помогает»

Глаза Сириуса расширились до размера двух плошек: «С каких это пор ты со мной разговариваешь?»

Снейп хмыкнул настолько невинно, насколько смог: «Я всегда разговариваю с тобой, разве ты не заметил? Это доказывает твое однообразное гавканье, при помощи которого ты мне регулярно советуешь заткнуться нахер и у*бывать».

Этот ответ заставил Сириуса повернуться к Снейпу полностью: «Да, верно. Каждый раз, когда ты открываешь свою грязную пасть, ничего кроме бредятины оттуда не появляется».

«Эта, так называемая бредятина все еще заставляет тебя подпрыгивать до потолка. Или действовать соответственно».

«Ты...!» - Сириус подполз ближе к Снейпу, пока они не оказались лежащими нос к носу, - «ты высокомерный, самодовольный ублюдок. Я ничего такого не делаю, слышишь меня? Ни подпрыгиваю до потолка, ни... эээээ... ничего из того, что ты перечислил. Потому что твои тупые замечания для меня - просто писк в ушах. Вроде насекомых! Когда мне надоедает, я с ними тут же расправляюсь! Все просто!»

Ухмылка Снейпа стала отчетливее: «Чувствуешь себя сейчас лучше?»

Сириус замер, обдумывая вопрос. Затем захлопнул челюсть. «Да... да, думаю, так...»

«Вот видишь? Разговор помогает».

Уголки рта Сириуса разъехались в широкую ухмылку.

«Хитрый ублюдок!»

«Хитрый слизеринский ублюдок, если не возражаешь».

«Ты все еще так называешь себя? Мерлин! Найди себе другую работу, Снейп, ты слишком долго преподаешь. Однажды у тебя появится нижнее белье цветов твоего факультета».

Сириус услышал, как фыркнул Снейп: «Я, слава Богу, доволен своей работой, Блэк».

Последовавший за этим удар грома заставил Сириуса съежиться и ухватиться за края подушки обеими руками, так что побелели костяшки: «Сволочная погода! Как может быть такая гроза сейчас, в конце октября?»

«Это псевдомир Альбуса».

«Что?!»

«Псевдомир. Он как-то говорил мне, что создал для себя милое местечко для рыбалки, где он мог бы проводить некоторое время в уединении и покое».

«Так эта хижина его собственная идея?»

«Очевидно. И озеро тоже. Если я не ошибаюсь, он держит это пространство в стеклянном шарике со снежинками на каминной полке в своем кабинете»

«Вот пидор!»

«Да уж».

Повисла почти миролюбивая тишина, нарушаемая только шумом дождя и безуспешно подавляемыми взвизгиваниями Сириуса, раздающимися после каждого громового раската. Через минуту Сириус повернулся на бок:

«Снейп?»

«Что?!»

«Ты спишь?»

«Из-за тех звуков, что ты издаешь - нет»

«Потому что ты... знаешь... я думаю, что разговор действительно помогает...»

Со вздохом Снейп тоже повернулся на бок.

***********

«А какие еще влияют на тебя?»

«Какие еще что?»

«Особенности твоего собачьего тела?»

«Все-то тебе надо, а, Снейп?»

«Моя слабость. Признаю откровенно».

«... ладно. Например, я могу лучше слышать».

«Это полезная особенность...»

«Да, до тех пор, пока не начнешь просыпаться каждую ночь от того, что твой крестник и его подружка развлекаются в комнате, расположенной на другом конце коридора».

«...? Они что, не могут наложить заглушающие чары?»

«Я говорил. Но они обычно забывают».

«А-ааа, юностью правят гормоны. Это и все? А как насчет твоего носа?»

«Вот! Не считая очевидного, вроде... реакции на запахи как у беременной женщины, я могу, например, определить, какое зелье ты варил, прежде чем ты переступишь камин в моем доме».

«О? И какое зелье я варил вчера?»

«Костерост. Кажется, тебе на днях пришлось сварить его целую бочку».

«Правильно. Когда начинается учебный год, Поппи просит у меня новую порцию запасов через каждые две недели».

***

«Нет, я не хотел, чтобы твоего крестника исключили. Вспышки раздражения, случающиеся из-за него у людей, недостаточная причина. Но невольно чувствуешь себя ответственным за маленькое отродье, а контролировать его - все равно, что пытаться удержать выводок блох в одном месте.»

