Автор: Акира Куросава

Название: Belle and the Beast (Красавица и чудовище)

Фандом: Ai no Kusabi

Пара: Ясон/Рауль, ?/Рауль

Рейтинг: NC-17

Предупреждение: non-consensual

E-mail: akira01@mail.ru

Содержание: Юпитер сделала то, что собиралась - Ясону провели психокоррекцию. Но за последствия пришлось заплатить именно Раулю.

 

BELLE AND THE BEAST

 

Кто-то сильно встряхнул Рики за плечо, вырывая из сна. Монгрел сердито засопел, пытаясь заснуть обратно. Какого черта? Даррел и так весь вечер мучил его, какого теперь ему опять понадобилось?

Пробормотав что-то невразумительное и явно ругательное, монгрел повернулся к стене и попытался заснуть обратно. Но властная рука бесцеремонно вытащила его из постели и поставила на ноги.

"Ясон!" - обречено подумал Рики, ибо только у блонди хватило бы сил так обращаться с ним.

- Ну что еще? - насуплено вопросил он, не поднимая глаз.

- Одевайся, - раздался тихий приказ, и в руки ему сунули ворох одежды... явно многовато для одежды пэта. Рики удивленно приоткрыл глаза и увидел, что это обычная одежда. И перед ним стоял совершенно незнакомый блонди. Не Ясон.

- Какого...

- Заткнись и одевайся.

Рики молча повиновался, быстро нацепив на себя все тряпье. Хмм... нет, явно дорогую одежду.

Блонди тихо вывел его по темным коридорам и вывел на улицу мимо охраны. Даже в лифте ни одного слова не сказал. Никто их не остановил. Подвел к машине и жестом приказал: "Садись".

Рики угрюмо молчал, считая все этой очередной сумасбродной выходкой Ясона, но неожиданно машина остановилась среди темной улицы.

- Выходи.

- Что? - Рики недоверчиво смотрел на незнакомого блонди.

Тот протянул ему какую-то сумку и тихо бросил.

- Для тебя же будет лучше, если ты не станешь задавать никаких вопросов, монгрел.

Машина уехала, оставив недоумевающего юношу посреди улицы. Рики, все еще не веря, что наконец-то свободен после двух лет плена, постоял немного, глядя вслед машине, затем медленно открыл сумку. Она оказалось полной кредиток.

 

* * *

 

Рауль задумчиво погладил спящего Ясона по мягким волосам.

 «Каким же ты проснешься, мой друг? После нейрокоррекции? Я все же сделал это... Прости, но у меня не было другого выхода. Терпение Юпитер не безгранично... но я сделал все, что мог... Я отпустил Рики на свободу. Больше от меня ничего не зависело».

Рауль осторожно взял спящего за руку, и сам не заметил, как заснул, неудобно сидя в кресле, у изголовья кровати. Проснулся он оттого, что кто-то тряс его за плечи.

- Ммм? - спросонок попытался он отвернуться.

- Что ты делаешь в моей спальне, Рауль? - Ясон стоял перед ним, чуть наклонившись, в чем Юпитер создала.

Воспоминания вчерашнего дня мгновенно нахлынули на Рауля, заставив его слегка побледнеть.

- Ээ... Как ты себя чувствуешь? - Рауль избегал взгляда Ясона, сам не зная, чего он страшится увидеть в этих красивых голубых глазах, таких знакомых прежде.

- А что такое? - Ясон поймал его лицо за подбородок, заставляя смотреть на себя.

- Эээ... Ммм... Ну, ты плохо вчера себя чувствовал, и я проводил тебя до твоей спальни.

- Ты сам? Лично? Почему же ты не доверил это мебели? - в голосе Ясона чувствовалось легкое недоумение.

- Я же твой друг, Ясон, и я беспокоюсь о тебе, - Раулю наконец удалось встретить его взгляд и не отвести глаза.

- Да? Я этого не помню, - Ясон недоуменно посмотрел на Рауля и отошел.

- Ты неожиданно упал в обморок... Все переполошились... Юпитер волнуется за тебя...

К счастью, тут тихо вошла мебель и помогла Ясону одеться, избавив Рауля от дальнейших объяснений.

- Я пойду к Юпитер, - холодный и спокойный, как всегда, Ясон в приглашающем жесте пропустил Рауля вперед. - А тебе лучше пойти к себе и привести себя в порядок. Неразумно провести всю ночь в кресле.

Рауль чуть склонил голову в прощальном жесте и быстро ушел.

 

* * *

 

- Рауль, может, ты все-таки скажешь мне, что так тщательно скрываешь от меня?

- А? - Рауль от неожиданности дернул рукой, и кий дрогнул. Шар покатился совсем в другую сторону, не задев ни одного.

Ясон критически осмотрел положение на бильярдном столе, обошел вокруг него, встав напротив Рауля.

- Я отлично изучил тебя, Рауль, и знаю все твои эмоции и повадки.

Эмоции у блонди? Рауль невольно отступил в тень, прикрывая лицо завесой вьющихся золотых волос и тьмой, которую не рассеивали лампы, висящие прямо над столом. Белый шар звонко стукнул красный, тот, в свою очередь, оттолкнулся несколько раз от стен и попал точно в лузу. Ясон вновь обогнул стол и подошел к Раулю вплотную, осторожно отодвинул с его лица пушистую прядь.

- Так скажи мне, Рауль, что ты от меня скрываешь?

Рауль отвел глаза, неубедительно пробормотав:

- Ничего. С чего ты взял?

Ясон хмыкнул и отошел. Налил им вина и подал бокал Раулю. Но удержал в своей руке, когда тот попытался взять.

- Так скажи мне, - голубые глаза гипнотически уставились в зеленые поверх кромки бокала, на котором сцепились их пальцы.

Рауль молча попробовал потянуть бокал на себя. И отпустил.

- Так ты собираешься делать следующий удар? – голос прозвучал чуть глухо.

Ясон молча смотрел на него и ждал. Зеленоглазый блонди тяжело вздохнул и отвернулся, страшась смотреть в лицо своему другу.

- Тебе сделали нейрокоррекцию.

Ясон шумно втянул воздух и выдохнул.

- Когда?

- Ммм... Помнишь, когда я тебе сказал, что ты упал в обморок?

- И что я забыл?

- Я не могу тебе этого сказать.

