Он сам этого  хотел

(His Own Desires)

Автор: Sophie  Richard

Рейтинг:NC-17

Pairing: Snape/Dumbledore

Перевод: Murbella murmiju@inbox.ru

Бета: njally ori-gami@rambler.ru

Запрос автору сделан, ответ пока не получен.

Summary: одно дело, видеть что-то в разуме другого человека, другое дело – понимать его.

Disclamer: Не мое.

*********

 

-Legilimens.

 

            Альбус начинает осторожно пробираться сквозь слой воспоминаний, извлекая точные детали о последней встрече Пожирателей Смерти. Еще один рейд запланирован в Годрикову Лощину.  Альбус позволяет себе мрачную улыбку. Они никогда, хоть сотню лет потратят,  не найдут того, чего ищут.

 

            Он был готов уже закончить, когда обнаружил нечто странное: более сильное, чем обычно, сопротивление. Любопытно – что же это такое сокрыто в разуме молодого человека, что он  еще не показывал ему? – и он продвигается вглубь, игнорируя протест, бережно извлекая на поверхность скрытую мысль.

 

            Он на коленях на холодном каменном полу, опускается плеть, десять, пятнадцать, двадцать раз, кожа лопается и кровоточит, но он безостановочно кричит и просит большего. А затем твердый член  вжимается между бедер, он слишком большой, это очень больно, но протесты приносят только резкое наказание. Дополняя картину, появляется ощущение того, как его спину мягко щекочет серебристая борода,  а затем...

 

            Альбус постепенно осознает, что слышит тихое, без конца повторяющееся бормотание  Северуса.

 

            -Прекратите, хватит, пожалуйста, хватит, хватит... - чувствуя, что он увидел достаточно, он оставляет его, опустив трясущиеся руки на стол.

 

            Повисла тишина, Северус пытается успокоиться, а Альбус пытается осмыслить, что он только что увидел. Подсмотренная мысль была пропитана таким сильным желанием, такой похотью, что Альбус возбуждается только лишь от воспоминания о ней. Вот значит, что Северус от него хочет. И, находит он дополнительный аргумент, это прекрасно послужит ему, чтобы еще сильнее привязать его к себе для пользы дела. Кроме того, это удачно предоставленный ему шанс вознаградить юношу, который так многим рискует ради Ордена.

 

            -Северус, это то, чего ты хочешь?

 

            -Н-нет, - Северус заикается. - Это был кошмарный сон. - И это очень близко к правде, потому что именно это зрелище захватывает его ночами, когда рука настойчиво работает под  одеялом, и ему приходится уткнуться лицом в подушку, чтобы заглушить звуки желания.

 

            Конечно, рассуждает Альбус, это слишком – ожидать от него, чтобы он признал все так быстро. Вне всякого сомнения, ему стыдно, и, кроме того,  это именно то, что ему и нужно – сила, жестокость.

 

            -Ты грязный маленький лжец, - сдержанно говорит Альбус.

 

            Сердце Северуса начинает ныть, главным образом потому, что он знает, что виноват во всем сам. И теперь не будет больше нежности и мягкого сочувствия,  ничего не будет, кроме грубых слов и ударов. Северус научен личным опытом общения с Пожирателями Смерти, что фантазии и реальность не всегда дружат друг с другом.  Очевидно Дамблдор, в своем неведении не понимает этого так же хорошо.

 

            Альбус улыбается испуганному выражению лица Северуса,  осознающему, что все его желания  вот-вот будут исполнены. Он встает и подходит к двери в его личные апартаменты.

 

            -Иди сюда.

 

            Северус встает и покорно идет, но затем его останавливает внезапная команда, -

 

            -Ползи.

 

            Северус глубоко вздыхает, заглушая вопли паники в себе, и падает на колени. Вот. Он всегда знал, что будет как-нибудь наказан за свои извращенные фантазии о «добром директоре», одолевавшие его, когда он был еще маленьким мальчиком. И вот  оно, теперь наказание настигло. Конечно, приятно убеждаться в собственной правоте, хотя он бы предпочел любое другое воображаемое наказание.

 

            Альбус терпеливо провожает Северуса в свою спальню, глядя, как тот ползет дюйм за мучительным дюймом. Его сердце страдает от мысли, что величайшее желание Северуса заключалось в том, чтобы ему причинили боль и унижали, но, рассуждает он, никто не может быть хозяином своих желаний.

 

            Он стоит, глядя на коленопреклоненную, почти трясущуюся от страха фигуру, и говорит самым строгим тоном, который он редко использовал со студентами:

 

            -Раздевайся.

 

            Он смотрит, как Северус выпутывается из одежды. Юноша выглядит гораздо меньше без нее, он слабо дрожит, глаза уткнулись в пол.

 

            Альбус начинает обдумывать свой следующий шаг. Очевидно,  частью фантазии Северуса была порка, поэтому он оглядывается  в поисках чего-нибудь, что можно было бы для этого использовать.  Как бы то ни было, ничего подходящего у него нет, поэтому он быстро трансформирует  ромашку из вазы на прикроватном столике в хлыст. Он прекрасно помнит из собственной юности, как может впиваться и жалить это орудие, и уверен, что для Северуса это окажется просто превосходно.

 

            -На кровать.

 

            Северус забирается на кровать, пытаясь справиться с переполняющим его страхом. Как много раз он был в этом положении, привязанный  или вынужденный лежать смирно, пока мучительная боль терзала его тело. Но сейчас нет никакой возможности сказать, чтобы Дамблдор прекратил, потому что директор сочтет протесты всего лишь частью фантазии. Он вытягивается на животе, зарыв лицо в мягкое шерстяное одеяло, покрывающее кровать.