«Я всегда думал, что ответственность за Гриффиндорцев лежит на Мак-Гонагалл».

«Официально, да. Неофициальные правила таковы: ты преподаватель и ты несешь ответственность за их безопасность. Но как защитить кого-то, кто объявляется посреди ночи, и заявляет - «Я только что убил Василиска!»?»

«Да, Гарри великий...»

«Блэк! Черт подери! Поттера-младшего эта тварь могла убить. И несколько месяцев спустя он тайком выскальзывает из замка, нарушив меры безопасности - которые были предприняты исключительно ради него самого...»

«Снейп, ты же знаешь, что я бы никогда...»

«Не перебивай меня! Он ТАЙКОМ ВЫСКАЛЬЗЫВАЕТ из безопасного укрытия только потому, что ему хотелось посетить лавку Зонко!»

«Что?! А мне он сказал, что ему надо было срочно сообщить Рону что-то очень важное!»

«Важное! В их возрасте любая сплетня о любимой Квиддичной команде - очень важное».

«Я не могу поверить в это! Почему ты не прибил его?!»

«Поверь мне, я хотел...»

*****

«На меня еще одна особенность сильно влияет...»

«Какая?»

«Ну... я типа люблю печеньица...»

«Ты имеешь в виду собачье печенье?»

«Да... Эй, не смейся, ради Мерлина, Снейп, прекрати!»

«Я просто только что представил, как ты прокрадываешься ночью на кухню и... извини».

«ОК, тогда смейся».

«...»

«Закончил?»

«Да. И когда ты к ним пристрастился ?»

«Я начал, когда был в бегах, знаешь? В этих маггловских супермаркетах есть такие ящики с надписью, чтобы люди делали пожертвования на продукты питания для приютов бродячих животных. Люди часто бросали туда коробки собачьей еды. В общем, я всегда превращался в себя и воровал немного»

«...»

«Нельзя же постоянно жить на одних крысах».

«Мерлин!»

«Пожалуйста, только не говори Гарри, ладно?»

********

«Я на самом деле не знал, что Петтигрю получил Метку от Темного Лорда. Он, должно быть, рассказал ему о родителях Поттера прямо после церемонии инициации. Но я как раз должен был сварить особое зелье, поэтому был избавлен от этого зрелища».

«Специальное варево для самого Темного Лорда, а?»

«Специальное *фальшивое* варево для самого Темного Лорда».

«...»

«Я совершенно не представлял, Блэк».

«Не парься, Снейп, никто не представлял».

****

«На что это похоже... там?»

«Где?»

«Ты знаешь... там... в Азкабане...»

«Мне бы на самом деле хотелось описать тебе банальные вещи, ну, знаешь... голод, холод, крошечная камера, воняющая твоими собственными экскрементами, но это не все. Настоящий Азкабан играет с твоим разумом: показывает все твои неудачи и ошибки. Что-то вроде мертвой петли».

«Но ты сказал всем, что мысль о том, что ты невиновен, уберегла тебя от сумасшествия».

«Да, верно, но там вспоминались и заново повторялись другие вещи, которые, в конце концов, сводили с ума».

«Например?»

«Например, что Джеймс опоздал, и ты не вернулся из Визжащей Хижины».

«...»

«Снейп...»

«...»

«Я был засранцем».

«Да, был».

«И ты не должен прощать меня».

«Блэк...»

«Нет, позволь мне закончить. Ты не должен прощать меня. Я понял сейчас, что рано или позже вещи, которые ты совершил, возвращаются, чтобы отомстить тебе через человека. Через того, кто имеет право отказать тебе в помощи, в которой ты так отчаянно нуждаешься».

«...»

«Блэк...»

«Да?»

«Чем, твою мать, мы сейчас занимаемся?»

«...понятия не имею».

*****

«Я присоединился к Темному Лорду, потому что думал, что Пожирателям Смерти на самом деле не насрать на меня. Никто до этого не сумел произвести такого впечатления. Ни мои родители, ни кто-либо в школе. В конце концов, я был убежден, что даже Дамблдор такой же, как и все остальные. Я ошибался».

«Насчет Альбуса?»

«Да, и насчет моих «бывших товарищей» тоже. Я жаждал внимания, поэтому был легкой добычей. Но все, что действительно имело для них значение - это Темная Метка и еще один член в их рядах».