Но Ясон стремительно подскочил к нему и больно схватил за плечи:

- Нет, ты скажешь! Говори! - начал яростно трясти.

- Прекрати, Ясон!

- Говори! - злобно прорычал, глядя в лицо Раулю.

- Хорошо. Только отпусти меня.

Рауль отошел и взял в руки свой бокал, который Ясон положил на зеленое сукно стола. Пригубил. Передумал и сделал большой глоток, собираясь духом.

- Ты забыл одного пэта.

- Что?

- Монгрела из Цэрэса.

Ясон неожиданно дал ему сильную пощечину, отчего слегка вьющиеся волосы красивым каскадом взлетели в воздух.

- Что ты несешь?

- Это правда, Ясон, - чуть припухшими губами прошептал Рауль. - Ты нашел его на улице и был странно привязан к нему. Это было не допустимо для Первого Консула Амой.

- Что с ним стало?

Рауль совсем тихо прошептал.

- Я отпустил его.

- Почему? Разве Юпитер позволила бы такое?

- Нет, об этом никто не знает.

- Почему ты это сделал?

- Я твой друг, Ясон. И это было все, чем я мог бы помочь тебе.

- Друг? - Ясон снова встряхнул его за плечо. - И после этого ты имеешь наглость утверждать, что ты мой друг? Ты предатель!

- Ты делаешь мне больно, Ясон, - помертвевшими губами прошептал Рауль.

- А ты мне - еще больнее! Я так доверял тебе, Рауль! Как ты мог?

- Прости, у меня не было другого выхода.

Ясон надолго замолчал. Потом развернулся и быстро пошел к выходу. Неожиданно остановился и резко бросил:

- Ты покажешь его мне, - и ушел.

Рауль допил остаток расплескавшегося вина, осторожно положил бокал на бильярдный стол и оперся об него руками, словно падал. Золотистая завеса волос, ослепительно переливающаяся в свете надстольных ламп, закрыла его склоненное лицо, оставив в темноте его переживания.

 

* * *

 

Катце медленно вел свою неприметную, чуть обшарпанную машину по улицам Цереса. Он был очень удивлен, когда Ясон потребовал от него, чтобы он отвез его и его друга Рауля Эма на этой машине в трущобы. Только потом до него дошло, что Ясон хочет увидеть Рики. Что ж, он знал, где пасутся Бизоны. И хотя эта затея сильно ему не нравилась, перечить было не в его правилах. Будем надеяться, что господин Эм знает, что он делает.

- Вот он, - Рауль указал на Рики, полусидевшего верхом на незаведенном байке и весело болтавшего с дружками. В одной руке он держал зажженную сигарету, а другой небрежно приобнимал за плечи высокого худого монгрела, стянувшего в крысиный хвост длинные волосы.

- Но он же старый! - Ясон, брезгливо скривившись, несколько секунд смотрел на неопрятного темноволосого юношу, затем бросил Катце. - Поехали!

Катце с радостью выполнил приказ хозяина. Огромное облегчение промелькнуло в его глазах, но никак не отразилось на его невозмутимом лице.

 

* * *

 

- Это правда был он?

Рауль поднял удивленные глаза на Ясона.

- Это и был Темный Рики.

- Полукровка из Цереса! - презрительно бросил Ясон. - Как я мог опуститься до такого?

Блонди сидели в гостиной Ясона, попивая вино и обсуждая сегодняшнюю встречу.

- Ты уверен, что это именно он? - Ясон испытывающе посмотрел на Рауля.

- Ясон, я не обманываю тебя, - терпеливо повторил Рауль. - Зачем мне обманывать тебя? Это именно он, Дарк Рики.

- Тогда почему я ничего не почувствовал, когда увидел его?

- Ты же забыл его, Ясон.

- Ах, да... - Ясон встал и подошел к креслу Рауля, встав за его спиной. Собрал длинные волосы назад, склонился к обнажившемуся уху и проникновенно прошептал. - Так странно, что я обратил внимание на него, а не на тебя. Ты гораздо красивее.

Очаровательное ушко немедленно покраснело.

- О чем ты говоришь, Ясон? Ты сам прекрасно знаешь, что это запрещено. Юпитер...

- Тсс... - Ясон обнял Рауля за плечи и приложил палец к его губам. - Не говори ничего.

Рауль откинул голову, освобождая свой рот.

- Будь благоразумным, Ясон. Ты уже напоролся один раз.

Ясон досадливо вздохнул и отошел от него.

- Юпитер, Рауль! Ты слишком благоразумен! Надо хотя бы иногда расслабляться! Выпей! - он всунул ему в руку бокал. - Вредно постоянно думать.

Рауль непонимающе уставился на Ясона.

- О чем ты говоришь? - пригубил вино. Странный, терпкий привкус.

- Доверься мне, Рауль, с этого момента я позабочусь о тебе.

Мутная пелена застлала глаза, но Рауль до последнего видел неприятную ухмылку Ясона.

 

* * *

 

Рауль медленно выплывал из дурмана. Что-то очень непривычное случилось с ним. Но что именно - этого Рауль пока не мог понять. Голова гудела, и было холодно. Блонди попробовал осторожно коснуться головы, но тут явственно прозвенели цепи. Рауль потрясенно посмотрел на свои руки. Его кисти были плотно обхвачены наручниками, цепи которых были прикованы к стене. Ошеломленный, он медленно осмотрел себя, не веря своим глазам. Абсолютно обнажен; такие же наручники с цепями на его лодыжках; нащупал ошейник на шее. И сидит он в специфически освещенном подвале, подобном тем, в котором воспитывают непокорных пэтов.

- Тебе нравится твой новый наряд?

Свет бьет в глаза, и Раулю не видно блонди, сидящего в кресле напротив, но он и так прекрасно знает, кто это. Он не может перепутать этот голос ни с чьим другим.

- Что это значит, Ясон? - голос его прозвучал сухо, хотя горло пересохло, и говорить было тяжело.

- Ты лишил меня любимой игрушки. Ты ведь сам мне это сказал, не так ли, Рауль? Теперь тебе придется отплатить мне долг и самому стать моим эксклюзивным пэтом.

- Что ты... - но дикая боль захлестнула его, валя с ног и чуть не лишив сознания. Когда наконец все прошло, Рауль с ужасом понял, что тихо скулит, и слезы ручьями сбегают по искаженному от страдания лицу.