 

            Альбус на мгновение пробегает взглядом по телу Северуса. Он на самом деле прекрасный молодой человек, с длинными стройными руками и ногами и бледной, почти светящейся кожей. С тихим вздохом Альбус опускает хлыст прямо поперек округлых ягодиц, почти зачарованно глядя, как быстро появляется тонкая красная линия.

 

            Снейп прикусывает губу, хотя эта боль вряд ли может сравниться с тем, что он терпел в прошлом. Но на сей раз это Дамблдор, и невыносимо - знать, что каждый жалящий удар, воспламеняющий огонь под кожей,  исходит от него. А самое худшее в этом, по его мнению, то, что ответный огонь пробуждает его член, и он шевелится, стараясь вжаться в матрас.

 

            Альбус продолжает до тех пор, пока задница и бедра Северуса не покрываются  сетью перекрещивающихся рубцов.   Северус начинает стонать почти беспрерывно,  резко вздыхая от каждого удара.

 

            -Это то, что ты заслужил, не так ли?

 

            Эти слова падают, раня гораздо  сильнее, чем хлыст, потому что они правдивы. Он заслужил это, заслужил всю эту боль. Но Альбус был единственным человеком, который никогда не говорил ему этого, который никогда не обращался с ним так, как он заслуживает.

 

            Сильные руки поднимают Северуса на колени, а затем скользкие пальцы  настойчиво прижимаются к его тугому отверстию. Сейчас он ничего не может сделать, кроме как глубоко вздохнуть и попытаться открыться, потому что сопротивление только сделает все гораздо хуже.

 

            Все происходит слишком быстро, Северус слышит мягкий шелест  распахиваемой одежды, и затем у него перехватывает дыхание, когда он чувствует, как по спине проходится кончик длинной бороды. Он всегда хотел прикоснуться к шелковистой на вид бороде Альбуса, почувствовать, как она скользит у него между пальцами, но сейчас, из-за его собственной испорченности, это недостижимо. Боль и удовольствие неотличимы в этот момент,  и эта борода, она здесь, так близко, дразнит его.

 

            -Господин  директор, пожалуйста, – едва различимо шепчет он

 

            Альбус вряд ли слышит его, он придвигает свой член  к скользкому входу и проталкивает его внутрь, не бережно и нежно, как предпочел бы он сам, но грубо и жестоко, игнорируя сопротивление  сжимающихся мышц, и сразу проникая сильно и глубоко.  У Альбуса вырывается вздох от жара, который охватывает его, там так туго и совершенно. Да, Северус принадлежит ему, потому что кто еще проявил бы к нему милосердие, дал бы ему еще один шанс? Кто еще удовлетворил бы его постыдные желания ни по какой другой причине, кроме как сделать его счастливым?

 

            Северус опускает голову, закрывая ее руками, потому что только в этом воображаемом убежище он может чувствовать себя в безопасности, может забыть, что человек, которого он обожал больше всех на свете, сейчас жестоко вбивается в него. И боль отступает. Это не директор, нет, потому что он бы никогда не причинил Северусу боли, он только всегда заботился бы о нем и наставлял на путь истинный.

 

            Альбус протягивает руку, с силой сжимая член Северуса, чувствуя, как он скользит у него в руке, двигает по нему ладонью быстро и сильно, в такт своим ударам. Альбус стонет от стискивающихся вокруг него мышц, и он начинает шептать,-

 

            -Кончи, Северус, маленькая шлюшка... это то, что ты хотел, то, что тебе нужно... кончи, покажи, как сильно тебе это нравится.

 

            Северус, беспомощно затерявшийся в кошмаре, который он создал сам, прерывисто кричит и кончает. Горячее семя брызгает из его члена, извлеченное грубыми действиями Альбуса.

 

            Это уже слишком, вид и ощущение и звуки удовольствия Северуса ошеломляют его, и Альбус закрывает глаза, позволяя телу поддаться коротким, резким толчкам, пока не чувствует, как сворачивающееся у него в животе напряжение рушится, и он наполняет Снейпа  своей  горячей спермой.

 

            Снейп падает на кровать, и слезы, слезы, от  которых, как он думал,  навсегда избавился, текут, быстро и обильно, потому что он чувствует себя более грязным, более использованным, чем когда-либо в своей жизни.

 

            И Альбус понимает, и садится удобнее, так чтобы  Снейп  выплакал свои невероятные ощущения у него на груди. Удовольствие, знает он, может также сильно ошеломить, как и боль, особенно у таких чувствительных людей, как Северус.

 

            -Вот, вот, все будет в порядке, - шепчет он, гладя его волосы.

 

            Но все не в порядке, потому что никогда больше не будет этого совершенного, невинного утешения, чувства, что он мог бы стать другим человеком, если бы вырос и не лишился при этом благосклонности под  опекой такого человека как Дамблдор, а не при страшной жестокости его собственного отца.

 

            -Никогда больше, - шепчет он.

 

             Альбус улыбается, продолжая укачивать его, прижимая к себе. - Это неправда, Северус. Я всегда буду с тобой. И я буду давать тебе это, когда бы тебе ни понадобилось, ты понимаешь?

 

            И он успокаивает всхлипывающего молодого человека, сцеловывая его слезы, которые почему-то хлынули еще сильнее.

 

Конец.