«О... но я думал...»

«Блэк, я не был так уж важен для них. Простой пейзанин в их толпе. Я не был ни богат, ни из знатного рода, вроде твоего».

«Но твои мозги...»

«Там были куда более старшие и опытные маги, которые считали себя достаточно умными. Кому были нужны знания прыщавого юнца вроде меня? С другой стороны, я был в идеальном положении для занятия шпионажем. Я мог посещать их главные собрания, где обычно обсуждались планируемые нападения, и в остальном... несколько вопросов там и тут... ты был бы удивлен, что могут с ними сделать почтительное внимание и несколько комплиментов».

«О да, вспомнить, кто это говорит!»

«Это помогало мне выкрутиться почти из любой ситуации».

«Да что ты говоришь»

*****

«Скажи мне одну вещь, Снейп, что помогло тебе выбраться из когтей Министерства?»

«Акт чистого отчаяния... Они допрашивали меня целую ночь. Они даже накачали меня до ушей Веритасерумом. Но этот ублюдок Муди не хотел мне верить. Он продолжал говорить, что зелье, скорее всего, фальшивое. Я был голоден, жутко хотел спать и уже расписался в сопроводительных документах на следующий рейс до Азкабана. Там был один аврор, который этак странно поглядывал на меня. Я сказал себе, что терять мне нечего и предложил ему минет, если он отправит Дамблдору послание. Это его удивило, но он согласился. В общем, я отсосал ему настолько хорошо, насколько мог, даже позволил потом себя трахнуть, но в целом это было не так ужасно. Даже когда он использовал только свой плевок в качестве смазки. Главное, что он сдержал слово, и Альбус появился, когда авроры уже были готовы активировать портключ до Азкабана».

«...»

«Я не горжусь тем, что сделал, Блэк. Если ты думаешь, что...»

«Ахх, заткнись, идиот! Я бы отсосал всему Министерству, если бы это дало мне шанс оттуда выбраться!»

***

«Мы оба были засранцами, Джеймс и я».

«Не начинай снова...»

«Нет, я... я... твою мать! Знаешь, Снейп, на самом деле в итоге именно ты победил».

«Что?!»

«Да брось ты. Чем я был, и чем стал сейчас? Бывший заключенный, который подпрыгивает всякий раз, когда Тонкс появляется на завтрак в своей униформе. У которого нет работы, потому что он не может больше ничего делать, кроме как разыгрывать домохозяйку».

«Но ты богат. Ты получил назад свои фамильные деньги и жирную компенсацию от Министерства. Ты даже унаследовал долю Нарциссы из собственности Малфоев».

«И все-таки можно чувствовать себя ненужным и бесполезным даже с миллиардом галлеонов на счету».

«У тебя есть твой крестник».

«Это верно. И если бы не он и не остальные, тогда... тогда я бы, вероятно, оказался бы в запертой комнатке с мягкими стенами в Св.Мунго».

«Я все еще не вижу смысла».

«Смысл таков: у тебя есть работа, ты преподаватель в Хогвартсе, глава одного из факультетов, и все, кто тебя знают, свидетельствуют тебе свое почтение каждый раз, когда ты заходишь в комнату. Ты уважаемый эксперт в двух областях: в Зельях и ЗОТИ. Без тебя Орден не выполнил бы даже половины того, что было сделано. За то, что ты наконец-то получил свой орден Мерлина, и то, что ты чертов герой последней войны и ближайший наставник Мальчика-Который-Выжил. Джеймс и я были школьными звездами, но после сдачи N.E.W.T.S, кажется, что наша настоящая жизнь подошла к концу, хотя мы этого тогда не поняли. Все, казалось, закончилось для нас так просто, и, не осознав этого, мы растратили всю нашу долю счастья и доброй удачи. Посмотри на нас сейчас: Джеймс мертв, Я оказался в Азкабане, Ремус слабеет с каждым годом, и Питер... что ж, в конце, он получил то, что заслуживал. Ну, видишь, Снейп? В конце победителем оказался именно ты».

****

«Как тихо снаружи...»

Сириус поднял голову с подушки: «Да, верно... что за зае*енная ночь».

«Ты это сказал».

Рывком Сириус поднялся с кровати: «Пора и в постельку».

«Прошу прощения?»