- Надеюсь, я убедил тебя быть послушным? Прости за такие крутые маневры, но мне не хотелось доверять дрессировку такого редкого пэта никому, даже Даррелу.

- Чего ты хочешь? - на этот раз голос Рауля был тих и слаб.

- Потрогай себя.

- Что?

- Мне еще раз активировать твой ошейник?

- Нет! - Рауль ненавидел себя за столь быструю капитуляцию, но мысль о повторении той дикой боли была невыносима.

- Давай, Рауль, шевелись.

Голова кружилась то ли от боли, то ли от унижения. Пытаясь сдержать жалкие всхлипы, Рауль просунул руку между бедер и коснулся себя.

- Не так. Мне ничего не видно. Повернись ко мне и прислонись к стене. Сядь и раздвинь ноги пошире. Ты что, никогда не видел, как это делают пэты? - голос Ясона был холоден и безэмоционален.

Рауль молча повиновался, отчаянно кусая губы и презирая себя за то, что выполняет эти унизительные приказы.

- А теперь ласкай себя.

Он обхватил себя одной рукой, сначала неловко и неумело, но все более приспосабливаясь. Его член медленно напрягался под его ладонью. В это невозможно было поверить, но тело реагировало само. Лицо просто пылало, ощущение такое, словно зажгли зажигалку и поднесли к его щекам. Цепь тихо звенела в такт движениям его руки.

- Погладь себя другой рукой.

Рауль медленно погладил себя по груди, то опускаясь совсем ниже, кругами лаская свой живот, то затрагивая кончиками длинных изящных пальцев напряженные соски.

Ясон внимательно следил за каждым движением Рауля. Растрепанный, покрасневший, с чуть приоткрывшимися губами и заметно задыхающийся, он был невероятно сексуален. Невозможно было не возбудиться, глядя, как он ласкает себя, и это ему, несомненно, нравится.

"Ты пэт, Рауль, ты настоящий маленький пэт", - хрипло прошептал он, мечтая только об одном: пересесть к нему, самому трогать это прекрасное тело, целовать и вдыхать аромат возбуждения, испускаемый Раулем. Тот уже задыхался, со всхлипами выдыхая воздух, и вряд ли сам замечая, что ритмично двигает тазом навстречу своей руке.

- Стой! Приподними зад, чтобы я мог видеть твою дырочку.

Рауль со стоном выпустил из рук свой член, оперся на них и выполнил его команду. Вздувшийся от возбуждения его орган с влажной блестящей головкой гордо поднялся вверх, чуть дрожа. Бесконечно длинные ноги, напряженные изящные щиколотки еще красивее из-за носочек, приподнятых над полом. Ясон чуть не умер от этого зрелища.

- Да, так, Рауль, ты хороший мальчик. А теперь просунь пальчик в дырочку.

Рауль судорожно всхлипнул и отвернулся.

- Нет, нет, не отворачивайся. Посмотри на меня, Рауль.

- Пожалуйста, Ясон, пожалуйста, не надо.

- Делай то, что я тебе сказал, - в голосе Ясона сразу же прозвенел металл.

- Нет! - Рауль забился в стену, сворачиваясь в клубочек и готовясь к боли. - Нет! Ни за что!

Ясон был раздражен этим неожиданным сопротивлением. Все шло так хорошо. Он уже готов был кончить. Зачем это досадная, бессмысленная задержка?

- Рауль, мне наказать тебя?

Ясон встал и подошел к скорчившемуся Раулю. Тот прижал колени к груди, обнимая себя руками за плечи. Его пальцы с такой силой впились в нежную кожу, что ногти побелели. Несмотря на довольно прохладный воздух, на атласной коже блестели капельки пота, переливаясь с роскошными золотыми волосами, завившимися сильнее от влаги. Ясон протянул руку и осторожно коснулся плеча Рауля, но тот все равно вздрогнул.

- Что теперь? - голос его прозвучал с такой мукой, что Ясону стало немного не по себе. Кончиками пальцев он погладил упругую шелковистую кожу. Присел рядом с ним.

- Раздвинь ноги, Рауль, я хочу сесть.

Рауль тихо всхлипнул, пробормотав что-то умоляющее, но Ясон не обратил на это внимания, силой отнимая его руки от плеч и устраиваясь между его ног поудобнее. Обхватил ладонями его все еще напряженный член и начал медленно ласкать. Прикованный блонди вцепился в него, судорожно всхлипывая. Быстрые пальцы запорхали по его телу, едва ощутимо касаясь. Наконец губы Ясона дотронулись до него, вначале в почти невинном поцелуе в щеку, медленно перемещаясь к его губам. И снова руки начали ласкать член Рауля, ощупывать и чуть пожимать, пока он не застонал в рот Ясону, и не начал двигаться навстречу его пальцам. Ясон чуть отодвинулся от Рауля, внимательно наблюдая, как страсть искажает красивое лицо, и с радостью отмечал, как пульсирует в его ладонях горячий гладкий член, все быстрее и быстрее, пока не выплеснул обжигающее семя.

Ясон восхищенно рассматривал свои влажные руки, ярко блестящие в свете ламп. Поднес к губам Рауля и тихо попросил:

- Оближи.

Рауль с трудом приоткрыл замутненные глаза, встречаясь с умиротворенно-ласковым взглядом Ясона, и принялся облизывать его пальцы. Ясон снова начал задыхаться, наблюдая за этим - ничего более прекрасного и возбуждающего он не видел в своей жизни. Приглушенно застонав, он приник к плечу Рауля, умоляюще прошептав:

- Раздень меня!

Тихо зазвенели цепи, холодный воздух коснулся горячей плоти. Ясон долго целовал длинные ноги Рауля, наслаждаясь гладкой кожей и звоном цепей, пока не положил их себе на плечи и не овладел Раулем.

Рауль застонал, откидываясь на холодную стену, закусил губы, чтобы не закричать. Боль была ужасной, но терпимой по сравнению с ошейником. И терпел, вцепившись пальцами в плечи Ясона, невольно царапая его спину и делая его наслаждение еще острее, пока Ясон с криками не кончил внутри него.

- Это было прекрасно! Восхитительно! Чудесно! - Задыхающийся Ясон целовал его потные плечи и грудь, Рауль грустно соглашался.

- Да-да...

 

* * *

 

- Что-то случилось? - Рауль отложил книгу и встал навстречу Ясону.

- Ничего, что могло бы побеспокоить тебя, мой пэт.

Рауль покраснел и сердито дернул его:

- Не смей так разговаривать со мной! Я твой советник!

Ясон был раздосадован неудачами Катце. Такое ощущение, словно монгрелы из трущоб сговорились с гражданами Танагуры и даже с полицией. Внутренние разборки все чаще вспыхивали на улицах, что-то непонятное творилось на черном рынке, словно вмешивалась чужая злая воля. Но этого не может быть, ведь он - единственный хозяин Амой, не считая самой Юпитер!

- Да? И как же с тобой разговаривать? К тому же это действительно не твоего ума дело.

Уязвленный Рауль встал и направился к двери.

- Ты это куда собрался?

Рауль ничего не ответил, и взбешенный Ясон подскочил к нему сзади, хватая за волосы:

- Куда ты пошел без моего разрешения?

- Отпусти меня! - зло прошипел тот. - Ты не имеешь права так обращаться со мной!

- Не имею?

Тут же дикая боль накрыла Рауля, валя его с ног - Ясон активировал ошейник. Через несколько минут плачущий Рауль очнулся на коленях, Ясон все еще держал его за волосы.

- Не имею, да?

Рауль закусил губы, чтобы они не дрожали.

- Раздевайся!

- Нет! - и снова волна дикой боли захлестнула его, Рауль потерял сознание. Когда он очнулся, Ясон уже насиловал его, прямо там же, на полу у порога, не удосужившись даже раздеться. Штаны Рауля болтались на одной ноге, другая была обнажена, и обе, задранные вверх, лежали на плечах Ясона.

Рауль попробовал осторожно спустить свои ноги, но Ясон что-то яростно прорычал и ударил его по лицу. Видимо, ему это понравилось, и он начал бить без остановки, что-то несвязно рыча, пока не кончил с диким криком и не рухнул на покорного блонди. Рауль осторожно высвободил свои ноги, отвернулся от Ясона, свернулся в клубочек и тихо заплакал. Было не только больно, но невыносимо унизительно. Чем он заслужил такое обращение? За что? И не один раз уже Ясон срывал на нем свое плохое настроение.

Ясон обнял его сзади.

- Прости меня, Рауль, прости, - гладил его по плечу и целовал в затылок. Он поднял Рауля на руки и понес все-таки к постели, оставляя на полу лужу крови и клочья вырванных длинных золотых волос. И любил Рауля медленно и нежно, но тот не прекращал тихо и обиженно скулить, пока не заснул, вконец утомленный.

 

* * *

 

- Ты думаешь, мистер Хэзалл пойдет на это?

- А куда ему деваться? - Ясон нажал на кнопку, и лифт начал плавное движение вниз.

Рауль смотрел на стремительно приближающийся город за стеклянными стенами, когда сильные руки обняли его за плечи, властно поворачивая.

- Не нужно волноваться о таких пустяках, мой друг. Мы дадим Хэзаллу достаточную взятку, можем подарить какого-нибудь особенно дорогого и редкого пэта. Ну, посмотри на меня, улыбнись.

Твердые губы накрыли его рот, властно целуя. Рауль встрепенулся, пытаясь вырваться.

- Ясь! Ясон! Что ты делаешь! Сюда же могут войти!

- Никто не остановит лифт до первого этажа, так что если ты поторопишься, то как раз успеешь! - Ясон прижал Рауля к стеклянной стене, быстро расстегивая ему ширинку. - К тому же сегодня мы весь день будем заняты, до поздней ночи... Давай, Рауль, не будь таким робким! Тебе же это нравится!

Отчаянно краснея, пытаясь побороть ужас и панику в душе, но не в силах оторвать взгляд от тонких пальцев, быстро и уверенно расстегивающих молнию на его штанах, Рауль мог лишь хлопать глазами и судорожно хватать воздух. Независимый от его сознания, уже возбужденный член выпрыгнул прямо в лицо Ясону и проскользнул между его приоткрытыми губами.

- Аах! - он изо всех сил вцепился в плечи Ясона, сквозь ткань перчаток раня пальцы об его наплечники. Голова сильно кружилась, страх быть застигнутым подхлестывал возбуждение, и Рауль мог лишь беспомощно смотреть на быстро меняющиеся цифры, неумолимо приближающие его развязку, и сладко для ушей Ясона иступлено стонать.

- Ясь! Ясон!!!

Ясон ловко проглотил все, что подарил ему Рауль, резво вскочил на ноги и быстро застегнул ему штаны. Тут же тихо звякнул лифт, и двери бесшумно раскрылись.

Моля Юпитер, чтобы никто не заметил лихорадочный румянец на его щеках, Рауль проскользнул на улицу и быстро сел в машину. Ясон также позволил себе рассмеяться только после того, как захлопнул дверцу.

- Пожалуй, это было восхитительно! - обнял Рауля за плечи, поворачивая к себе. - Ну что ты надулся? Разве тебе не было хорошо?

- Было, - нехотя признался Рауль, пытаясь спрятать глаза за волнистой прядью, падающей ему на лицо.

- Тогда сделай хорошо мне, малыш.

- Что? - Рауль растеряно взглянул на него, откидывая прядь-ширму.

Ясон рассмеялся тихим грудным смехом, притягивая его к себе и снова расстегивая его штаны.

- Что тут непонятного? Давай, садись ко мне на колени.

Раулю пришлось налечь грудью на переднее сиденье. Лицо его оказалось рядом с лицом Катце, и мебель прекрасно понимала, чем занимаются два блонди на заднем сидении машины, которую он вел. Рауль беспомощно краснел, пытался подавить свои стоны, двигаться не слишком резко, косясь умоляющим взглядом на профиль невозмутимого Катце. Но ничего не получалось, Ясон был слишком страстным и подвижным. Проплывающие за тонированными стеклами улицы Танагуры, видимо, лишь добавляли остроты и пикантности его очередному безумному эксперименту.

Рауль чуть сознание не потерял к тому моменту, когда они наконец доехали до здания, в котором была назначена встреча с послом Федерального Правительства. Это была самая долгая и сумасшедшая его поездка на машине. Впереди был утомительный и нудный день работы, переговоров и лести.