Сириус повернулся: «Видишь ли, я обычно снимаю одежду, когда собираюсь спать в своей кровати».

Снейп открыл было рот, но когда Сириус принялся расстегивать пуговицы, внезапно забыл о едких комментариях. Ему следовало бы вежливо отвернуться. Облака как раз разошлись, и чертова полная луна засияла с новой силой. Но Сириус сбросил верхнюю мантию, и неуклюжие попытки Снейпа вести себя прилично разбились в пух и прах. А кроме того, он совершенно точно знал, что чуть раньше эта дворняжка тоже пялилась на его задницу. Как будто он, Снейп, этого мог не заметить. Он неизменно замечал очень много вещей из тех, что были гораздо менее очевидны откровенного слюноотделения возбужденной псины. Посмотрим, насколько лучше смотрится Сириус сзади.

Это явно обещало быть неплохим зрелищем, даже наверняка, потому что Сириус, сняв рубашку, обнажил широкую грудь с четко обрисованными ребрами под бледной кожей и эти татуировки, которые - как однажды ему сказала Тонкс - были темой номер один среди женщин дивизиона авроров. Между тем, брюки Сириуса скользнули вниз, открыв мягкую линию бедер с россыпью веснушек, которые, ахх.... Нет, Снейп на самом деле не хотел углубляться в эту фантазию. Сириус наклонился, чтобы снять ботинки, затем пинком отшвырнул брюки и нырнул под одеяло. Матрас прогнулся под тяжелым телом, которое внезапно показалось Снейпу находящимся в слишком опасной близости.

«Блэк, если тебе холодно, в комоде есть еще одна ночная рубашка».

«Мне не холодно. Ты прекрасно согрел постель».

«Я тебе не грелка!»

Он услышал смешок Блэка: «О, какая жалость. Я просто обожаю грелки».

Снейп ухмыльнулся в темноте. Если это будет продолжаться в том же духе, он очень скоро лишится хладнокровия. Внезапно чужая рука тяжело легла на руку Снейпа. Нейтральный жест, ничего более. Только теплая ладонь, касающаяся льняной ткани его сорочки, без сомнения, дающая Снейпу возможность решать самому. Он может оставаться, там, где он есть, или... Снейп повернулся и внезапно оказался притянутым в объятья. Он почти забыл, как это - чувствовать себя прижатым к твердому крепкому телу. Ощущение было настолько сильным, что на мгновение перехватило дыхание. Лицо Сириуса оказалось так близко, что оно исчезло, превратившись во множество мелких деталей, вроде морщинок вокруг глаз и рта, изгибов бровей. В лунном свете он мог рассмотреть гладкую поверхность кожи. Несмотря на шквал обрушившихся эмоций, он все же сумел произнести:

«Знаешь, Блэк, я на самом деле не самая симпатичная грелка».

Рот Сириуса растянулся в широкую ухмылку: «О, да, ты весьма сомнительная грелка».

«Ну так не забывай об этом...», - и Снейп наклонился для поцелуя.

Нет, он на самом деле не представлял, что это так хорошо. Это было так просто - целовать его, словно происходящее было самым обычным делом на всем белом свете. Он почувствовал на бедрах пару тяжелых рук, они ухватили край сорочки и начали медленно поднимать ее вверх. Затем вернулись, скользнули ниже его талии, к пояснице и замерли на заднице. Снейп прервал поцелуй: «Ты смотрел на меня...»

«Ути-пути».

«Это все, что ты скажешь?»

Вместо ответа Сириус раздвинул ноги и пах Снейпа оказался прижатым к напряженному члену Блэка. Снейп застонал. Руки Сириуса вернулись к краю сорочки и снова потянули вверх, легко задевая шероховатой тканью напряженные соски Снейпа, освобождая руки, голову, пока рубашка, наконец, не коснулась ладоней Снейпа, соскальзывая, и не была окончательно отброшена куда-то в темноту.

«Так лучше», - промурлыкал Сириус. Снейп попытался что-то прорычать в ответ. Но это было очень слабое рычание, эрекция мешала сосредоточиться.

Зарывшись рукой в его волосы, Сириус заставил поднять голову ближе к своему лицу.

«Эй...»

«Что...»

«Двигайся... или ты забыл, как это делается?»

Снейп в ответ качнул бедрами. Сириус вздохнул.