 

* * *

 

Ясон чуть подтолкнул Рауля, принуждая его сесть на широкий диван у стены, рядом с главой делегации Федерального Правительства, сам же занял отдельное кресло, как и Советник мистера Хэзалла - крепкий молчаливый человек, больше похожий на телохранителя. По левую руку от Хэзалла сидел подаренный пэт, совсем еще юный мальчик.

Торговая конференция в этом году прошла успешно и выгодно для обеих сторон, отчего главы были в приподнятом расположении духа, и расслаблялись теперь в ночном элитном баре Танагуры, в ВИП-зале.

Ясон приподнял высокий бокал.

- Мы всегда готовы отблагодарить Федеральное Правительство за понимание и поддержку, господин Хэзалл.

Изящные губы едва коснулись краешка тонкого хрусталя, блонди чуть пригубил изысканное красное вино. Хэзалл привычно рассыпал свой фальшиво-мягкий смешок. Рауль слушал их вполуха, рассеянно вертя в изящных пальцах бокал с вином.

- Мы достигли столь высоких результатов только благодаря Вам, господин Ясон! Все прошло превосходно, впрочем, как и всегда, когда конференцию организовываете Вы, господин Ясон. Ваш ум и дальновидная политика привели к столь высокому уровню развития всей вашей планеты! А процветание Танагуры приобретает все большую устойчивость.

- Слишком много похвалы от самого мистера Хэзалла - опоры всей Федерации! Для чего? Мне даже страшно становится, - губы Ясона чуть изогнулись, изображая приветливую улыбку, но все равно она не могла скрыть высокомерно-презрительного тона.

Хэзалл снова мягко рассмеялся, причудливо изгибая змеино-тонкие губы в смехе.

- И все же, какой у партии великолепный спонсор! Еда, прекрасное вино, самые изысканные методы оказать уважение, - человек приподнял за подбородок пэта, ласкающе провел большим пальцем по услужливо улыбающимся пухлым губкам мальчика.

Ясон снова сделал маленький глоток вина.

- Для важных персон все самое лучшее - таково желание Юпитер. Если Вам что-нибудь понадобится, только скажите: Вам будет предоставлено все для наслаждения.

- Так ли уж все самое лучшее? - Хэзалл мягко рассмеялся, пожирая глазами Рауля. - А позволит ли мне Юпитер ублажить Советника самого Первого консула Амой?

Рауль вздрогнул и покраснел, расширившимися от недоверия глазами глядя на Хэзалла. Он не ослышался?

И уж совсем большим шоком послужил ему смех и ответ Ясона.

- Как я могу позволить дорогому гостю ублажать господина Эма. Может, Вам предложить наоборот?

Не веря своим ушам, медленно бледнея, Рауль повернулся к Ясону.

- А как к этому относится сам господин Эм? Вы не против? - Хэзалл пересел к нему ближе, отпуская маленького пэта, осторожно беря блонди за руку и заискивающе заглядывая ему в глаза. Рауль в ужасе выдернул свою ладонь из холодных пальцев человека.

- Давай, Рауль, хватит ломаться, - даже глаза Ясона смеялись, видимо, он находил ситуацию весьма забавной.

Возмущенный Рауль хотел вскочить, но Ясон тут же переменился, жестким и холодным тоном одернув его.

- Не испорти мне сделку, Рауль Эм.

Рауль отказывался верить в происходящее. Активирует ли Ясон его ошейник прилюдно? Что-то подсказывало Раулю, что да. А может, это всего лишь кошмар? Но Хэзалл уже подбирался ближе, нетерпеливыми руками подбираясь под воротник и лаская нежную шею. Неожиданно резко стало не хватать воздуха. Рауль успел сделать лишь первый судорожный вдох, как Хэзалл накрыл его рот поцелуем, и требовательный язык проскользнул меж его губ. Через несколько долгих минут человек наконец оторвался от него, безумными от вожделения глазами глядя на хлопающего глазами и хватающего широко раскрытым ртом воздух, блонди - такого милого и еще более желанного сейчас. Ловко расстегнул его плащ, быстро стянул свитер, обнажая торс. Понимающе хмыкнул, проведя пальцем по ошейнику, и начал покрывать быстрыми поцелуями грудь и плечи Рауля, жадно лаская ладонями совершенное тело.

Сгорающий от стыда и унижения, Рауль мог лишь жалобно стонать, не в силах смотреть ни на кого из присутствующих. Позорно прикрыл глаза, сдаваясь. Хэзалл, повернув его к себе и положив одну ногу блонди на диван, уже целовал его живот, неумолимо приближаясь к главному. Руки его уже обнимали Рауля за талию, поглаживая по спине и опускаясь ниже, следуя губам. Хэзалл больно ухватил его за крепкие ягодицы, и Рауль невольно вскрикнул. Ужас и отчаяние наполнили его сознание, вытеснив все остальные чувства.

Кажется, жалобный всхлип Рауля заставил человека опомниться. Он прижался лицом к животу блонди, восстанавливая дыхание. С сожалением оторвался, тихо прошептал:

- Не сейчас, мой прекрасный.

Непослушными и дрожащими пальцами Рауль застегнул одежду, не отрывая взгляда от пола. Свидетели его падения с безучастным видом сидели каждый на своих местах и за все это время не вымолвили ни одного слова.

- Позволь я уеду первым, - хотя бы голос не дрожал. Но все равно он прозвучал тихо и робко, что совсем не нравилось самому Раулю.

Но... сейчас не до этого... Выбраться скорее на свежий воздух... подальше отсюда... Подальше от Хэзалла... и от этого Ясона, такого холодного и безучастного к нему.

Ясон безразлично кивнул:

- Катце отвезет тебя, - и Рауль поспешно вышел, чувствуя на своей спине масляный взгляд Хэзалла.

 

* * *

 

- Господин Эм...

Рука Рауля замерла на дверце машины, блонди горько отметил про себя: «Теперь даже мебель имеет наглость запросто обращаться ко мне».

- Простите меня за дерзость, господин Эм... - Катце собирался с духом, не зная, с какой стороны преподнести блонди плохую новость. Рауль никогда не был к нему добр, можно сказать, что он относился к нему никак. Едва ли замечал... К тому же он был причиной тех чудовищных изменений, что произошли с его хозяином за последний год, но... Что-то толкало его предостеречь Рауля... помочь ему... может, знание того, что Рауль любит его хозяина, и так же беспомощен перед ним, как и он сам? Что на данный момент этот могущественный блонди уязвимее последнего монгрела из Цереса?

Рауль молчал и не торопил его, терпеливо ожидая, зачем же Катце окликнул его.

- Ммм... господин Эм... Вы знаете, какого рода деятельностью я занимаюсь... и знаете о моих способностях, - Катце взглянул в сторону Рауля, желая утвердится, что тот понял, о чем он.

Длинные, пушистые ресницы медленно опустились, закрывая миндалевидные зеленые глаза. Какой же все-таки красивый... нужно не тянуть резину, а быстро выложить суть проблемы.

-Я узнал, что Вы - следующий кандидат на нейрокоррекцию.

Рауль молча вышел из машины, мягко захлопнул дверцу. Катце даже не успел понять, услышал ли Рауль его слова.

 

* * *

 

Рауль прижался лбом к холодному стеклу, не утрудив себя даже тем, чтобы накинуть что-то на голое тело. Зачем? Кому нужны эти глупые формальности, если он уже пал, и ниже просто некуда. Очень возможно, что Катце прав. Уже год прошел с тех пор, как он стал любовником Ясона, и Юпитер вызывала его к себе всего три раза. И все три - на протяжении первого месяца после нейрокоррекции Ясона. Уточняла, как именно он провел коррекцию... Возможно, чувствовала что-то неладное, и винила в этом его, Рауля.

Да и Ясон больше не советовался с ним ни о каких делах. Его положение подозрительно сильно напоминало положение пэта. Любимого, редкого, единственного, неповторимого, и все же пэта.

- О чем печалишься, мой прекрасный? - мягкие руки осторожно обняли за талию.

Рауль постарался не передернуться от отвращения. Не хватало еще сейчас испортить всю игру Ясону, да еще после того, как он уже переспал с Хэзаллом... Предварительно закатив ему чудовищную истерику. Рауль запоздало смущенно покраснел... Но человек был с ним необычайно ласков и терпелив, добившись, в конце концов, расслабления от него... И все равно было очень больно… от такого предательства… Он же ждал Ясона, а пришел Хэзалл… Естественно, ни о какой ошибке или недоразумении тут и речи быть не могло… Человек в спальне блонди… Тем более, после случая в ресторане…

Как ни странно, это оказалось не так уж и плохо. Даже напротив. Рауль не думал, что он может кончить, чувствуя внутри себя другого мужчину. С Ясоном у него никогда не получалось. И он думал, что все дело в различии внутренних строений организма блонди и пэтов. Но господин Хэзалл оказался очень искусным и опытным любовником... Но все равно это не мешало Раулю испытывать к нему смесь отвращения и презрения.

- Ни о чем.

- Ты думаешь, что пал уже настолько низко, что тебе уже не осталось места среди блонди. Ты, скорее всего, пройдешь сеанс нейрокоррекции, и тебе нужно благодарить вашу кибернетическую хозяйку, если твое наказание ограничится лишь этим, не так ли?

Невольный холодок страха прошел по спине Рауля. Откуда он знает? Что ж, он не видел причин опровергать утверждения человека.

- Вы очень проницательны, мистер Хэзалл

Раздался мягкий смешок.

- Я не занимал бы свой пост, если бы не был таким. Ты не думал об этом, Рауль?

- Возможно, Вы и правы, мистер Хэзалл.

- Сексдолл. Так, кажется, называются пэты, которым стерли память, и они не помнят и не желают ничего, кроме секса со своим хозяином, да? - мягкие руки бережно погладили его по бедрам. И словно невзначай, как бы не связано с первой частью, Хэзалл небрежно бросил, - Ясон обещал мне подарить тебя.

В комнате воцарилось молчание. Хэзалл не торопился разрушить ее, предпочитая ласкать загнанного в угол блонди и сполна наслаждаясь властью над этим совершенным созданием. Рауль же был слишком потрясен, чтобы вымолвить хотя бы одно слово. Влажные губы прочертили дорожку по его спине.

- Ты замерз, мой прекрасный, пошли в постель. Я согрею тебя, - Хэзалл мягко, но достаточно настойчиво увлек его к кровати. Осторожно уложил и лег рядом, неторопливо лаская белеющее в полумраке идеальное тело. Рауля до дрожи в мышцах пробирали эти его прикосновения, Хэзалл словно обволакивал его всего этой своей приторно-слащавой лаской.

- Ты дрожишь? - узкие, твердые губы накрыли его рот, трепетно целуя, - Это от страсти, или от страха?

Рауль вспыхнул. Хэзалл рассыпал свой смешок.

- Шучу, мой маленький. Ты слишком напряжен. Расслабься... вот так...

Легкие пальцы запорхали по всему болезненно-чувствительному телу, пробираясь все ниже и ниже. Вслед за ними опустились и губы, влажными следами отмечая изумительную кожу.

- Твоя кожа, как лепестки первых весенних подснежников, такого же цвета, такая же нежная...

- Как что?

Хэзалл приподнялся над ним.

- Подснежники, они растут прямо из под снега, - увидев непонимающий взгляд Рауля, он пояснил, - это такие цветы... Боги! Рауль! Ты никогда не видел цветов!.. А твои волосы - как ясное лучистое солнце... искрятся, как огонь в костре... твои глаза цвета нежных березовых листочков... Ты даже не видел деревья, мой прекрасный. Они - самое загадочное, что растет на Земле.

Рауль слушал его, как зачарованный, приподнявшись на локтях и позабыв обо всем на свете, Хэзалл смущенно рассмеялся.

- Боги, Рауль, ты будишь во мне поэта. Я словно вторую молодость приобретаю!

Человек прильнул к груди блонди, нежно целуя.

- Поезжай со мной, и я покажу тебе солнце и цветы. Белые пушистые облака и ясное голубое небо. Не такое тяжело-свинцовое, как на Амой, а настоящее небо, которое зовет в полет! Каким разным бывает лес во все времена года. Как пушистый белый снег сияет на зимнем солнце.

Рауль откинулся на подушки, с какой-то тайной радостью, такой маленькой и милой, подставляя тело под ласки и слушая непривычные, непонятные, но такие восхитительные слова. С рождения лишенный ласки блонди не понимал, что с ним происходит. Почему ему так хорошо рядом с этим человеком, которого до сегодняшнего вечера он презирал и редко когда вообще вспоминал о его существовании, не делая особых различий между ним и мебелью.