«Так лучше... так на самом деле...ощущается лучше».

Пряча улыбку, Снейп склонил голову к бледному горлу и нежно укусил прямо в то место, где шея переходит в плечо. Его рот ни на секунду не отрывался от гладкой кожи, несмотря на то, что Сириус выкручивался, стонал, тихо ругался, и что их бедра двигались все быстрее и быстрее. Он почувствовал, как вниз по его спине скользнули сильные пальцы, достигли ямки между ягодиц и прикоснулись к узкому входу. Он, честно говоря, забыл, когда последний раз кто-нибудь делал это с ним. Это было слишком ошеломительное ощущение, чтобы сдерживаться. Закинув голову назад, Снейп с рычанием кончил.

*******

Задыхаясь, он отодвинулся от тела Сириуса.

«Это было... это было...»

Его попытки были вознаграждены смехом.

«Никогда бы не подумал, что услышу, как ты заикаешься, Северус». Тело рядом с ним шевельнулось, перед глазами появилось лицо Сириуса. «И я никогда не подумал бы, что ты при этом ухмыляешься так глупо».

«Я не...»

«Не ухмыляешься?»

«Не глупо» .

Он снова услышал смех Сириуса.

«Неисправимый ублюдок».

********

Проснувшись, Сириус незамедлительно осознал три вещи: во-первых, в кровати он был один, во-вторых, одеяло сползло, из-за чего замерзла задница, и в-третьих, скоро должен был начаться рассвет. Снейп, снова одетый в ночную сорочку, стоял в дверном проеме. Он смотрел в окно и что-то пил из чашки. Кофе? Чай? Сириус невольно принюхался. Какао? Завернувшись в одеяло, он встал. Деревянный пол заскрипел под босыми ступнями. Снейп повернулся:

«С добрым утром».

«С добрым...», - остальное утонуло в смачном зевке, - «...утром. Скажи, ты всегда встаешь в такую безбожную рань?»

«Когда завтрак накрывают только с семи до восьми утра, выбор не особо богатый, Блэк».

«Невыносимые условия...».

«Не всем доступна роскошь вести другой образ жизни».

«Ха-ха, Снейп. Не все живут вместе с аврором, двумя стажерами и отвратительно бодрым оборотнем. Да, кстати, с каких это пор ты добавляешь в какао ликер «Амаретто»?»

«С тех пор, как обнаружил, что это вкусно».

«Хорошо... а ты уже нашел ванную? Или мне придется купаться в озере?»

Снейп хмыкнул: «Там даже есть несколько деревьев, Блэк».

В ответ Сириус лишь смерил его взглядом.

«Это здесь», - Снейп указал на дверь за спиной Сириуса. «Душевая, я имею в виду».

«Ох, ладно», - он направился внутрь, затем остановился на полудвижении и указал на чашку в руке Снейпа: «Ты и мне не приготовишь?»

Брови Снейпа взлетели вверх: «Я подумаю над этим».

Душевая оказалась маленькой, хотя и достаточно вместительной. И снова Сириус обнаружил несколько доказательств коварства Альбуса: например, здесь были красная и зеленая зубные щетки, то же самое можно было сказать и о банных халатах, а каждое полотенце было украшено вышитой буквой «С», как на подушках. Сириус решил воздержаться от дельнейших комментариев и встал под душ. Теплая вода разбудила его достаточно, чтобы он смог отложить свой обязательный утренний кофе на некоторое время. Ну что ж, сегодня ему некуда торопиться.

Закончив омовение, Сириус вышел из душевой и нашел Снейпа на том же самом месте. Рядом с ним в воздухе зависла чашка с огромной шапкой взбитых сливок.

«Для меня?»

«Фрррр».

Сириус осторожно отхлебнул. Напиток приятной волной побежал вниз по горлу в живот, разливаясь теплом внутри. Вкус был божественным. Он почувствовал на себе взгляд Снейпа, но когда повернулся, то обнаружил, что тот снова любуется восходом солнца.

Они пили в тишине. В той же самой тишине Снейп заново наполнил их чашки; в той же самой тишине медленно показалось солнце и озарило хижину резким светом. Без единого слова Снейп отпустил свою чашку и направился в душ.

Покинутая чашка вращалась в воздухе возле Сириуса, бело-золотые лучи преломлялись на ободке тонкого китайского фарфора.