А человек был очень искусен в любви, в первый же раз достаточно изучив тело Рауля, и теперь лаская самые чувствительные уголочки плоти и души блонди. Осторожные пальцы уже исследовали тело Рауля изнутри, терпеливо подготавливая. Хотя он был уже достаточно растянут Ясоном и бог знает чем еще, пока сумасшедший блонди играл с ним, чтобы безболезненно принимать его в себя, Хэзалл не хотел ни малейшего риска. Пусть его мальчику будет хорошо. Незабываемо, неповторимо хорошо, как ни с кем другим.

Хэзалл наклонился над Раулем, медленно, помогая себе руками, входя в него. Это головокружительно-упоительное чувство, когда наконец-то овладеваешь тем, кем грезил на протяжении многих лет... Человек застонал от восторга и любви, переполнявших его. Нетерпеливый блонди уже обхватил его ногами, требовательно торопя. Какие ножки! Хэзалл снова беспомощно застонал, и все мысли покинули его обычно холодную и расчетливую голову. Прекрасный блонди просто сводил его с ума.

 

* * *

 

Так странно, что он не чувствовал этого восхитительного ощущения с Ясоном. Почему? Сознание медленно выплывало на поверхность, ласковые поцелуи Хэзалла теперь лишь успокаивали тело, расслабляя судорожно напрягшиеся во время оргазма мышцы.

- Ясону ведь стерли память, да?

Рауль вздрогнул. Как некстати... Холодная маска равнодушия вернулась на его лицо, стерев блаженное выражение.

- Откуда Вы знаете, мистер Хэзалл?

Человек вновь мягко рассмеялся.

- Я был бы плохим дипломатом, если бы не понял этого, Рауль.

Рауль молча взглянул на него: проницательность этого человека пугала его. Хэзалла неумолимо потянуло на откровенность. Хотя и тонко рассчитанную, но все равно он испытывал огромное облегчение, изливаясь любимому.

- В этом нет большого секрета, мой милый. Не думаешь же ты, что я прилетаю сюда, не имея ни малейшего понятия о тех предложениях, которые хочет сделать Первый консул Федеральному Правительству? Знаешь такую поговорку: «Мафию нельзя уничтожить, зато ее можно возглавить», - Хэзалл привычно мягко рассмеялся. Но кого мог обмануть этот смех? - Не знаешь. Ты вообще ничего не знаешь, Рауль, что происходит в этом мире. А я вот знаю. И знаю все, что происходит на вашей планете тоже. Вы, блонди, носа не кажете со своей провинциальной планетки, и не видите, что происходит во всей Галактике, за пределами Амой. Не видите настоящей жизни. Копошитесь в своем крошечном уголочке. Иногда даже не видите, что происходит у вас под носом. Знаешь ли ты, кому принадлежит группировка Темного Рики, бывшего эксклюзивного пэта Ясона? - Хэзалл снова рассмеялся. - Он довольно сильно ненавидит всех блонди.

Группировка Дарк Рики все больше набирала силу, тесня Катце на черном рынке и грозя благополучию самой Танагуры. Он был большой головной болью Ясона. И теперь Рауль лежал в одной постели с человеком, который заправлял этой марионеткой.

Рауль встал и натянул халат, потуже завязывая поясок. Ему было очень неуютно. Слишком много всего свалилось на него всего за один вечер: предательство Ясона, угроза нейрокоррекции, неожиданные откровения Хэзалла - человека, весь вечер певшего дифирамбы дальновидности и уму Ясона, а также процветанию Танагуры, а на самом деле... Какое вероломство!

Блонди был растерян... Весьма растерян... Но рука, улегшаяся ему на плечо, удержала его в странно мягком, и одновременно властном движении, заставила сесть обратно.

- Подожди, Рауль.

Хэзалл сел рядом с ним. Приглушенный свет бра смягчал его хищное лицо с тонкими губами и причудливо горбатым тонким носом. Обычно холодные глаза смотрели сейчас на Рауля необычайно ласково. Мужчина плавно скользнул на пол, уселся у ног Рауля и трепетно раздвинул полы халата, с нескрываемым удовольствием поглаживая длинные голени. Положил голову ему на колени, с вожделением глядя на него снизу, и заговорил, прерывая свои слова тихими поцелуями, покрывающими обнажившиеся бедра и колени блонди.

- Я давно уже не занимаю тот пост, под которым прилетаю на вашу планету во главе делегации Федерального Правительства. Зато я обладаю достаточной властью, чтобы от имени Федерации делать все, что мне хочется, ибо стою теперь в ее главе. И знаешь, почему я никому не передаю этой обязанности - посещение вашей отсталой планеты? Знаешь, почему Федеральное Правительство давно уже не наложило вето на Амой за дискриминацию прав человека? Потому что я не хочу, чтобы ты хотя бы случайно пострадал в этой войне. Я хочу видеть тебя хотя бы раз в году, когда буду прилетать сюда от имени Федерации. Все блонди красивы - люди думают, что вы неразличимы между собой, до того вы совершенны. Но ты и среди них особенный. Ты прекраснее всех, кого я видел в своей жизни... Ты похож на хрупкую изящную фарфоровую куклу с живыми волосами... Я знаю, что я не самый красивый на свете человек. Староват к тому же для тебя. И я не буду удерживать тебя, если ты однажды надумаешь уйти от меня. Или найдешь себе кого-нибудь другого. Но я смогу вывести тебя с Амой. Смогу положить к твоим ногам достаточную власть, чтобы ты сумел уничтожить эту планету. Видел ли ты настоящую свободу, Рауль? Дышал ли ты настоящим воздухом, мой прекрасный? Я могу дать тебе все это. Если только ты согласишься.

Рауль молчал на протяжении всего диалога, ни единым словом или жестом не прерывая его. На его холодном и бесстрастном лице не проскользнуло ни одной эмоции. И все же, когда он взглянул вниз, на распростертого у его ног человека, взгляд его смягчился.

- Ты знаешь, я понял, что красота - не самая важная вещь на этом свете.

Улыбка облегчения расцвела на лице Хэзалла, делая его лицо даже немного привлекательным.

- Хотя тебе и предстоит многому научится, я уверен, что это не займет у тебя много времени, Рауль. Я вытащу тебя отсюда, - мужчина приподнялся, целуя его в губы... - И если ты действительно хочешь уйти со мной, надо уходить сейчас, пока твои обязанности не разлучили нас.