Серьезно задумавшись об этой ситуации, Сириус пришел к выводу, что Снейп, когда держит рот закрытым, не такой уж и плохой компаньон, в конце концов. Когда он закончил пить свое какао, дверь позади него с мягким скрипом открылась.

«Посмотри, что я нашел».

Сириус повернулся.

Снейп все еще был одет в свою ночную сорочку, которая сейчас была в нескольких местах влажной. Его лицо было обрамлено мокрыми волосами. На щеках блестело несколько капель воды, и в уголке рта осталось немного пены для бритья. В руке он держал подозрительного вида маленький флакончик. Сириус узнал его незамедлительно.

«Похотливый старый козел. Тихое место для размышлений? Ну-ну».

«Знаешь, Блэк, в некоторых вещах Альбус моложе, чем многие из нас».

«Кто бы это мог быть? Мне не хочется думать об удочках»

Снейп состроил гримасу: «Спасибо за эту картинку, Блэк. Ты просто неисправимый пошляк!»

«Как будто для тебя это новость, Снейп».

Снейп снова фыркнул, а затем сунул флакончик в руку Сириуса.

«Что...?»

«Я... прошлой ночью обнаружил, что.... В общем, нормально...».

«Нормально?»

Чувствуя себя не в своей тарелке, Снейп снова скривился: «Это было хорошо».

Улыбка Сириуса стала шире. Он просто не мог сопротивляться искушению поддразнить:

«Хорошо?»

К его удовольствию, Снейп покраснел, посмотрел в сторону, затем повернулся снова: «Да, это было хорошо».

«Ага! Итак, и чего ты хочешь? Повторения? Перемен? Исследования новых возможностей? Знаешь, Снейп, ты должен мне сказать».

Снейп глубоко вздохнул, но то, что он выдохнул, было совсем не тем, что могло придти в голову Сириусу. Потому что сказано было буквально следующее:

«Мне бы на самом деле понравилось, если бы ты трахнул меня прямо в дверях».

Если бы Сириус был другим человеком, он наверняка уронил бы свою чашку. Но с тех пор, как он ухитрился пережить Азкабан, Вольдеморта и свою собственную смерть, он обнаружил, что стал с годами немного крепче и, кроме того, эта чашка была в прямом смысле слова нероняемая.

Поэтому он просто сказал: «ОК, так... так и сделаем». И понял, что ему понравилась эта идея.

Снейп начал снимать свою ночную сорочку.

«Нет!»

Снейп взглянул на него очень раздраженно, а затем обескуражено: «Почему нет?»

«Потому что...», - Сириус отпустил чашку, положил флакончик в карман своего банного халата и подтащил Снейпа к дверному проему.

«Потому что...», - Сириус повернул его так, что он оказался лицом к темной деревянной поверхности и потянул обе руки Снейпа вверх.

Дыхание Снейпа участилось: «Потому что - что?»

Сириус наклонился ближе, его губы коснулись уха Снейпа: «Потому что веришь, или нет, но ты так соблазнительно выглядишь в этой своей старомодной тряпке. Застегнут до подбородка, запястий и лодыжек, весь такой недоступный, что в голове не остается ни одного желания, кроме как нагнуть тебя возле ближайшего предмета мебели и трахнуть, не раздевая.»

Вместо ответа он услышал только прерывистое дыхание. Сириус почувствовал, как прижатое к нему тело напряглось, но не отодвинулось ни на йоту, будто выжидая, что случится дальше. Сириус нашел это неуловимое подчинение весьма возбуждающим.

«Блэк...»

«Шшш...»

Сириус распустил пояс халата, открыл флакончик и вылил приличное количество масла на пальцы. Затем поднял край ночной сорочки, открыв очень симпатичную задницу своему взору и всему окружающему миру. Он потянулся к маленькому отверстию. Бедра Снейпа дернулись.

«Полегче...»

Снейп повернул голову и ухватился на дверной косяк еще сильнее. Сириус наклонился вперед, дотянувшись ртом до участка шеи, не прикрытого льняной тканью рубашки. Он чувствовал под своей щекой влажные волосы Снейпа, пахнущие шампунем и запах тела, перебивающий запах мыла. Он понял, что быстро возбуждается. Снейп под ним тихонько застонал.

Рот Сириуса нашел его ухо: «Все в порядке?»