Обязанности. Это слово больно отозвалось в сознании Рауля. Он же должен... А что он должен? На протяжении последнего года он не занимался ни одним делом, кроме одного - валялся в постели Ясона.

Тонкие брови горько свелись к переносице, и быстро одевавшийся Хэзалл заметил это:

- Что случилось, мой прекрасный? Ты передумал?

- Нет, - с трудом выдавил Рауль.

Хэзалл нескрываемо облегченно вздохнул, вытащил свой мобильный телефон и бросил только одно слово:

- Вылетаем.

Как это ни странно, но наглухо запираемые на ночь двери Танагуры свободно пропустили их, ни один андроид не задал им ни одного вопроса. Рауль снова почувствовал, как холодок страха пробегает по его спине: кто же этот человек, который обладает такой властью на Амой, полностью принадлежащей Юпитер? Ведь ему самому, чтобы вывести Рики, понадобилось приложить очень много усилий.

Машина, таможня, готовый к отлету шаттл - ни одной задержки. Хэзалл похищал свое сокровище, и никто не смел мешать ему.

 

* * *

 

Всего через час, как согласился, Рауль уже летел через космические просторы прочь от Амой, и был настолько далеко от своей привычной среды, что в это с трудом верилось... Впервые в жизни ему нужна была моральная поддержка, что он все делает правильно... что не совершает ошибки... и что ему не страшно... И ему надо спать с этим человеком... это была цена, которую приходилось платить Раулю за свое спасение... Своим телом... Может, оно и не стоило того... А может, и стоит... Хорошо, что его уже наконец избавили от этого ненавистного ошейника... Может, он действительно сможет полюбить Хэзалла, предлагающего ему то, что пока плохо помещалось в его голове... Кажется, это все же лучше нейрокоррекции и бессмысленного прозябания на этой заброшенной и отсталой планете... Время покажет... А может, он все же был не прав... Стены уютной каюты, предоставленной ему, начали давить, и Рауль решился на поиски Хэзалла.

Встречные члены экипажа почтительно расступались перед ним, без страха, наоборот, с каким-то восхищением глядя на него. В их взглядах не было ничего зазорного или пошлого, только искреннее восхищение такой красотой. Люди впервые в жизни видели блонди. На Амой им запрещалось покидать корабль.

Наконец Рауль нашел Хэзалла.

- Тебе не спится, мой прекрасный?

Хмм... о каком сне может быть речь? Рауль устал, и ему было страшно. Но по точеному спокойному лицу было трудно догадаться об этом.

Хэзалл сам налил ему вина.

- Твое любимое, Рауль.

Как он произносил его имя! Никогда раньше он не слышал, чтобы его произносили так... с таким удовольствием? Лаской? Восхищением? Хмм... разберемся с этим потом.

В полной тишине Рауль медленно допил вино, вкуса которого даже не почувствовал. Хэзалл стоял спиной к нему, глядя в иллюминатор. Такой Хэзалл, холодный и чужой, был более знаком и привычен ему, но с таким одинокому блонди было очень неуютно. Хотелось разбить эту непонятную тишину. Он положил бокал на стол и подошел к человеку сзади, не зная, как начать. Осторожно взял его за руку и неуверенно погладил.

- Тебе не обязательно делать этого, Рауль, если не хочешь, - голос человека был тих, но руки он не отнял. - Я не требую от тебя такой цены.

Рауль растерянно выпустил его руку. Но Хэзалл быстро перехватил его и торопливо заговорил горячим шепотом:

- Но если тебе самому это нравится, я буду счастлив, Рауль!

Блонди неуверенно смотрел на него, и эти зеленые глаза были такими... такими... У Хэзалла просто не хватило слов, чтобы описать их, и он прильнул к ним в страстном поцелуе. Целуя все совершенное лицо, каждую черточку, увлек его к постели.

 

* * *

 

Вымотанный его жадными ласками и событиями, свалившимися на него за последние двенадцать часов, Рауль просто отключился. Даже организм блонди требовал снятия стресса. Хэзалл сидел рядом с постелью, на полу, с благоговением рассматривая спящего, шепча только одну, почти безумную мантру:

- Мой, мой, наконец-то мой! Наконец-то ты мой, Рауль Эм! Ты принадлежишь мне! И я никогда не отпущу тебя! Мой мальчик любит власть, как всякий блонди, и нуждается в любви, как всякий человек, с детства лишенный ласки. Я дам тебе все это, и ты никуда от меня не денешься! Никуда! И я тебя никуда не отпущу! Ты мой! Толькой мой!

Много усилий пришлось ему для этого приложить. Устроить драку Элитных телохранителей на улицах самой Танагуры, чтобы полиция на это закрыла глаза; подсунуть Ясону Рики, чтобы маленькая шлюшка соблазнила блонди. Что ж, надо отдать ему должное - он сумел растопить этот лед. Не зря он так тщательно выбирал его среди множества кандидатов.

А мебель, которая отвлекла Рауля в самый ответственный момент, пока ученые корректировали мозги Ясону, чтобы из него получился этот безумный садист? Юпитер удовлетворял такой Ясон, видимо, полагая, что пэт-блонди все же лучше пэта-монгрела. А Рауль до сих пор уверенно считает, что провел нейрокоррекцию сам и один! Надо отучить мальчика от такого небрежного отношения к людям. План был безумным, но все же удался! И теперь его сокровище лежит в его постели, такой покорный и беспомощный, что просто сердце болит и заходит от умиления.

Хэзалл все же встал с холодного пола и лег рядом с блонди, уверенно обнял и ликующе прижал к себе.

Теперь можно принимать те жесткие меры, которые давно требует от него Правительство в отношении Амой. Все-таки там ужасные условия жизни. Единственное достижение Амой - наука и генная инженерия. Но глупая Юпитер не желает научного сотрудничества, ей нужно только торговое. Что ж, пришло время объяснить ей, кто истинный хозяин этой планеты.

А в случае непредвиденных военных обстоятельств Элитные телохранители сумеют защитить ученных. Хэзалл не раз проверял их: в их оперативности и слаженности можно было не сомневаться. Даже если погибнет один-другой ученый, основную массу вытащат согласно каталогу. Ммм... И ты обязательно должен научиться улыбаться, Рауль.

 

Конец