«Хммм...», - прозвучал очень задушенный ответ, но Сириус интерпретировал его как «да». Он вытащил палец, вылил немного масла себе на член и отбросил флакончик в сторону:

«Раздвинь ноги, Северус».

Почему-то у него дрожали руки.

Снейп внутри ощущался тугим и горячим, и скользить в него, обхватив рукой его вокруг талии было просто замечательно. И, да, правильно. Так правильно, как все утро со всей этой безмятежностью. Сириус уткнулся лбом в плечо Снейпа и посмотрел вниз, на свои бедра, на то, как они двигались, как его член погружался внутрь и показывался наружу неторопливыми движениями утреннего траха, когда все ощущается просто великолепно. Его рука обвилась вокруг талии Снейпа и спустилась вниз к его члену. Он сильно сжал его, ровно настолько, чтобы это заставило Снейпа всхлипнуть и простонать прерывистое: «Блэ...эк...».

Сириус поднял голову и нежно укусил Снейпа за мочку уха: «Скажи мое имя».

Толчок. «Скажи мое имя, Северус».

«С...Сириус...»

Он сильнее сжал его член.

«Скажи еще раз... пожалуйста...».

«Сириус...».

«Громче».

«Сириус!»

А потом он уже ничего не мог говорить, потому что все стало слишком хорошо и правильно и потому что тело под ним вздрогнуло, и горячая жидкость выстрелила через пальцы Сириуса. А затем Снейп обмяк, повиснув на дверном косяке, ухватившись за него, как утопающий хватается за соломинку. И Сириусу пришлось закрыть глаза, с силой сжать бедра Снейпа и несколько раз глубоко до самого основания погрузиться в тесную глубину, пока давление не стало невыносимым, таким, что он больше не мог сопротивляться оргазму.

********

Очнувшись, Снейп обнаружил себя валяющимся на полу. Его ноги были перекинуты через порог, и солнце припекало ступни. Он перевернулся и стряхнул тяжелое тело, придавившее его спину и плечи.

«Блэк...».

«Ммммм...?»

«Вставай».

«Снова?»

Снейп закатил глаза. «Я имею в виду с меня, шавка. Ты тяжелый».

Вес переместился. Снейп осторожно поднялся на шатающихся ногах, с одеревенелой спиной, ноющей задницей и всем остальным телом тоже.

Он сгреб в пригоршню красный халат, лежащий под ним: «Ну давай, пошли со мной в постель».

«Хммм....» - Медленно с «охами» и «ахами», Сириус выпрямился в полный рост. Снейп взглянул на себя, заметил влажные пятна на ночной сорочке. Он состроил гримасу и несколькими точно рассчитанными движениями освободился от этого куска материи. Что-то показалось странным. Снейп поднял взгляд. На него смотрел Сириус, и внезапно Снейп осознал, что из окна льется яркий дневной свет. И что он стоит обнаженным перед человеком, чьи замечания обычно обрушивались на него с силой оружия массового поражения. Внезапно он почувствовал, что не знает, как отыграть все назад, или сделать что-нибудь еще, чтобы скрыть внезапно нахлынувшее замешательство. Непроизвольно он снова начал натягивать ночную сорочку.

«Не надо», - сказал Сириус. Он забрал рубашку из рук Снейпа и притянул напряженно застывшего мужчину в поцелуй. В глубокий, долгий поцелуй. Ленивый поцелуй со всеми этими движениями языка, покусыванием нижней губы, пальцами в волосах и бедром между его ног. Поцелуй, который уничтожил все слова, оставив только полуприкрытые глаза и головокружительное ощущение мурашек по коже. Как после заклятия Cruciatus. Сириус усмехнулся.

«Пошли в кровать, Северус».

С тем же успехом он мог бы сказать ему «Imperio».

Свернувшись под единственным одеялом, оба быстро заснули.

*****

Некоторое время спустя в хижину вошел человек в алой мантии. Он огляделся, заметил две головы, лежащие на одной подушке и тихо и искренне засмеялся. Затем закупорил флакончик, вымыл чашки, поставил их обратно в буфет, и, прошептав заклинание «finito sum», отправил обоих мужчин в спальню Сириуса на Гриммаулд, 12. Оказавшись на широкой кровати, они даже не пошевелились.

The end

[+] Back